Пасхальная неделя этого года на редкость богата событиями, до предела пресыщающими новостную повестку, в лавинообразно разрастающемся потоке которой сложно бывает заметить событие, претендовавшее бы в более спокойной обстановке на роль, значимостью своей сопоставимую с «благой вестью» для (возможно) зарождающегося нового будущего нашей страны. Так, вечером 25 апреля телеграм-канал «brief» лаконично сообщил, что президент подписал указ об информационной системе противодействия коррупции «Посейдон». Координатором системы будет администрация президента, а оператором — ФСО. Методическую и консультационную поддержку по вопросам использования системы будет оказывать Минтруд, сообщает телеграм-канал.

Коррупированный чиновник
Коррупированный чиновник
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Более развёрнутый и исчерпывающе полный материал по данной теме появился на следующий день на сайте «Комсомолки», в интервью которой председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов сообщил главное из возможного к публичному доступу по обсуждаемой теме:

«Если коротко, то российская власть получила суперсистему, способную вычислять взяточников. У «Посейдона» будет практически неограниченный доступ к самой разной информации: официальным базам, социальным сетям, внутренним документам. Искусственный интеллект должен искать все пересечения и совпадения».

В публикации оцениваются возможности новой системы и риски, которым она может быть подвержена. В целом эффективность «Посейдона» оценивается как исчерпывающе высокая. К тому же, со слов главы НАК, «в США аналог нашего «Посейдона» действует много лет. Даже больше – у них есть несколько подобных систем. В Америке вообще очень хорошо развит сбор информации о своих госслужащих». Есть подобные системы и в других странах, а также и в Росатоме, где «у неё очень хорошие результаты».

Взятка
Взятка
Цитата из видео СУ СКР по Туве

То есть глава государства, по сути, решил взять под собственный контроль процесс борьбы с коррупцией, для чего и создаётся подчинённый лично ему и никому более инструмент, в эффективности которого сомневаться не приходится. Тем более что каждое силовое ведомство и примыкающий к ним Росфинмониторинг, не считая прочих известных АП структур, перед президентом уже отчитываются. Осталось свести информацию воедино и учесть при принятии решений.

С учётом масштабов бедствия речи о массовых посадках идти не может — год на дворе далеко уже не «тридцать седьмой», да и коррупция — явление повсеместное и неизбывное. В том числе и в упомянутых выше тех же США, где подкуп парламентариев и прочих участников властных процессов скромно переименован в «лоббизм» и выведен из-под надзора. Тем более что для наказания коррупционеров отдельной структуры бы не потребовалось: достаточно «пересечь» учёты ФНС (включая архивные, с момента её создания) и Росимущества, и получится такая «картина маслом» (как говаривал начальник одесского УгРО Давид Гоцман из сериала «Ликвидация»), что СК РФ и ФСИН пришлось бы кратно увеличивать штатную численность. Чего, конечно же, не будет. Как не будет и выплат неуплаченных налогов в компенсацию нанесенного бюджету ущерба, что есть явное упущение имеющейся (пусть и разовой) возможности его пополнения, не считая деятельного покаяния нарушителей налогового законодательства. Несбыточные мечты бывшего «силового» налоговика, имевшего отношение и к деятельности Росфинмониторинга можно было бы пополнить и учётом не находящегося в собственности у чиновников, но активно используемого ими для личных нужд имущества (жилья, яхт, самолётов и прочего), стоимость аренды которого, исчисленная по рыночным ценам, также является их доходом; естественно, недекларируемым. А аффилированность «власть предержащих» коммерческим структурам прятать они уже научились (здесь внимание архивным данным ФНС, не пренебрегая «учётами» условного «Митинского радиорынка»).

Задержание вице-губернатора Кировской области по подозрению во взятке
Задержание вице-губернатора Кировской области по подозрению во взятке
Следственный комитет Российской Федерации

Таким образом, можно предположить, что на настоящем этапе речь идёт только о кадровой политике, а именно — об оздоровлении «вертикали власти», в том числе — особо — и на региональном уровне, где реформа уже началась. За остальными — самыми неосторожными и бессовестными — коррупционерами придут позже. Может быть.