За последние 30 лет глобальный капитал создал и подчинил почти весь потребительский рынок страны. Освоился настолько, что перенёс сюда производства. Многие российские заводы, фабрики и комбинаты либо напрямую принадлежат зарубежным владельцам, либо зависят от них в цепочках поставок. Вместе это огромные инвестиции, которые придётся оставить, если компании присоединятся к коллективным санкциям Запада в отношении России.

Производство
Производство
Иван Шилов © ИА REGNUM

Однако дать разрушить им карточный домик экономики нельзя. Следует дать чёткий сигнал: бизнес Запада может не свернуть проекты в России, а только передать их из своих рук в другие, возможно, будущих конкурентов. Российские власти уже поставили барьеры для вывода капиталов и имущества с территории страны. Однако это лишь первая, срочная мера. Основная задача — защитить потребительский рынок и рынок труда. А значит, в той или иной форме активы за антироссийские, политически мотивированные действия должна ждать национализация.

Читайте также: Как Россия одним решением может сокрушить экономику Запада

Первый вице-премьер РФ Андрей Белоусов уже пообещал ответ компаниям, которые уйдут с российского рынка и при этом откажутся от временной передачи своих активов российским партнёрам. Как именно поступит правительство, пока не ясно, но, очевидно, постарается сохранить предприятия. Важно, чтобы в поле зрения оставались не только производственные мощности, но и интеллектуальные активы — бизнес-процессы, ассортимент и качество товаров, технологии и даже бренды. Пусть создаётся то, что уже завоевало умы покупателей, постепенно уступая место дженерикам (как в фармацевтике) и российским аналогам.

Цех производства мыла и глицерина для косметической фабрики. Москва
Цех производства мыла и глицерина для косметической фабрики. Москва
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Впрочем, ключевые иностранные инвесторы пока не объявляли об уходе из России, а появляющиеся слухи своевременно опровергаются. Этому бизнесу есть что терять. Кто сейчас формирует рынки в России?

Продукты питания, товары для животных, бытовая химия

Coca-Cola (США) имеет заводы в Москве, Красноярске, Новосибирске, Екатеринбурге, Санкт-Петербурге и Самаре. Компания производит продукцию под торговыми марками Coca‑Cola, Sprite, Fanta, Powerade, BonAqua, Schweppes, энергетические напитки Burn и Black Monster, соковую продукцию «Добрый», Rich, «Моя Семья», Pulpy и Innocent.

PepsiCo (США) владеет заводами в Москве и Липецкой области. Помимо напитков Pepsi, 7UP, Gatorade, Mirinda и Lipton, производит продукцию «Агуша», «Веселый Молочник», «Домик в деревне», «Любимый», «Словяночка», «Фруктовый сад», «Чудо», «Я», а также чипсы Lay’s и Cheetos. Напомним, что в 2011 года компания выкупила российского производителя «Вимм-Билль-Данн».

Nestle (Швейцария) — торговые марки Nescafé, KitKat, Nesquik, «Экстрем», «Россия — щедрая душа», «Бон Пари», Nuts, «Золотая марка», Maggi, Perrier, Friskies, Felix, Purina ONE, Gourmet, «Дарлинг». Имеет целую сеть заводов и фабрик в России.

Mars (США) имеет в России сеть производств, выпускающих продукцию под торговыми M&M's, Snickers, Mars, Dove, Milky Way, Skittles, Twix, Bounty, Celebrations, Starburst (конфеты), Rondo, Tunes. Кроме того, производятся продукты питания для домашних животных Pedigree, Whiskas, Kitekat, Chappi, Sheba, Cesar, Perfect Fit, Royal Canin, пищевые товары под торговыми марками Uncle Ben's, Dolmio, жевательные резинки Juicy Fruit, Spearmint, шоколадные конфеты А. Коркунов, Buckwood.

Фабрика Mars
Фабрика Mars
J187B

Danone (Франция) — сеть молочных комбинатов и консервных заводов России. Торговые марки — «Простоквашино», «Био Баланс», «Тёма», «Актуаль», «Даниссимо», «Активиа», «Данон», «Петмол».

Сеть ресторанов McDonald’s почти полностью локализована в России. В 2018 году в российской сети работали около 50 тыс. человек.

Procter & Gamble (торговые марки Always, Ariel, Gillette, Head & Shoulders, Herbal Essences, Lenor, Oral-B, Pampers, Pantene, Tide, Fairy, Mr. Proper) — в Тульской области и Санкт-Петербурге.

Одежда, обувь

Многие бренды модной и повседневной одежды, в том числе уже присоединившиеся к санкциям, не имеют собственных производств. Их ассортимент пополняется извне, через заказы в швейных мастерских в разных странах мира. К примеру, вообще не имеет собственных фабрик H&M (Швеция), вся одежда производится у независимых поставщиков, которых у сети насчитывается порядка 800. Для закрывшегося в России бренда Zara (Испания) шили одежду 11 российских фабрик

У основных производителей спортивной одежды и обуви, в том числе приостановивших продажи в России, серьёзных производств на территории нашей страны нет. Однако есть несколько российских брендов (Bosco, Demix, Outventure, Sigma, Termit и российско-белорусский Belwest), а также множество малоизвестных производств. Тем не менее основной спрос приходится на популярные марки.

На швейной фабрике
На швейной фабрике
Анатолий Круглов

Мебель

Закрылись российские магазины сети IKEA (Швеция). У компании в России несколько фабрик — в Ленинградской, Кировской, Московской и Новгородской областях, а также имеется лесопильное производство в Карелии. Новгородская фабрика IKEA была открыта в 2016 году и является крупнейшей в отрасли. Пока СМИ сообщили о приостановке ленинградской фабрики, с остальными пока не ясно. Однако известно, что проблемы возникли у поставщиков материалов, в частности, фанеры.

Однако в целом российский рынок мебели вряд ли не пострадает благодаря изобилию мебельных производств в России и Белоруссии.

Автомобили

До экспортных санкций Запада Россия являлась одним из крупнейших авторынков в Европе, на котором продавалось более 1,5 млн новых автомобилей в год. Большинство этих машин выпускались в России на многочисленных автозаводах. Однако уровень локализации на них сильно отличался. Где-то, как на заводе в Калининградской области, велась завершающая сборка корейских Kia и Hyundai, а также BMW, в то время как на заводе Nissan в Ленинградской области уровень локализации достигал 64%. Пока трудно представить, что альянс Renault-Nissan-Mitsubishi, владеющий акциями АвтоВАЗа с заводами в Тольятти и Ижевске, уйдёт из России. Для корейских марок рынок России крайне важен, и, очевидно, они будут до последнего за него бороться. Альтернативой уходящим маркам из США, Японии и Европы, по данным экспертов, может стать разнообразие китайских брендов — Haval (есть завод в Тульской области), Geely, Chery, Lifan и другие. Volkswagen могут продаваться FAW, Peugeot и Citroen — под маркой Dongfeng. Могут прийти на российский рынок и другие автопроизводители из Китая — BYD, Saik, Foton, а также индийские автогиганты — TATA и Mahindra. Может стать поставщиком автомобилей в Россию и Казахстан, если сумеет избежать западных санкций. Там собираются корейские бренды, Skoda и Chevrolet.

Информационные технологии, мультимедиа, Голливуд

Здесь экспортные санкции наиболее масштабны. Об ограничениях, временных или постоянных, уже объявили Microsoft, Adobe, Oracle, Netflix, Spotify, крупнейшие студии Голливуда (в том числе Disney, Warner Bros, Paramount, Universal Pictures), а также Visa, Mastercard, PayPal, Samsung Pay, Google Pay, Apple Pay.

Вывеска компании «Майкрософт Рус». Москва
Вывеска компании «Майкрософт Рус». Москва
UR3IRS

И если платёжные системы просто передают рынок своему российскому конкуренту, картам «Мир», то санкции от изготовителей контента выглядят странно — словно войско завоевателя наказывает побеждённых, отказываясь брать с него дань. Цифровое пиратство в России искореняли много лет, но сейчас единственным разумным ответом на ограничение может стать его возрождение и легализация. Все компьютеры по-прежнему будут оснащаться необходимым программным обеспечением, интересные фильмы транслироваться, но уже не за деньги, а бесплатно. И такие меры уже прорабатываются.

Что в итоге?

Экспортные санкции не смогут нанести существенного урона экономике России в случае, если наша страна будет действовать жёстко, отвечая на угрозы. Бизнесу Запада стоит ответить на вопросы — стоит ли стрелять себе в ногу и терять крупный потребительский рынок? Нужно ли отдавать инвестиции? Нужно ли помогать конкурентам (например, автопрому Китая) увеличивать мощь, ведь утраченное преимущество будет уже не вернуть? Нужно ли вынуждать Россию создавать на обломках западных инвестиций прямых конкурентов международному бизнесу? Не лучше ли набраться мужества и ответить отказом на принуждение властей Евросоюза, США и Великобритании к экспортным санкциям в отношении России?

Пока показателен пример крупных французских компаний, ни одна из которых пока не прониклась истерией и не ушла из России.