В четверг, 3 марта, нефтяные котировки снизились на фоне новостей о прогрессе в переговорах между США и Ираном по ядерной сделке. Также поводом для коррекции могло стать сокращение спекулятивных длинных позиций по итогам трех дней торгов, во время которых цены на нефть выросли более чем на 20%. Тем не менее на рынке по-прежнему сохраняются предпосылки для сохранения высоких цен, благодаря чему 4 марта с утра наблюдается восстановление нефтяных котировок. В том числе рынок пытается оценить новость о том, что США рассматривают законопроект об отказе от российской нефти. Хотя такое решение не принято, высокая неопределенность вызывает тревогу участников рынка.

Российская нефть
Российская нефть
Иван Шилов © ИА REGNUM

Что касается ядерной сделки, то, как заявили в госдепартаменте США, страны-переговорщики близки к ее заключению. В то же время остается ряд нерешенных вопросов, которые нужно оперативно решить, ведь Иран продолжает активно вести свои ядерные разработки. По мнению МАГАТЭ, Иран уже близок к созданию ядерной бомбы.

Сделка заключается в том, что в обмен на остановку ядерных разработок Ираном будут сняты санкции с нефтегазового экспорта этой страны. В результате Иран сможет нарастить добычу на 1−1,3 млн баррелей в сутки. Около 1 млн баррелей в сутки может поступить на рынок уже до конца 2022 года, и если предположить, что страна начнет постепенно увеличивать добычу на 100 тысяч баррелей в сутки начиная с апреля, к среднегодовому рыночному балансу прибавится дополнительно 0,3−0,4 млн баррелей в сутки. Это является серьезной для рынка величиной и может оказать влияние на нефтяные цены.

Иранский нефтяной танкер
Иранский нефтяной танкер

В то же время этот объем никак не сравнится с поставками российской нефти, на которые приходится порядка 8% мировых поставок. Очевидно, угроза перебоев вызывает крайнюю обеспокоенность участников рынка. Тем более что, несмотря на то, что ограничения в отношении российской нефти не введены, некоторые представители администраций как США, так и Евросоюза призывают к бойкоту российской нефти, по сути вынуждая ряд сервисных компаний не заключать новые сделки по нефти марки Urals. Так, согласно данным Reuters, нефтетрейдеры, морские перевозчики, страховые компании и банки, осуществляющие торговое финансирование, на данный момент стараются не заключать новых сделок с российской нефтью, тем самым формируя еще более высокий спрос на поставки из других регионов мира. В результате спред между марками нефти Brent и Urals в первые дни марта достигал рекордных значений.

Также, по сообщению Reuters, в этот четверг, 3 марта, группа американских сенаторов представила законопроект о запрете импорта российской нефти и нефтепродуктов. Их предлагается заменить увеличением добычи в Северной Америке, а также из других регионов. На данный момент Белый дом отказался одобрить представленный законопроект, однако сам факт появления подобного документа вызывает тревогу на нефтяном рынке.

Отметим, что на долю российской нефти в 2021 году в среднем приходилось около 8% от всего импорта США (3% от потребления). Среднемесячный объем поставок был не очень большим, чтобы отказ от него оказался критичен — на уровне 670 тыс. баррелей в сутки.

Нефтепровод Россия — Китай
Нефтепровод Россия — Китай
Government.ru

Однако сейчас, учитывая инфляцию, в условиях и без того высоких топливных цен, отказ от поставок российской нефти может только усугубить ситуацию, вызвав недовольство американских потребителей. В свою очередь это может негативно сказаться на рейтингах администрации президента США. К тому же российская нефть имеет определенные химические свойства, которые позволяют перерабатывать ее целому ряду НПЗ, ранее ориентированных на работу с нефтью из Венесуэлы. Таким образом, заменить российскую нефть может оказаться совсем не просто и перспективы отказа от нашей нефти в США не очевидны. Возросшая неопределенность заставляет нервничать участников рынка, поэтому в краткосрочной перспективе цены могут оставаться выше $110 за баррель Brent.

Читайте развитие сюжета: «Нет стратегического интереса» — Блинкен о запрете импорта нефти из России