В четверг, 24 февраля, на нефтяном рынке наблюдалась высокая спекулятивная активность на фоне резко выросших опасений по поводу возможных перебоев поставок российской нефти. Инвесторы опасаются, что принятые санкции против российских банков и компаний могут спровоцировать задержки в финансировании торговых операций, связанных с поставками сырьевых товаров из России.В результате подскочили цены не только на нефть, но и на другие commoditiesгаз, металлы, уголь.

Нефть
Нефть
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Отметим, что уже объявленные санкции со стороны США и Евросоюза не подразумевают серьезных ограничительных мер в отношении российской нефти. Однако риски ужесточения санкций сохраняются и маловероятно, что они быстро сойдут на нет, в связи с чем военная премия в сырьевых котировках будет сохраняться в ближайшие дни.

В США в свою очередь уже выступили с призывом распечатать резервы для стабилизации цен. Так, президент США Джо Байден сообщил о начале переговоров стран-импортеров в отношении скоординированного использования резервных запасов нефти. Данная новость могла оказать давление на котировки внутри торгового дня, однако стоит понимать, что на практике нефтяные резервы могут устранить только временные рыночные дисбалансы.

На конец 2021 года совокупные запасы стран МЭА составляли 4,16 млрд баррелей, включая 1,5 млрд чрезвычайных правительственных резервов, что соответствует чуть больше 40% суточного потребления нефти в мире. При этом импортеры крайне сдержанно выдают запасы на рынок, так как их основная задача заключается не в регулировании цен, а в обеспечении бесперебойных поставок сырья в случае форс-мажоров. Если предположить, что соглашение между странами все же будет достигнуто, на рынок может поступить порядка 137−272 тысяч баррелей в сутки, что соответствует 50−100 млн баррелей в год.

В то же время инвесторы будут сохранять в фокусе внимания эту тему. Согласно данным источников СМИ, речь идет о начальной стадии переговоров, поэтому основным вариантом развития событий является реакция стран на случай возникновения перебоев в российских поставках.

ОПЕК
ОПЕК
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Если говорить о среднесрочной перспективе, то поддержку нефтяным котировкам продолжает оказывать дефицит предложения, сохраняющийся на рынке. Напомним, что экспортеры ОПЕК+, на которых в совокупности приходится более 40% мирового рынка добычи, не могут оперативно увеличить объемы добываемой нефти, несмотря на увеличение квот (на 400 тысяч баррелей в месяц). Фактические объемы добычи в последние несколько месяцев отстают от запланированного графика и достигли в январе почти 0,9−1,2 млн баррелей в сутки.

Добыча стагнирует и в США, на которые приходится 11% мирового производства и 20% потребления нефти и нефтепродуктов. Впрочем, на горизонте 2022 года начинает появляться надежда на рост. Буровая активность американских нефтедобытчиков постепенно растет, что увеличивает возможность повысить добычу во II полугодии 2022 года, а высокие цены на нефть мотивируют увеличивать экспансию сланцевиков.

В целом же взгляд на нефтяной рынок остается вполне позитивным. Безусловно, фактор геополитики не является фактором стабильной поддержки, однако на какое-то время он еще сможет поддержать цены на уровне выше $100 за баррель. Неопределенность остается высокой, однако с долей осторожности можно предположить, что на следующей неделе (28 февраля — 6 марта) нефтяные котировки могут торговаться в районе$100−105 за баррель. В среднесрочной перспективе цены на нефть вполне могут скорректироваться к двузначным значениям, однако от сильной просадки их будет сдерживать дефицит. В целом рынок может сбалансироваться во II квартале, поэтому в перспективе до апреля средние цены ниже $90−95 за баррель выглядят маловероятными.