В зону внимания Южно-Сибирского управления Росприроднадзора снова попал актив из дивизиона «Сибантрацита» — кемеровский угольный разрез «Кийзасский». Первый дорогостоящий иск ведомства в 2022 году был буквально на днях подан к ООО «Разрез Кийзасский», с которого требуют более 385 млн рублей. Подробности — в материале ИА REGNUM.

Уголь
Уголь
Иван Шилов © ИА REGNUM

Напомним, после победы в споре с активом «Норникеля» на 146,2 млрд рублей Росприроднадзор начал активно судиться с крупными компаниями. Финансово-экологические иски получили различные угольные и промышленные компании, а также нефтедобытчики. Теперь очередь дошла и до дивизиона «Сибантрацита», где буквально три месяца назад произошла смена собственника.

Справка: группа «Сибантрацит» была создана при участии олигарха Дмитрия Босова, который погиб в мае 2020 года.

Претензии Росприроднадзора

Исковое заявление Южно-Сибирское межрегиональное управление Росприроднадзора по Кемеровской области подало 25 января 2022 года, но дело пока не принято к производству. Известна лишь сумма претензий — 385 419 092,46 рубля.

Помимо нового судебного спора у «Разреза Кийзасский» уже есть разбирательства с Росприроднадзором. Так, на 17 февраля 2022 года назначено заседание по иску компании к ведомству, в котором истец требует признать незаконными действия по подготовке «расчёта размера вреда водному объекту — р. Большой Кайзас с применением некорректно определенного показателя площади, о признании недействительным требования от 06.08.2021 №11−05/8333 о возмещении вреда, причинённого поверхностному водному объекту — р. Большой Кайзас».

Сотрудники разреза «Кийзасский»
Сотрудники разреза «Кийзасский»
© Пресс-служба Разреза «Кийзасский»

В основе первого дела лежит ЧП, которое случилось в 2019 году, — с отвала разреза в русло реки Большой Кийзас сошел оползень угля. Во время происшествия было задето и повреждено девять опор резервной линии электропередач. Ведомство посчитало размер ущерба и выставило счёт ООО, но то в свою очередь не согласилось с расчётами и теперь оспаривает их.

Между тем в 2021 году с этого же угольного разреза департамент лесного комплекса Кузбасса требовал выплаты вреда, причинённого почве на участках лесного фонда, — 229 916 111,04 рубля. В феврале прошлого года судья удовлетворил требование частично, взыскав всего 5 618 446,15 рубля. В основе спора также лежало ЧП на Большом Кийзасе. Департамент отмечал, что на площади 22,2207 га произошло уничтожение деревьев «до степени прекращения роста», а на площади 23,1330 га произошла порча почв.

Также решением Мысковского городского суда Кемеровской области в июле 2020 года с предприятия по иску Новокузнецкого межрайонного природоохранного прокурора было взыскано 11 858 625,43 рубля в качестве возмещения ущерба, причинённого лесным насаждениям.

Добыча угля
Добыча угля
(сс) FAndrey

О финансах и владельцах

По итогам 2020 года разрез указал выручку в размере 19 140 053 000 рублей против 32 853 023 000 рублей годом ранее. Чистая прибыль также «провисла» — с 2,39 млрд рублей до 792,675 млн рублей. Итоги 2021 года пока в базе ФНС не фигурируют.

ООО «Разрез Кийзасский» учреждено в ноябре 2011 года для угледобычи и прописано в городе Мыски Кемеровской области. Предприятие входит в группу «Сибантрацит», в составе которой среди прочего и новосибирское ООО «Разрез Восточный». Управляет активом в Мысках — ООО «Управляющая компания «Сибантрацит-Мыски». Юридическими владельцами разреза являются три кипрские компании — Аллевия Инвестментс Лимитед, Хиллестрато Инвестментс Лимитед, Сибантрацит Пиэлси и московское ООО «Печорская горная компания» (владелец — Сибантрацит Пиэлси).

Осенью 2021 года стало известно, что фирма «Сибан холдинг» Альберта Авдоляна приобрела у компании «Аллтек» 100% угледобывающей группы «Сибантрацит». На сегодня Альберт Авдолян на сайте группы указан как глава совета директоров. Авдолян также возглавляет совет директоров OOO «Эльгауголь» и является главным акционером Эльгинского угольного проекта (Якутия). В рейтинге Forbes «200 богатейших бизнесменов России — 2021» он занимает 115-е место.

Похоже, именно новым владельцам предстоит разбираться с сомнительным «наследством» в виде претензий Росприроднадзора.