В научном журнале Банка России «Деньги и Кредит» была выпущена публикация «Влияние денежно-кредитной политики на инвестиции в регионах России». Авторы исследования указывают, что Банк России с 2015 года проводит денежно-кредитную политику (ДКП) в рамках режима инфляционного таргетирования. Для достижения цели по инфляции Центробанк использует ключевую ставку, которая влияет на изменение ставок денежного рынка, в свою очередь передающееся в процентные ставки по кредитам и депозитам. Ориентируясь на эти изменения, домохозяйства и фирмы принимают собственные решения относительно потребления, сбережения и инвестиций.

Экономика России
Экономика России
Иван Шилов © ИА REGNUM
«Изменение ключевой ставки ДКП влияет на совокупный спрос и его составляющие, а через них — на динамику цен. Поэтому Банк России анализирует состояние всей экономики при принятии решения об изменении ключевой ставки», — говорится в публикации.

В силу структурных и экономических различий регионов России влияние ДКП на их экономическую активность может значительно отличаться. В структуре ВВП инвестиции являются одним из ключевых факторов устойчивого роста экономики, указывают авторы исследования. В работах многих российских и зарубежных исследователей уделяется внимание важности инвестиций для развития регионов и экономического роста: Young (1993), Schmidt-Hebbel et al. (1994), Аганбегян (2011, 2012), Булатов (2011), Щербаков (2015) и др. Целью же данного исследования было не только оценить влияние ДКП на инвестиции в регионах России, но и выявить причины региональной неоднородности такого влияния. А новизна исследования, как отмечают его авторы, заключается в рассмотрении инвестиций в регионах России в качестве ключевого показателя. Как утверждается в статье, анализ существующей литературы не выявил подобных публикаций. Эмпирической базой для исследования стали данные статистики для 78 регионов России с 2010 по 2019 годы по квартальным объемам инвестиций в основной капитал по регионам. При этом по причине недостаточности данных из выборки были исключены г. Севастополь, Республика Крым, Чеченская Pеспублика, Чукотский автономный округ. Регионы, в состав которых входит несколько автономных округов (Тюменская область, Архангельская область), рассматривались как единое целое.

Центральный банк России
Центральный банк России
Дарья Антонова © ИА REGNUM

В итоге, как указывают авторы, их результаты согласуются с оценками Банка России по стране, согласно которым на первом этапе трансмиссии изменение ключевой ставки моментально транслируется в аналогичное изменение однодневных ставок межбанковского рынка. Изменение ставок денежного рынка может транслироваться в изменение долгосрочных ставок по кредитам и депозитам до 6−9 месяцев, а изменение банковского кредитования экономики России происходит еще через 1−2 года. Расчеты авторов исследования подтвердили, что влияние на инвестиции в регионах полностью проявляется через 8−12 кварталов. Так, например, в ходе анализа наибольшее снижение инвестиций через восемь кварталов после увеличения ставки межбанковского рынка было выявлено в таких регионах, как Хабаровский край, Амурская область, Алтайский край, Ленинградская область, Еврейская автономная область, Курганская область, Республика Адыгея. Также во многих регионах наблюдался менее выраженный эффект на инвестиции через восемь кварталов после ужесточения ДКП, а наибольшее увеличение инвестиций было обнаружено в Магаданской области, а также в регионах европейской части России: Новгородской области, Ростовской области, Волгоградской области, Тамбовской области, — что может быть связано со структурой финансирования инвестиций в этих регионах и оказываемой бюджетной поддержкой.

Далее авторы перешли к исследованию именно причин различного влияния ДКП на инвестиции в регионах и выяснили, что регионы с более высокими долями обрабатывающего производства, сельского хозяйства и строительства сильнее реагируют на ДКП: чем выше уровень риска хозяйственной деятельности на предприятиях региона, тем больше влияние ДКП на инвестиции. К слову, под показателем рисков хозяйственной деятельности авторы использовали данные опроса — разницу между долей ответов одних предприятий, отмечавших увеличение рисков, и долей ответов других, отмечавших их уменьшение. Вопрос же звучал так: «Как, по вашему мнению, изменились риски хозяйственной деятельности». Так вот, как указывается в публикации, похожие результаты были получены авторами этой статьи в предыдущем исследовании на данных по регионам Сибири. Кроме того, свежие подсчеты также показывают, что чем больше доля добычи полезных ископаемых в ВРП, тем меньше абсолютное изменение инвестиций от шока ДКП, что, как предполагают авторы, «может быть связано с зарубежным финансированием этой отрасли и ориентацией добывающих производств на мировой рынок». Однако, резюмируют авторы публикации, эти выводы требуют проверки в рамках дальнейших исследований, предполагая, что так же можно рассмотреть альтернативные схемы идентификации шока ДКП с учетом пространственных связей между регионами. Заметим, что, как отмечается в исследовании, в статье выражается исключительно мнение авторов, которое может не совпадать с официальной позицией Банка России.