То и дело Банк России лавирует. Лавирует между рисками перегрева: бросает его то в жар, то в холод — то от одного сегмента банковского сектора, то от другого: тут у него прибудет, а там — убудет. Главное, заметим, чтобы там, где прибывает, — не лопнуло, а там, где убывает, — не потребовало бы допвливаний государства. Так, в своем аналитическом обзоре «Банковский сектор» за третий квартал этого года Центробанк указывает, что объемы кредитования бизнеса, в том числе малого и среднего, в этот период выросли на 3,8%. Видимо, это примечательно потому, что выросли они на фоне неоднократных за этот год повышений ключевой ставки. Правда, больше половины объема этого прироста всё же пришлось на крупный бизнес, связанный с сырьевым сектором (+0,4 трлн руб.), промышленностью (+0,3 трлн руб.) и на девелоперов (+0,6 трлн руб.). При этом темп роста ипотечного кредитования остался хоть и положительным, но тем не менее несколько замедлился — на минус 2,1 п.п. по сравнению с предыдущим кварталом года. Несмотря на выросшие на первичном рынке жилья ипотечные ставки — на 0,7%, до 6,3% и вторичном рынке — на 0,2%, до 8,3%, несмотря на претерпевшие «льготной ипотекой» изменения условий и ее сжатие в три раза, а также несмотря на ужесточение денежно-кредитной политики (ДКП), совокупный объем выдач ипотеки снизился умеренно — на минус 0,2 трлн рублей, до 1,3 трлн рублей относительно второго квартала — во многом благодаря частичному перераспределению спроса в другие госпрограммы: «семейную», рыночную ипотеку и партнерские программы банков с застройщиками. Интересно при этом, что в третьем квартале банки выдали больше проблемных ипотечных кредитов — на 2 п.п. Около трети выданных в этот период времени ипотечных кредитов банк отнес к зоне повышенного риска, для которой характерны высокий уровень долговой нагрузки и/или низкий размер первоначального взноса. При этом доля кредитов заемщикам с очень высокой долговой нагрузкой выросла на 3 п.п. и достигла примерно 25% выдач. Правда, больше половины из них приходится на кредиты с высоким первоначальным взносом. Примечательно также, что доля неработающих розничных кредитов остается на очень низком уровне (0,9%), а их объем снизился на 5 млрд рублей, в том числе — за счет списаний (3 млрд руб.). Но надо сказать, что эти данные являются данными мониторинга отдельных показателей деятельности кредитных организаций по итогам ежемесячных опросов (!), проводимых Банком России.

Банк
Банк
Иван Шилов © ИА REGNUM

В целом регулятор финансового рынка утверждает, что риски перегрева на рынке ипотеки снизились с учетом нормализации темпов. Зато темпы роста необеспеченных залогами потребительских кредитов, как указывает Банк России, были все еще высокими. В октябре вместе с повышением макронадбавок и ростом ставок произошло более заметное торможение этих темпов, но все же если говорить об итогах девяти месяцев, то рост составил 16%, и эти темпы превышают показатель роста номинальных доходов, который, по данным Росстата, составил за девять месяцев этого года 11,2% относительно девяти месяцев прошлого года. Хотя согласно данным за третий квартал, темпы потребкредитования всё-таки снизились по сравнению со вторым кварталом — на 0,2% до 5,7%. Здесь же — в сегменте потребкредитования — также высока (31%) доля кредитов, выданных заемщикам с высокой долговой нагрузкой, причем даже несмотря на повышение макронадбавок, которые Банк России этом году принимал дважды. Свою обеспокоенность регулятор выразил по поводу роста и долгосрочных (более пяти лет) потребительских кредитов, доля которых в выдачах увеличилась до 21% еще во II квартале с 11% до пандемии, так как риски по таким кредитам выше.

Центральный банк России
Центральный банк России
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Третий квартал отметился ростом популярности срочных рублевых депозитов, констатирует регулятор, при этом в корпоративном секторе они были более популярны: +567 млрд рублей вместе с ростом ставок по ним в среднем на 1,4 п.п. со второго квартала до 5,3% в третьем. Компании размещали чаще средства в валюте (73% прироста). Понятно, что значительный объем привлечений был обеспечен клиентами из нефтегазовой и металлургической отраслей, что связано в том числе с ростом экспортной выручки из-за высоких цен на энергоносители. Заметим, что эти данные приведены с корректировкой на еврооблигации. А вот объемы средств физлиц росли не столь быстро, как и не так высоко росли ставки по депозитам физлиц: по срочным вкладам прирост составил 1,4%, а ставки подросли на 0,8 п.п., до 4,4%. В том числе росту средств физлиц способствовали выплаты семьям с детьми и пенсионерам на сумму примерно 0,7 трлн рублей. Правда, в банках осела лишь часть этих средств с учетом сезонных школьных и отпускных расходов. Авторы обзора указывают, что «ставки по вкладам росли медленнее, так как физлица не спешили досрочно расторгать депозиты и перекладываться под новые ставки». При этом компании, согласно отчету, более эффективно управляют своей ликвидностью, размещая средства на короткие сроки в разных банках. Заметим, можно подумать, что ставки по депозитам физлиц росли настолько, что этот рост был способен наверстать потери по процентам при досрочном расторжении договоров. Поэтому, предположим, что физлица просто предпочли не разменивать шило на мыло.

Прибыль банковского сектора в этом году обещает быть рекордной — до 2,5 трлн рублей. В третьем квартале относительно второго она выросла значительно: с 610 млрд рублей до 686 млрд. Как отмечает регулятор, высокий результат обеспечили рост доходов от основной деятельности и низкая стоимость риска.

Отделение банка
Отделение банка
Дарья Драй © ИА REGNUM

Аналитики агентства «Национальные кредитные рейтинги» (НКР), как сообщало издание РБК, предположили, что и в новом — 2022 году — прибыль сектора также будет рекордной и может варьироваться в пределах 2,4−2,7 трлн рублей. Но не все эксперты думают столь позитивно: достичь такого результата будет сложно, говорят они, в силу возможного роста числа дефолтов заемщиков и роста стоимости риска. Собственно, и сам Центробанк в своем Обзоре говорит, что «стоимость риска пока низкая, но ситуация может постепенно измениться». Пока снижению кредитного риска способствовало улучшение оценки риска по заемщикам, в том числе из-за благоприятной экономической конъюнктуры на внешних рынках (в частности, высоких цен на сырье!), а также уступки крупной проблемной задолженности, в результате которой произошло восстановление резервов. При этом показатели стоимости риска определялись регулятором по банкам (без НКО и Банка непрофильных активов) как отношение чистого доформирования резервов за квартал к средней величине соответствующего кредитного портфеля до вычета резервов. А впереди еще, напомним, маячит введением новых мер по регулированию рисков участия банков в экосистемах и вложений в иммобилизованные активы.