Европейский зелёный курс представляет собой климатическую стратегию Европейского союза (ЕС), которая пытается перезагрузить весь мир, пугая его неминуемой экологической катастрофой. Особенно несладко, по прогнозам ангажированных специалистов, придется Африканскому континенту.

Дети Африки
Дети Африки
(сс) Feed My Starving Children

Декларируемая цель мероприятий, осуществляемых в рамках Европейского зелёного курса, — сделать Европу в 2050 году первопроходцем в международной климатической политике. Но акцент на торговые и финансовые ограничения говорит от том, что предпринимаемые ЕС меры, озвучиваемые им инициативы и идеи носят исключительно протекционистский характер. Для защиты интересов своей финансовой олигархии ЕС создал дорожную карту для социально-экологического перехода к низкоуглеродному будущему и для реализации стратегии зеленого экономического роста.

По планам Союза, переход должен затронуть не только страны — члены ЕС, но и другие государства. В этом вопросе особое внимание уделяется Африке. Осознают ли лидеры африканских государств последствия для своих народов, когда принимают помощь и рекомендации от ЕС с распростёртыми объятиями?

Очевидно, что ЕС пестует климатическую повестку в Африке неспроста.

Снижение европейского спроса на ископаемое топливо наряду с растущим спросом на кобальт, никель и другие важные минералы для перехода к возобновляемым источникам энергии делает африканские страны, богатые перечисленными полезными ископаемыми, лакомым куском на планете Земля.

Карьер
Карьер
Reinhard Jahn

Прогнозируется, что к 2030 году в 4 раза увеличится спрос на графит, в 5 раз — на кобальт и в 18 раз — на литий. К 2050 году спрос на перечисленные элементы вырастет в 13, 14 и 60 раз соответственно.

В настоящее время ЕС удовлетворяет 28% своих потребностей в барите за счёт Марокко, 64% в бокситах за счёт Гвинеи, 68% в кобальте и 36% в тантале за счёт Демократической Республики Конго (ДРК) и около 90% металлов платиновой группы (МПГ) за счёт Южной Африки. Другие страны, такие как Гана, Замбия и Зимбабве, также имеют потенциал для поставок меди, МПГ и бокситов в Европу.

Одновременно ЕС пытается оградить свои рынки от дешевых африканских продуктов питания, внедряя новые сельскохозяйственные стандарты в виде политики «От фермы к вилке». Соблюдение этих стандартов как условие доступа к европейскому рынку может создать дополнительные нетарифные барьеры для экспорта африканской сельскохозяйственной продукции в ЕС.

Сегодня Африканский континент экспортирует в ЕС сельскохозяйственной продукции на сумму 5 миллиардов евро, при этом агропродовольственные товары составляют 16 процентов торговли между ЕС и Африкой. Экспорт какао составляет 33,4% торговли, а съедобных фруктоы и орехов — 24,3%.

В настоящее время в соответствии с Общей сельскохозяйственной политикой (CAP) ЕС фермеры Евросоюза получают до 50% своего дохода в виде прямых выплат. Это отчасти помогло сделать ЕС ведущим мировым экспортером агропродовольственной продукции и дало его фермерам преимущество перед своими африканскими конкурентами. Таким образом, новые правила в отношении пищевых продуктов в рамках Европейского зеленого курса будут еще больше обременять африканские страны, поскольку они не пользуются субсидией CAP и уже сталкиваются с проблемой соблюдения европейских рыночных правил, включая санитарные и фитосанитарные стандарты.

Коровы. Нигерия
Коровы. Нигерия
(сс) dotun55

ЕС готово развернуть и свою специальную стратегию сохранения биоразнообразия — NaturAfrica. Согласно стратегии, страны принимают на себя обязательство вернуть природе больше, чем отнято. Этот принцип обязывает ЕС поставить под охрану не менее 30% суши и 30% моря, чтобы обратить вспять утрату биоразнообразия.

При этом природоохранные инициативы легко и просто нарушают права человека и лишают его земли.

Рассмотрим внимательно энергетическую стратегию ЕС в Африке. Декларируется обеспечение доступного энергоснабжения, повышение уровня чистой энергии и замена ископаемого топлива в углеродоемкой структуре энергоснабжения. Для африканских нефтяных стран это выльется в одновременное снижение спроса и снижение цен на нефть. Уже сейчас происходит сокращение инвестиций в разведку и добычу со стороны европейских финансовых организаций, что подрывает экономику и благополучие ряда африканских стран.

В 2019 году Африка поставляла в 28 стран ЕС более 22% сырой нефти. Это составило 842,36 миллиона баррелей нефти, а общий доход африканских стран составил 46,7 миллиарда евро. Экспорт сырой нефти в ЕС и импорт нефтепродуктов из ЕС составляют самую большую долю импортной и экспортной торговли между Африкой и ЕС.

Планы Европы по использованию декарбонизированного газа в качестве переходного топлива предоставят африканским производителям газа некоторую отсрочку до полного разорения. Африка является самым быстрорастущим регионом добычи газа, показывая рост почти в 5,6% в год, и, по прогнозам, к 2025 году континент будет поставлять около 295 миллиардов кубометров газа. К 2050 году доля Африки в мировой добыче газа, по прогнозам, достигнет 10,1 процента, по сравнению с ее долей в 6,4 процента в 2019 году. Помимо Алжира, Нигерии и Анголы, которые уже экспортируют газ в Европу, на рынок могут выйти и другие страны-экспортеры — Экваториальная Гвинея, Мозамбик и Танзания.

Создание экономики замкнутого цикла в Африке — мечта ЕС, который уже практикует продажу грязных технологий переработки мусора и очистки воды в другие страны. Евросоюз предвкушает, как африканские страны будут бороться за внедрение новых зеленых технологий, некоторые из которых не по карману африканским государствам, влезая во всё более глубокие долги.

Мусор в Африке
Мусор в Африке
LUBEGA IBRAHIM

Экономику африканских стран можно серьёзно подорвать и с помощью такого инструмента, как пограничный углеродный налог, который поставит крест на экспорте продукции и товаров из стран с низким уровнем дохода, к которым относятся страны Африки.

В исследовании, опубликованном 14 июля Конференцией Организации Объединенных Наций по торговле и развитию, предполагается, что налог размером 44 доллара за тонну выбросов CO2 на импортируемые товары из развивающихся стран приведет к сокращению их объёмов экспорта на 1,4 процента. Это касается алюминия, цемента, чугуна и стали из Алжира, Египта, Мозамбика и Южной Африки.

В этом случае ЕС и его кредитные подразделения (например, Европейский инвестиционный банк), готовы выделять определенный объем климатических средств.

Взамен ЕС получит поставки дешевого оборудования для производства энергии из Африки — с заводов по производству аккумуляторов и солнечных батарей, которые могут быть построены в богатых полезными ископаемыми странах.

При этом ЕС как бы снимает с себя ответственность за последствия своего зеленого курса для Африки, подталкивая африканские страны четко сформулировать свои собственные программы перехода к изменению климата, с учётом своих ресурсов, исторического наследия, стратегии развития и геополитических интересов.

Но как бы ни старался Евросоюз припудрить заботой о людях свои далеко идущие планы по климатическому покорению Африки, лукавство выплывает даже при поверхностном анализе внедряемых инициатив. Ведь ни в одной из них не ставится цель экономического роста и увеличения благосостояния стран Африки. Да это ЕС, любящему диктовать свои правила игры, и не требуется. Вместо стратегии всеобщего благополучия мир снова получает игру в подкидного «дурака».