Несмотря на небольшие размеры (вклад в ВВП России примерно 0,3%), с 2015 года рыбная отрасль привлекает к себе особое внимание руководителей государства. Это и понятно — Россия омывается 13 морями (включая Каспийское), на ее территории сотни тысяч крупных рек, озер, прудов и водохранилищ. Экономический потенциал водоемов рыбохозяйственного значения огромен. Рыбное хозяйство вносит свой вклад в обеспечение продовольственной безопасности страны, а российская рыбная продукция завоевывает мировые рынки. Двигаясь в заданном руководством русле, в этой связи активизировали свою деятельность органы исполнительной и законодательной власти.

Рыбный прилавок
Рыбный прилавок
Иван Шилов © ИА REGNUM

Одни ратуют за «революционные реформы», другие — за эволюционное развитие рыбного хозяйства.

Пока в нижней палате Федерального собрания вновь избранные депутаты готовятся к исполнению своих обязанностей, в Совете Федерации совместно с представителями региональных органов государственной власти и руководителями рыбацких общественных объединений ведется плановая работа. В октябре прошли: заседание круглого стола на тему «О возможном влиянии расширения механизма инвестиционных квот на финансово-экономическое состояние рыбохозяйственных комплексов», совещание по вопросу «О формировании стратегии развития рыбоперерабатывающей отрасли и мерах ее государственной поддержки», совещание по законопроекту о переводе в электронную форму «молоточных» аукционов по продаже права на заключение договоров в области рыболовства, включая право получения в пользование рыболовных участков, а также заседание рабочей группы по мониторингу принятия нормативных правовых актов, предусмотренных федеральными законами в области рыболовства и аквакультуры.

Предлагаемые государственным регулятором («Минсельхоз России и Росрыболовство») идеи развития рыбной отрасли и прилагаемые к ним проекты нормативных правовых актов вызывают у членов Федерального собрания принципиальные вопросы.

Рыболовные участки

В связи с неоднозначным токованием предлагаемых норм, регулирующих проведение электронных аукционов на заключение договоров пользования рыболовными участками, в целях устранения возможных противоречий между хозяйствующими субъектами, давно осуществляющими промысел рыбы в морских и пресноводных водоемах, и новыми «игроками-нерыбаками», сенаторами было принято решение снять с рассмотрения соответствующий законопроект в третьем чтении и подготовить новую редакцию текста проекта закона для повторного рассмотрения в Государственной думе во втором чтении с учетом согласованной позиции Совета Федерации, Государственной думы, правительства России (Минсельхоз России и Росрыболовство) и ассоциаций рыбохозяйственных предприятий.

Добыча
Добыча
Fish.gov.ru

Перераспределение объемов квот между предприятиями

Сенаторы не обошли вниманием инициативы Росрыболовства реализовать второй этап перераспределения между предприятиями квот добычи (вылова) экономически привлекательных водных биологических ресурсов. Отмечено отсутствие единой позиции по данному вопросу у приморских субъектов Российской Федерации.

Неоднозначные оценки прибрежных регионов не позволяют сделать вывод о негативном или позитивном влиянии реализации механизма «инвестиционных» квот в рыбной отрасли.

Отдельные приморские территории выражают опасение в том, что проведение второго этапа программы «инвестиционных» квот в ряде случаев уменьшит сырьевую обеспеченность предприятий, уже реализующих «инвестиционные» проекты, снизит уровень их финансовой устойчивости. Расширение механизма «инвестиционных» квот может подтолкнуть отрасль к ситуации существенной нехватки рыбного сырья для сотен хозяйствующих субъектов и к банкротству средних и малых предприятий. Как следствие, это приведет к негативным социально-экономическим последствиям. Дальнейшее перераспределение объемов квот между предприятиями, расположенными и зарегистрированными на различных административных территориях, концентрация объемов сырья в крупных бизнес-структурах ведут к снижению бюджетных доходов многих прибрежных субъектов Российской Федерации.

Совет Федерации обратился с просьбой к правительству дать поручение Минсельхозу России совместно с Росрыболовством и заинтересованными федеральными органами исполнительной власти провести предварительную оценку складывающейся ситуации в прибрежных регионах к моменту завершения реализации первого этапа программы инвестиционных квот.

Континентальная рыбопереработка B2C

В атмосфере «революционных реформ» в рыбном хозяйстве активизировалась тема континентальной рыбопереработки (сегмент B2C — производство продукции с высокой добавленной стоимостью для розничной торговли). Предлагается обсудить стратегию развития производства рыбной продукции в этом бизнес-сегменте, а также меры государственной поддержки. Более того, принять отдельный федеральный закон об основах государственного регулирования производства пищевой рыбной продукции в сегменте B2C. Главным аргументом сторонников идеи является тезис о том, что континентальные рыбфабрики, поставляющие свою продукцию в розничную торговлю, выпали из «государева ока». С точки зрения формирования отраслевой политики и нормативно-правового регулирования, административно-контрольного, экономического, и технологического мониторинга — данным видом рыбохозяйственной деятельности в государственном аппарате никто не занимается.

Рыбоперерабатывающие предприятие на Курильских островах
Рыбоперерабатывающие предприятие на Курильских островах
Fish.gov.ru

Этой теме, по причине ее близости к потребительскому рынку, члены Совета Федерации уделили особое внимание. В частности, сенаторы провели специальное совещание по данному вопросу с участием представителей региональных органов государственной власти и руководителей отраслевых общественных объединений. Вопрос оказался не таким простым и однозначным в силу многих причин. Поэтому принято решение еще раз разобраться в предмете обсуждения и вернуться к этой теме через полгода.

Чем занимается «око государево»

Утверждение о том, что континентальную рыбопереработку никто не видит и не регулирует, не вполне корректно. Правильнее говорить, что ее никто не защищает в структуре федерального правительства. Несмотря на фундаментальную ошибку, допущенную правительством Д. А. Медведева при утверждении организационной структуры государственного регулирования в сфере рыбного хозяйства (понижение статуса рыбного ведомства, раздробление единой системы отраслевого управления, приведшие к существенному снижению качества управленческих решений), с точки зрения организации государственного функционала всё «как бы» предусмотрено. Кто и чем должен заниматься, записано в положениях о различных «околорыбных» федеральных министерствах и в положениях об их департаментах. В таких условиях вопрос о рыбопереработке звучит иначе. Как исполняют свои должностные обязанности руководители этих госструктур?

Минсельхоз России

По инициативе министерства правительством России (В. В. Путин) в 2012 году была утверждена «Стратегия развития пищевой и перерабатывающей промышленности Российской Федерации на период до 2020 года». Высший орган исполнительной власти утвердил мероприятия, в том числе касающиеся совершенствования нормативной правовой базы в данной сфере экономической деятельности. Правительство установило целевые показатели, включая показатели производства, реализации и потребления рыбной продукции. Время прошло, наступил срок. Тишина. Непонятно — по «рыбе» выполнена эта Стратегия или нет? Никто официально и публично не отчитывался. Вместо этого, видимо, для того, чтобы не отчитываться, отраслевые чиновники придумали «новую стратегию» с другим названием, которую правительство утвердило в апреле 2020 года — «Стратегия развития агропромышленного и рыбохозяйственного комплексов Российской Федерации на период до 2030 года». Так вот и живем — «пишем».

В структуре этого министерства существует департамент пищевой и перерабатывающей промышленности, который по-хорошему обязан «держать руку на пульсе» подведомственных сфер экономической деятельности и своевременно с должным качеством готовить государственные решения. Интересно, в этом департаменте знают, сколько в стране континентальных рыбфабрик B2C, какие административные барьеры они ежедневно преодолевают и какие меры государственной поддержки им нужны?

Минпромторг России

По инициативе министерства правительством России в 2019 году утверждена «Стратегия развития машиностроения для пищевой и перерабатывающей промышленности РФ на период до 2030 г.». В область целеполагания Стратегии входит, в частности, оборудование для рыбоперерабатывающей промышленности. В структуре министерства существует департамент сельскохозяйственного, пищевого и строительно-дорожного машиностроения, который, как и их коллеги в Минсельхозе, также обязан отслеживать возникающие проблемы в подведомственных сферах экономической деятельности и своевременно с должным качеством готовить государственные решения. Наверное, в этом департаменте знают ответ на вопрос о континентальных рыбзаводах B2C — ведь, здесь и «пром», и «торг».

Министр промышленности и торговли Российской Федерации Денис Мантуров
Министр промышленности и торговли Российской Федерации Денис Мантуров
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Минэкономразвития России

В этом министерстве существует департамент секторов экономики. В соответствии с положением о департаменте там осуществляют мониторинг и анализ состояния и перспектив развития, в том числе и так называемого рыбохозяйственного комплекса. Данное министерское подразделение готовит заключения по проектам государственных программ Российской Федерации, федеральных целевых программ и целевых программ ведомств, направленных на развитие секторов экономики, а при необходимости — организовывает экспертизы указанных проектов. Может быть, в этом министерстве знают ответ на вопрос: сколько в стране континентальных рыбзаводов B2C и какие меры государственной поддержки им нужны?

У семи нянек — рыба без глазу

По примеру членов парламента, которые не от случая к случаю, а систематически уделяют рыбному хозяйству России время и внимание, руководители департаментов, упомянутых федеральных министерств могли бы вникать в трудовую жизнь российских предприятий рыбопереработки. Заглянуть в «лабиринты» соответствующей нормативной правовой базы и погрузиться в атмосферу специфики «глубокой» переработки рыбного сырья. А заодно, двигаясь по этой интересной дороге, определиться с коллегами из других ведомств в вопросе об отраслевой терминологии — иначе о какой стратегии развития говорить. Каким субъектам хозяйственной деятельности, в каких формах и в каких целях оказывать государственную поддержку? Поддержку, которая в любых случаях производится за счет государственных ресурсов.

Перед тем, как принимать решения об использовании мер государственной поддержки в рыбном хозяйстве, следовало бы ответить на один хороший вопрос: сколько, вообще, в России морских и сухопутных объектов по производству рыбной продукции?

В этой связи Счетная палата Российской Федерации может по обращению сенаторов запланировать и провести контрольные мероприятия, сделав соответствующие запросы в субъекты Российской Федерации и в Минэкономразвития/Росстат. Кроме этого, в подведомственном Минсельхозу Россельхознадзоре функционирует система «Меркурий», в которой отражено движение рыбного сырья и рыбной продукции всех действующих организаций рыбодобычи, рыбопереработки, оптовой и розничной торговли на территории России. Может быть, уже пришло время соответствующему департаменту Минсельхоза поинтересоваться этим и сделать общероссийский реестр предприятий рыбопереработки? Нужно понять, сколько действующих рыбзаводов в стране, где они расположены: в море, на берегу, на Среднерусской возвышенности. Чем они занимаются, на каком сырье работают, какие у них проблемы — а уже потом думать о «стратегиях» и о господдержке субъектов хозяйственной деятельности в данной сфере бизнеса.

Заседание Минсельхоза РФ
Заседание Минсельхоза РФ
Mcx.gov.ru

А пока этого нет, жизнь вынуждает членов Федерального собрания Российской Федерации, вместо увлеченного дележом рыбных и крабовых квот госрегулятора, разбираться в проблемах рыбного хозяйства и в отраслевой терминологии. В том числе — что такое «рыбоперерабатывающая отрасль» и чем она отличается от «рыбопромышленного комплекса», и какое отношение эти два «словосочетания» имеют, например, к рыбному хозяйству, прописанному как понятие в федеральном Законе о рыболовстве и в Положении о Минсельхозе России. Вопрос это не академический, а совершенно практический, разговор ведь идёт о стратегии развития «чего-то», о господдержке того или иного вида бизнеса, то есть о государственных деньгах, в той или иной форме, будь то налоговые льготы (вычеты), субсидии или так называемые «инвестиционные квоты» или «квоты с инвестиционными обязательствами» на добычу (вылов) водных биоресурсов (госсобственность).

Речь идёт в том числе и о функциях госрегуляторов, которые за деньги российских налогоплательщиков ежедневно вырабатывают государственную политику и нормативно-правовое регулирование в порученной им сфере деятельности. Что теперь в «рыбе» регулируют (формируют нормативную правовую базу и администрируют исполнение норм этой базы) два федеральных ведомства: Минсельхоз России и Росрыболовство? Вариантов ответа много. Рыболовство, судостроение, береговые рыбзаводы, континентальные рыбзаводы B2C, рефрижераторные вагоны и автомобили, холодильные склады по всей стране, причалы и краны, рыбные магазины или рыбные отделы в супермаркетах, рыбные столовые и рестораны? А может быть, ещё что-нибудь?

Для кого Минсельхоз и Росрыболовство формируют экономическую политику и какова ее цель? За какую нормативно-правовую базу и за какие государственные административные функции отвечают эти два «рыбных» федеральных ведомства?

Рыбаки и сенаторы

Главными инициаторами мероприятий в Совете Федерации являются субъекты хозяйственной деятельности. Не от хорошей жизни.

Совет Федерации
Совет Федерации
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Сам факт, что предприниматели вынуждены стучаться в двери Федерального собрания Российской Федерации, говорит о том, что на уровне отраслевой исполнительной власти бизнес уже не находит профессионального понимания и практической поддержки.

Члены палаты регионов всегда открыты для откровенного профессионального разговора. Сенаторы вникают в практические проблемы рыбного хозяйства, понимают их, и представителям федеральной исполнительной власти уже приходится отвечать на точно сформулированные вопросы — лозунгами в качестве ответа тут не отделаешься.

И еще.

Похоже, приближается неизбежный момент истины. В кутерьме «революционных реформ» в свете вышесказанного у членов обеих палат парламента Российской Федерации вскоре к отраслевым чиновникам может возникнуть один принципиальный и интересный вопрос. Что же подписал 26 ноября 2019 года Д. А. Медведев, уходя с поста председателя правительства страны? Стратегию чего?