Было бы странным пенять на рост цен на традиционные энергоресурсы на фоне климатической повестки и на её же фоне продолжать пользоваться этими же самыми ресурсами. Но как есть — пеняют и призывают поддать газу. СМИ даже сообщают о раздавшемся в Европе призыве к «газовой войне» с Россией. Мадрид, как пишет обозреватель газеты Times Бруно Уотерфилд, предложил членам Евросоюза приобрести стратегические запасы топлива единым блоком, объединив покупательную способность стран. По мнению министров энергетики европейских государств, данная мера поможет «противостоять усилиям России по ограничению поставок и повышению стоимости» газа. Наш, российский, посол в Германии уже выразил недоумение подобным утверждениям, в частности, как пишет РБК со ссылкой на немецкое издание RND. de, Сергей Нечаев удивлен заявлениями некоторых немецких политиков о том, что Россия якобы манипулирует ценами на газ, сказав, что они не имеют ничего общего с реальным положением дел. По словам дипломата, «продажа газа в страны ЕС не была ни сокращена, ни произвольно ограничена, по большей части она регулируется долгосрочными контрактами, в которых цена на газ не связана с соответствующими экономическими колебаниями». Более того, Нечаев подчеркнул, что все договоренности между «Газпромом» и Евросоюзом строго соблюдаются, информация о поставках российского газа общедоступна и легко проверяется, а её объективный анализ уступает место «примитивным манипуляциям».

Цена на газ
Цена на газ
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Между тем, заметим, как сообщало ИА REGNUM, директор-распорядитель МВФ Кристалина Георгиева на ГА ООН заявляла о том, что цены на ископаемое топливо (нефть, каменный уголь, горючий сланец, природный газ) нужно повысить, чтобы сдержать его применение — ради борьбы с климатическими изменениями. Назвав опасным использование ископаемого топлива в существующих объёмах, она напомнила, пишет агентство, что Парижским соглашением предусмотрено сдерживание глобального потепления, а одним из способов сокращения использования ископаемого топлива является установление на него «правильных цен».

Кристалина Геогиева
Кристалина Геогиева
World Bank Group / Grant Ellis

Судя по всему, рост цен, возникший в последнее время на традиционные ресурсы, в частности на газ, не последний. Потому как, по большому счету, безуглеродную повестку, инициируемую именно международным сообществом, требующую высоких инвестиций, причем не только в высокие технологии, призванных ликвидировать углеродный след, но и в ликвидацию последствий — как экологических, так и в решении проблемы возникающей безработицы при закрытии тех же, например, угольных шахт, ни в одной стране мира, добывающей ископаемое топливо, еще толком не реализовали. И вот этот самый переходный период, к порогу которого мир только лишь полноценно подступил, что мы сейчас и наблюдаем, будет болезненным. И вот в этот самый переходной период и будет происходить отказ от ископаемых ресурсов, но отказ постепенный. То есть ископаемому топливу никуда не деться, во всяком случае, ближайшее десятилетие. На заседании Президиума РАН, прошедшем 23 сентября, где обсуждались перспективы низкоуглеродного развития российской экономики и условия энергоперехода, а также на котором было принято решение о включении представителей академии РАН в делегацию для участия в 26-й Конференции сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата (COP-26) в Глазго, министр экономразвития России Максим Решетников говорил, что были разработаны дополнительные проекты, которые позволят сразу не отказываться от угля и нефти. В свою очередь директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, член-корреспондент РАН Александр Александрович Широв озвучил данные, согласно которым «в перспективе нескольких десятилетий спрос на российские углеводороды на мировом рынке сохранится как минимум на современном уровне даже в наиболее жестких сценариях реализации мер международной климатической политики». Ну и заметим, что последние утверждения отдельных европейских политиков по поводу якобы ограничений поставок газа из России позволяют делать выводы, что европейские страны оказались не готовы в полной мере встретить новую реальность, рожденную климатической же повесткой, как, собственно, и в России только прицениваются к ее реализации.

Но ведь есть, как оказалось, и положительные стороны отказа от ископаемых ресурсов. В ходе онлайн-брифинга Ассоциации развития возобновляемой энергетики (АРВЭ) спецпредставитель президента России по связям с международными организациями для достижения целей устойчивого развития Анатолий Чубайс, который занимает должность сопредседателя в АРВЭ, пишет издание Lenta.ru, отмечал, что цены на возобновляемую энергетику в России в 2021 году снизились в три раза, причем случилось это на десять лет раньше прогнозов. Отбор проектов возобновляемых источников энергии (ВИЭ), по словам Чубайса, позволил найти 69 таких, где стоимость уже находится на уровне или ниже обычной генерации. Так что, отметим, рост цен на ископаемые ресурсы не может не радовать международное сообщество, поскольку, таким образом, реализуемые в мире проекты ВИЭ по своей дороговизне могут, наконец, составить достойную конкуренцию ископаемым ресурсам.

Анатолий Чубайс
Анатолий Чубайс
Иван Шилов © ИА REGNUM

Да, России для реализации затеянной мировым сообществом климатической повестки придется, как и другим государствам, реструктурировать экономику. Причем, по словам же Чубайса, которые приводит агентство ТАСС, нашей стране придется реструктурировать 100% экспортных отраслей в рамках глобального энергетического перехода, что очень непросто. Но вместе с тем, по его же словам, это открывает уникальные возможности. В ходе упоминаемого выше заседания Президиума РАН министр экономразвития России Максим Решетников отмечал, что в контексте низкоуглеродного развития рассматривается в том числе развитие электротранспорта и водородных технологий. Для России, по словам министра, «это новые отрасли, которые дадут рабочие места и будут способствовать экономическому росту». Реализация климатической повестки позволит, подчеркнул Решетников, использовать накопленный потенциал российской атомной энергетики. Таким образом, климатическая повестка усилит позиции атомной энергетики и в мировой экономике, и в российской экономике тоже.

Напомним также, что правительство России, как сообщило издание «Коммерсантъ», приступило к проектировкам национального варианта углеродного налога, который является аналогом разработанного в ЕС механизма сбора за выбросы углекислого газа в атмосферу. Но задача непростая: механизм национального регулирования должен быть признан на международном уровне, чтобы платежи за выбросы CO2 в России были зачтены европейской системой углеродного контроля. Российский вариант углеродного налога имеет три сценария: бизнес либо будет платить сбор по определенной ставке за превышение пороговых значений за выбросы; либо будет внедрена система торговли квотами на выбросы; или возможно, будет использована комбинация из первых двух вариантов. Но определенности с тем, как пишет издание, на кого будет распространён углеродный налог — только на экспортеров, чтобы защитить их от необходимости платить сбор за ввоз продукции в ЕС, или и на других участников рынка — пока нет. Представитель Объединенной металлургической компании (ОМК), на мнение которого ссылается издание, считает, что лучше платить налоги в российский бюджет при условии, что «эти платежи будут освобождать от трансграничного налога».