Исчерпание потенциала посткризисного восстановления экономики, ужесточение денежно-кредитной и бюджетной политики, а также стабилизация на сырьевых рынках создают риски существенного торможения экономической динамики в 2022 году. Об этом предупреждают ученые Института народнохозяйственного прогнозирования Российской академии наук (ИНП РАН) в своем квартальном прогнозе, опубликованном 23 сентября. Резюмируя итоги первых восьми месяцев этого года, они говорят о том, что активное посткризисное восстановление российской экономики закончилось к концу первого полугодия, при этом докризисный объем ВВП был достигнут уже в апреле. Восстановлению экономики послужили отложенный спрос со стороны населения и бизнеса, улучшение внешнеэкономической конъюнктуры, реализация антикризисного правительственного пакета. Текущая оценка роста ВВП России в 2021 г. составляет 4,3%, но при сохранении текущих тенденций темпы роста ВВП могут, согласно прогнозу, достичь 4,7%. При этом на постепенное снижение темпов роста экономики в ближайшие несколько лет, по предположениям аналитиков, будут оказывать не столько внешние факторы — их воздействие рассматривается как нейтральное, сколько внутренние — из-за ограничения стимулирующих мер и проведения достаточно жесткой денежно-кредитной политики. Совокупный рост ВВП за период 2021—2024 гг. составит почти 12%, а среднегодовые темпы — 2,9%. В целом такие темпы роста можно рассматривать приемлемыми, если бы не их устойчивое снижение к концу прогнозного периода. Развитие экономики по такому инерционному сценарию означает возврат на докризисную траекторию, что с точки зрения достижения целей, стоящих перед экономикой, можно считать, говорят аналитики, неприемлемым вариантом.

Экономика
Экономика
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Поскольку ключевой вклад в прирост ВВП в этом году внесло потребление домашних хозяйств, как на фоне восстановления доходов населения, так и за счет допвыплат военнослужащим и пенсионерам, то нерегулярный характер этих выплат, если такая практика не будет продолжена, окажет негативное влияние на экономическую динамику уже в 2022 году: положительный вклад в экономическую динамику со стороны потребления домашних хозяйств снизится с нынешних 3,8% до 0,9% в следующем году. Стабильный вклад в экономическую динамику ближайших нескольких лет — по 0,5% ежегодно — ожидается от государственного потребления, чему будет способствовать реализация 42 новых стратегических инициатив. Рост инвестиций в основной капитал в 2021—2024 годах совокупно составит 14,7%, или 3,7% в среднем ежегодно. Причем, опять же, стабильно будут расти госинвестиции и капвложения крупных компаний, тогда как инвестактивность остальных экономических субъектов будет сдержанной на фоне ужесточения денежно-кредитной политики. В целом накопление основного капитала в период 2022—2024 гг. будет формировать от 0,8 до 0,5% роста ВВП.

Внешнеэкономическая же динамика будет зависеть от изменений договоренностей в рамках сделки ОПЭК+, влияния бюджетного правила на валютный курс, изменения политики пересечения границ и устранения дефицитов на рынках товаров длительного пользования. Предполагаемый совокупный за несколько лет рост экспорта на 17,4% будет привносить в ВВП ежегодно до 1%, тогда как рост импорта на 28% за три последних года будет вычитать из темпов роста ВВП от 1,1−1,5% в год. Основными направлениями, которые могли бы придать ускорения темпам экономики, аналитики называют потребление домашних хозяйств и инвестиции в основной капитал. Причем регулярный рост доходов населения способен еще и активизировать инвестактивность бизнеса, не связанного с реализацией крупных госпрограмм.

В полной мере всей прелести ужесточения денежно-кредитной политики, судя по прогнозу Института, экономика еще не ощутила: текущий цикл повышения ключевой ставки характеризуется более длинным трансмиссионным лагом (сроком воздействия роста ключевой ставки на объемы кредитования в экономике), чем это было ранее. Среди прочего, указывают аналитики, это было связано с тем, что в результате кризиса сжалось число предприятий, использующих рыночные механизмы финансирования, и значительная часть кредитов выдавалась по специальным ставкам. А потому существует реальная возможность того, что в четвертом квартале этого года и первом квартале следующего снижение объемов кредитования наложится на снижение темпов роста доходов и спроса, что в совокупности может оказать существенное негативное влияние на экономическую динамику.

«Проблема состоит в том, что высокие темпы восстановления экономики привели к оживлению инвестиционной активности и в частном секторе, что важно для запуска инвестиционного цикла в экономике. Однако в условиях значительного снижения темпов роста конечного спроса эта положительная тенденция может остановиться, а в экономике сформируются предпосылки для достаточно жёсткой «посадки», — сообщают авторы прогноза ИНП РАН, подчеркивая при этом, что речи, конечно, не идет об экономическом спаде, говорится о возвращении российской экономики на докризисную траекторию развития, что может стать очевидным препятствием на пути достижения целей развития, стоящих перед российской экономикой.
Маринус Рэймерсвеле. Банкир и его жена. 1538
Маринус Рэймерсвеле. Банкир и его жена. 1538

То есть авторы прогноза говорят о пребывании экономики в ловушке невысокого роста. Проблемой ближайшей экономической перспективы может стать то, что торможение роста станет результатом рассогласованных действий в области экономической политики: с одной стороны, разработка более 42 крупных инициатив стратегического характера и выделение на них существенных ресурсов будет способствовать расширению уровня инвестактивности на базе партнерства государства и бизнеса при их реализации, с другой — рост ключевой ставки и сворачивание антикризисного пакета поддержки экономики может стать фактором сдерживания как потребительского, так и инвестиционного спроса, напрямую не связанного с реализацией госпрограмм. Недостаточно, по мнению ученых Института, силен и рубль: относительная стабилизация цен на рынках нефти, металлов и продовольствия на приемлемых для российской экономики уровнях создает условия для снижения инфляционного давления и на российскую экономику, но в условиях укрепления курса рубля можно было бы добиться большего эффекта. Укрепление рубля способствовало бы не только стабилизации цен на сырьевую продукцию и продовольствие, но и, как указывают авторы, поддержало бы производства, использующие импортные комплектующие, а также компании, обновляющие производственные мощности с использованием иностранного технологического оборудования. Однако, несмотря на значительный рост доходов от внешнеэкономической деятельности, существенного укрепления курса не произошло. Прежде всего потому, заключают экономисты, что в рамках бюджетного правила Минфин РФ выкупил практически весь рост положительного сальдо платежного баланса — 11 млрд долл. из 12 в первом полугодии 2021 года, и аналогичным образом ситуация развивается и во втором полугодии. Продолжение такой политики в текущих условиях может быть связано с искусственным занижением потенциала экономического роста в кратко‑ и среднесрочной перспективе.

Для выхода из ловушки низких темпов роста требуется, считают авторы прогноза, использовать определенные стимулы: бюджетные либо монетарные. Мировой опыт показывает, что, как правило, политика структурной модернизации предполагает выбор из нескольких вариантов: мягкой денежно-кредитной и жесткой бюджетной политики или жесткой денежно-кредитной и мягкой бюджетной политики, а вот обеспечить устойчивое развитие при жесткой бюджетной и денежно-кредитной политике, резюмируют авторы, мало кому удавалось.