Государство так и не смогло изменить твёрдую уверенность бизнеса, что наша страна существует для него, а не он — для страны, отметил обозреватель ИА REGNUM Михаил Демурин в пятницу, 24 сентября, комментируя высказывания первого вице-премьера Андрея Белоусова.

Андрей Белоусов
Андрей Белоусов
Government.ru

Как сообщалось ранее, Белоусов на встрече с членами Российского союза промышленников и предпринимателей предложил им «определиться, с кем они», являются ли частью национальной повестки (и должны поэтому наращивать инвестиции) или же нет.

«Поставить ребром вопрос о том, находится ли бизнес в национальной повестке дня или не находится, — это правильно. Только поставить его ребром и на этот раз не получилось. Да и запоздало обсуждение этой темы как минимум на десять лет.
Понятно, что в 1990-е крупный бизнес в России был подвергнут чрезвычайным искушениям, с которыми, естественно, справиться не смог. Ему было позволено делать всё, что угодно, и он выжимал и из оставшегося от СССР достояния, и из национальных ресурсов, и из людей всё, до чего дотягивались его лапы. Тогда вообще непонятно было, что это за государство такое — «новая демократическая Россия». Да и будущее самой нашей Родины было под вопросом: настолько антинациональную политику проводило правительство Ельцина.
За 2000-е, однако, Владимир Путин окреп. К 2010 году он был уже в состоянии остро поставить некоторые вопросы международной повестки дня перед зарубежными государствами, что он и сделал в Мюнхене. А вот экономическое положение страны и тем более положение народного большинства выправлялось крайне медленно, приведение в порядок мозгов крупного российского бизнеса осуществлялось выборочно.
По итогам последних 20 лет прихожу к выводу, что государство так и не смогло изменить твёрдую уверенность бизнеса, что наша страна существует для него, а не он — для страны; что государство призвано в первую очередь обеспечивать крупному бизнесу возможность наращивать прибыли. Именно не зарабатывать, а наращивать прибыли и — класть в свой карман. Потом уже — немного государству.
Об инициативной, заинтересованной заботе бизнеса о состоянии нашего деградирующего народа, выправлении этого состояния, речь, как мне это видится, как не шла, так и не идёт. Даже то малое, что делается, делается через не хочу. Какое же при таком положении может быть отношение народного большинства к крупному бизнесу?» — отметил Михаил Демурин.