Международный рыбопромышленный форум и выставка «Global Fishery Forum & Seafood Expo Russia» прошли 8−10 сентября в Санкт-Петербурге. В рамках программы состоялся круглый стол«Первые итоги взаимодействия российских рыбопромысловых и судостроительных предприятий по обновлению флота». Несмотря на то, что указанное мероприятие не было удостоено внимания руководителей Минпромторга, Минсельхоза и Росрыболовства, именно эта дискуссия во многом описывала судьбу российской рыбной отрасли на ближайшие несколько десятилетий. Речь шла о процессе создания новых производственных мощностей по добыче (вылову) морских биоресурсов и производству из них пищевой продукции. Говорили о строительстве на российских верфях современных промысловых судов.

IV Международный рыбопромышленный форум
IV Международный рыбопромышленный форум
Seafoodexporussia.com

История вопроса

Как известно, в рыбном хозяйстве Российской Федерации с 2016 года проходит масштабный эксперимент. Заявленной целью является обновление российского рыболовного флота и повышение эффективности рыбной отрасли. Изначальная практическая задача — загрузка отечественных судостроительных заводов заказами на производство гражданской продукции в виде рыболовных судов.

Для того, чтобы рыбаки быстрее «загружались» в российские верфи, были придуманы «квоты под киль» или как их назвали благородно — «инвестиционные квоты».

Принцип работы механизма на первый взгляд элементарен: «разместил заказ на российском заводе, оплатил всё, что положено, тебе построили судно, и получи дополнительную квоту на вылов некоторых даров моря». Вроде бы всё просто и понятно. Только, как выясняется по прошествии четырех лет эксперимента, в реальной жизни не все так радужно с этой «технологией».

Seafood Expo Russia 2021.  Фотовыставка о новейших российских траулерах
Seafood Expo Russia 2021. Фотовыставка о новейших российских траулерах
Seafoodexporussia.com

Что говорят руководители судостроительных заводов

«В 2014—2015 годах, когда все рьяно начали эту тему продвигать («инвестиционные квоты»), риски оценивались — ниже плинтуса. Была организована большая кампания, итоги мы сегодня пожинаем. Сегодня любому судостроителю стало понятно, что строить рыболовецкие суда — это сложно, это круто, и это совсем не то, чем мы занимались до сих пор. Повторюсь, риск, который не учли на первых этапах программы, сейчас нам аукается. Мы действительно несем финансовые потери».
«Верфи переоценили себя. Программа инвестиционных квот не стала прорывом для судостроения».

Представитель судостроительного завода «Пелла».

Ничего не говорит, на данном мероприятии отсутствовал — занят. А что он мог бы сказать? Про то, как утопил строящийся пароход у причала? Что шесть заказов на траулеры подвисли на заводе и вряд ли будут построены. Что денег нет у завода, одни проблемы?

Seafood Expo Russia 2021.  Фотовыставка о новейших российских траулерах
Seafood Expo Russia 2021. Фотовыставка о новейших российских траулерах
Seafoodexporussia.com

Остальные судостроители, получившие заказы от рыбаков по программе «квоты под киль», также предпочли отмолчаться и не участвовали в работе круглого стола.

Что говорят рыбопромышленники-заказчики

Рыбаки — люди, морем воспитанные. Поэтому на публике свои мысли по поводу происходящего выражают довольно сдержано. С другой стороны, а как иначе, начнешь шуметь — еще больше проблем получишь — деньги-то уже за суда заплачены. Да и ссориться с чиновниками не с руки, а то еще проблемы с выдачей разрешений на промысел начнутся.

Поэтому поможем коллегам озвучить то, что они откровенно обсуждают только между собой.

Cудостроители Игорь Орлов и Александр Соловьев говорят правду, и это вызывает уважение к ним. Они настоящие хозяйственные руководители, а не кабинетные «сказочники-андерсены», работающие для показухи.

На самом деле обо всем о том, что сейчас происходит с «квотами под киль» специалисты рыбной индустрии предупреждали еще в 2015—2016 годах на этапе обсуждения навязываемых в то время отрасли соответствующих государственных решений. Только тогда рыбаков в упор не хотели слышать. Уж слишком велико было давление на умы бывшего председателя правительства России Д. А. Медведева и его бывшего первого зама А. В. Дворковича, а также на руководителей Минсельхоза и Росрыболовства со стороны «придворного игрока» — Русской рыбопромышленной компании. Тем забавнее по прошествии шести лет, в 2021 году, слышать просьбу собственника этой компании (Глеб Франк — зять Геннадия Тимченко) о том, что при разработке модели второй фазы отраслевой игры «квоты под киль», государство «что-то» теперь должно обеспечить игрокам-инвесторам из первой волны отраслевого передела. Молодой капиталист, похоже, имеет в виду не отбирать у него под второй этап «исторические квоты» на минтай и сельдь, иначе с экономикой его рыбодобывающих компаний возникнут проблемы.

Во как — дошло. А может быть в целом в российском морском рыболовстве вернуться к историческому принципу распределения и закрепления квот среди российских предпринимателей и не лишать больше никого квот под строительство чего-либо? Того, что угодно Росрыболовству и/или очередному «придворному любимчику». Зачем это делать? Будем считать, что чудесная «таблетка» сработала, за эти годы российские судостроители научились создавать отличные рыбопромысловые суда. Ну со сроками пока не выходит, так наладится и это со временем. Судя по всему, первая фаза программы «квоты под киль» (выход в море крайнего судна) закончится лет через восемь. Вот и хватит. Можно завершать с этой формой «поддержки» рыбацкого судостроения, так как оно (судостроение) уже крепко встало на ноги, научилось делать разнообразные сейнеры, траулеры и ярусоловы. А дальше рыбаки сами пойдут на российские заводы без всяких «квотных стимуляторов», в очередь выстроятся за конкурентоспособными судами — до 2033 года. Тем более что взамен иностранного судового оборудования вскоре появятся российские главные и вспомогательные энергетические установки, системы электроснабжения, технические комплексы для орудий лова, палубные грузовые краны и лебедки, и прочие судовые технические изделия. Как утверждает генеральный директор АО «Объединенная судостроительная корпорация» (ОСК) А. Л. Рахманов, локализация повлечет за собой снижение себестоимости, а предприятия корпорации вскоре повысят производительность труда.

Выставка рыбной продукции в Экспофорум Павильоне.
Выставка рыбной продукции в Экспофорум Павильоне.
Seafoodexporussia.com

Вот и хорошо, потенциальные заказчики только рады этому.

Денег нет, но вы дождитесь

Тяжелая ситуация со строительством рыболовного флота по программе «квоты под киль» уже не является секретом. За четыре года построено и введено в эксплуатацию пять судов, три из которых изначально в 2016 году закладывались бизнесом, вообще-то, не по программе «инвестквот», а в соответствии с планами собственного корпоративного развития. Быть может в текущем году по программе «квоты под киль» введут в эксплуатацию еще пару траулеров, на следующий год три, но не факт. В то же самое время верфи с 2018 г. набрали от рыбаков десятки контрактов на миллиарды рублей, на годы вперед. А что на выходе? За шесть лет будет построено десять бортов на всю Россию? Но это же несерьезно — судостроительная индустрия великой морской державы выпускает в год по три рыболовных судна. Руководитель государственной судостроительной корпорации А. Л. Рахманов по прошествии шести лет спокойно говорит, что такова, мол, «наша специфика». Звучит это забавно. Что-то в 2015 году, когда некоторые агитировали президента страны за «квоты под киль», мелодия была совершенно иная — ну просто «оркестр победителей судостроителей». А теперь выходит что-то типа «особенности национального судостроения» — делаем долго, дорого и уныло рассказываем заказчикам о своих проблемах. Но в отличие от известного кинофильма, не смешно как-то получается.

Задержки в строительстве рыболовных судов системные и хронические.

Главные причины:

  • недостаток у верфей профессиональных кадров;
  • огромные накладные расходы бывших советских судостроительных предприятий;
  • высокая себестоимость строительства.

Через четыре года после старта руководство судостроительным комплексом просит государство увеличить сроки строительства судов в рамках программы «квоты под киль», а директора верфей помочь им деньгами и кадрами. Интересная получается картина. И это после того, как рыбаки несколько лет назад полностью оплатили текущие строительные контракты.

Почему это произошло

Как известно, чудес на свете не бывает. Причины образовавшейся многомиллиардной проблемы лежат в самой конструкции предложенной идеи «стимулирования» отечественного рыболовного судостроения.

Внедрённая в рыбное хозяйство России в 2016 году административная модель организации морского рыболовства, которая основана на мышлении средневековых менял «ты мне — я тебе» (поймал/продал — помоги деньгами судостроителю — получишь квоту) — плод глупости государственных должностных лиц, не имевших в своей жизни опыта работы на каком-либо производстве в рыбной или любой другой отрасли. Кабинетные теоретики.

Выставка рыбной продукции в Экспофорум Павильоне
Выставка рыбной продукции в Экспофорум Павильоне
Seafoodexporussia.com

Практика — критерий истины. Прошло шесть лет и теперь есть на что посмотреть: «идеология» поддержки судостроительной индустрии с помощью «инвестиционных» квот рассыпается как песочный домик. В качестве системной меры, обеспечивающей устойчивый и самое главное долгосрочный прогресс технического и экономического развития, такая «технология» не работает. При помощи административного ресурса гражданское судостроение сильнее не становится, это было очевидно с начала истории «квоты под киль» еще в далеком 2010 году. Крупнейшие рыболовные страны к тому времени уже давно прошли подобный сюжет «поддержки» в своей истории и окончательно отказались «мичурить» рыболовство и судостроение.

Но, с нашими атаманами не соскучишься — несмотря ни на что, они решили «разжигать» российские верфи рыбными и крабовыми квотами.

Что делать

Примитивное понимание экономических отношений гарантированно обеспечивает появление в сфере хозяйственной деятельности все новых и новых проблем, о которых, в частности, говорят уважаемые директора судостроительных заводов. На круглом столе Международного рыбопромышленного форума и выставки «Global Fishery Forum & Seafood Expo Russia» со стороны руководителей крупнейших российских верфей звучал тезис о том, что в сложной ситуации со строительством рыболовных судов «нужен компромисс, который бы всех устроил, при этом в нем должен участвовать тот, кто все это запустил — наше государство».

Постановка вопроса актуальна и своевременна. А куда уже деваться? Теперь нужно всем как-то выгребать из этого болота, а не погружаться в него дальше по самое горло.

В этом контексте совершенно неуместны инициативы руководителя Федерального агентства по рыболовству И. В. Шестакова о начале второй фазы «помощи» неизвестно кому, и не известно зачем, помощи с использованием «чудо программы» по созданию проблем под названием «квоты под киль/рыбзавод/холодильник/контейнер/причал/трал/рыбный магазин и т. д. и т. п.». Может быть суть взрослого компромисса заключается в том, что нужно сначала первую фазу довести до запланированного результата (если он, конечно, планировался в государственной отраслевой стратегии), построить все рыболовные и краболовные суда, оценить их работу на промысле в течение как минимум двух лет, а уже после этого публично заявлять очередные «инвестиционные» аукционы, вторые фазы и прочие отраслевые рывки и скачки? Кстати, а как работают уже построенные в 2020—2021 годах по программе «инвестиционных квот» инвестиционные объекты в виде многочисленных береговых заводов? «Заколосился» объем выпуска российской рыбной продукции с добавленной стоимостью?

Или дело совсем не в этом? Может у инициаторов цель другая? Например, запудрить глаза руководителям страны? Создать видимость бурной деятельности? Или хуже? Осознано и целенаправленно аукционами на природные ресурсы, многочисленными высокозатратными отраслевыми стройками и квотными манипуляциями подорвать экономику рыбного хозяйства России и расчистить внутренний рынок для пищевой продукции из импортного рыбного сырья. Ведь если проанализировать «реформирование» отрасли в последние шесть лет, то происходящее неизбежно ведет именно к этому. Достаточно посмотреть таможенную статистику и провести тщательную ревизию (документы о происхождении рыбного сырья в рыбной продукции) российского рыбного прилавка.

Итог

Разговор директоров судостроительных заводов и рыбопромышленников состоялся — хороший такой, откровенный мужской разговор. Готовы ли отраслевые чиновники успокоиться, адекватно воспринимать происходящее вокруг и принимать разумные управленческие решения в ближайшие годы? Или не готовы? От ответа на этот вопрос во многом зависят рыбацкие будни российского судостроения. И не только. От ответа на этот вопрос зависят рыбацкие будни самих рыбаков. От ответа на этот вопрос зависят цены на рыбную продукцию внутри страны. От ответа на этот вопрос зависит уровень душевого потребления рыбной продукции и многое другое.

Читайте развитие сюжета: Что ответят российские сенаторы Глебу Франку?