Опасения по поводу того, что цифровой налог, предлагаемый Джо Байденом, окажется не таким уж цифровым и может затронуть и другие компании, не имеющих отношения к IT-деятельности, оказались не такими и беспочвенными. Глава Федеральной налоговой службы России Даниил Егоров в интервью телеканалу «Россия 24», как пишет издание «Коммерсантъ», заявил, что цифровой налог, введение которого обсуждают страны Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) с 2013 года, коснется не только цифровых компаний, но и тех корпораций, чей оборот составил более 20 млрд евро в год.

It
It
Иван Шилов © ИА REGNUM
«Речь идет о том, что с 2013 года, когда был объявлен так называемый план BEPS (план мероприятий ОЭСР по противодействию размыванию налогооблагаемой базы и выводу прибыли из-под налогообложения), страны озаботились тем, что есть компании, и прежде всего их взор был обращен на компании цифровые, которые извлекали супердоходы с мирового присутствия, при этом там фактически не находясь, а просто предоставляя сервисы», — цитирует издание слова Егорова, который также подчеркнул, что цифровым этот налог можно назвать лишь исторически.

Замминистра финансов России Алексей Сазанов, предварительно оценивая доходы бюджета от цифрового, по сути своей, наднационального налога, отметил, как пишет издание «Прайм», что страна может получать от его введения десятки миллиардов рублей ежегодно. Если повезет, подметил замминистра. Считается, что такое налогообложение должно обеспечить более справедливое распределение налогов между странами, которые будут взиматься с корпораций, физически там не присутствующих, но оказывающих свои услуги и, соответственно, получающих прибыль. При уплате налога компании смогут оставить себе только 10% прибыли, все остальное распределится между странами присутствия, предполагает Егоров. Ранее СМИ сообщали об одобрении предлагаемого введения международной системы налогообложения для крупных цифровых корпораций 130 государствами, а реализация этой идеи, которая, согласно плану ОЭСР, предусматривает минимальную ставку единого налога в размере 15%, потребует принятия государствами соответствующих законов.

Глава Федеральной налоговой службы России Даниил Егоров
Глава Федеральной налоговой службы России Даниил Егоров
Nalog.ru

Осуществить введение цифрового налога будет не столь просто, сказал в беседе с корреспондентом ИА REGNUM управляющий адвокатского бюро «Глазунов и партнеры» Алексей Глазунов. По его словам, с юридической точки зрения придется подготовить соответствующую нормативно-правовую базу, внести изменения в налоговое законодательство. Рассчитывать же налог, по его мнению, следует из стоимости цифровых услуг, оказываемых российским пользователям, а также из стоимости использования данных российских пользователей, например, при таргетированной рекламе. Технологически осуществление данного плана возможно, хотя и будет сопряжено с определенными трудностями, заметил адвокат. Тем не менее пример легализации с 1 января 2021 года статуса криптовалюты — цифровых финансовых активов, как считает эксперт, позволяет предполагать, что таким же образом будет введен и цифровой налог. Более того, «нет никаких сомнений, что налог будет введен, поскольку компании-гиганты в любом случае не уйдут с российского рынка», заявил Глазунов.

Введение наднационального налогообложения приведет к появлению глобального налогового администрирования. Чтобы заниматься администрированием налога адекватно, а не по политическим веяниям, необходимо понять, на какие принципы нужно ориентироваться, передает агентство ТАСС слова Даниила Егорова, который также подчеркнул, что нужно решить еще вопрос с предоставлением налоговых льгот, мол, без стимулирующей функции возникает вопрос о том, как при одинаковых для всех условиях и ставках налога привлекать производство и как, в принципе, определить, какие льготы допустимы.

«На глобальные вызовы в виде глобальных корпораций у нас есть ответ в виде глобального налогообложения. Но извините, я тогда и от администраторов добавлю, у нас еще идет и глобальное администрирование, никуда нам от этого не деться», — заявил глава Федеральной налоговой службы (ФНС) России в рамках Московского финансового форума.
Офис Яндекса
Офис Яндекса
Alisher Hasanov

Между тем, как отмечал Егоров, говоря о планах ОЭСР по введению цифрового корпоративного налога, сообщал «Коммерсантъ», планируется исключить из-под его действия компании, которые добывают ресурсы, и компании банковского сектора. Заметим, при планируемом введении углеродного налога очевидно, что предполагаемое исключение для добывающих ресурсы предприятий — вполне предусмотрительная мера. Углеродный налог — налог, по сути, тоже наднациональный. В интервью изданию «Коммерсантъ» временно исполняющая обязанности руководителя блока трейдинга «Интер РАО» Александра Панина, рассказывая о рисках от вводимого ЕС трансграничного углеродного регулирования (ТУР) с 2026 года и возможных способах их минимизации для компании — монопольного экспортера электроэнергии в Европу, отметила, что Европейский союз, первым в мире решив установить жесткое углеродное регулирование на границах, создал серьезный прецедент, которым стимулирует создание иных внутристрановых и наднациональных систем регулирования. Ведь в качестве альтернативы для неуплаты налога в бюджет ЕС предлагается внедрять аналогичный механизм внутри третьих стран. Но для многих стран, по словам Паниной, это очень серьезное решение: далеко не все могут себе позволить кратный рост цен на электроэнергию, да и вообще это серьезное экономическое бремя.