6 сентября случилось давно ожидавшееся событие — сварка последнего, «золотого» шва на трубопроводе «Северный поток — 2». Событие это было встречено по-разному: подрядчиками, заказчиками, а особенно поставщиками и получателями газа — с негромким усталым удовлетворением. Конкурентами — гробовым молчанием, а их лимитрофной агентурой, всё больше и больше выпадающей из глобальных схем поставок чего-либо куда-либо, с негодованием и скрежетом зубовным. Что более чем понятно: при вводе в эксплуатацию западного морского обхода лимитрофных государственных образований, напрочь отказавшихся от бонусов за прокачку газа через их воды, одно из них — Польша — уходит на достойные уважения закупки энергоносителей по мировым ценам, без бонусов и скидок, а потому, в лучшем случае — в нулевую рентабельность. А другому бывшему монополисту от логистики — Украине — ничего, кроме жёсткого «минуса» в некогда доходных транзитных схемах, больше не светит, так как прежних объёмов ждать не придётся. Причём по чисто рыночным причинам, на чём столько лет настаивала украинская сторона, обвиняя российскую в зловредной нерыночности и сугубом монополизме.

В Балтийском море осуществлена сварка последней трубы «Северного потока ‑ 2»
В Балтийском море осуществлена сварка последней трубы «Северного потока ‑ 2»
Nord-stream2.com

Прежде всего, мысленно взглянем на то, с чем, скорее всего, российской стороне придётся наконец-таки расстаться: а именно — на схему газотранспортной системы Украины. Которая своей разветвленностью и множеством точек входа-выхода в неё и из неё демонстрирует невозможность полного исключения потерь при газовом транзите ввиду чрезмерной разветвленности ГТС Украины, спроектированной также и под внутренние поставки. Что для советской республики, неотъемлемой части большой единой страны, было более чем нормально, но стало очевидной неразрешимой проблемой для «Газпрома» с момента его создания в 1990 году. Так как с имевшейся, да и любой другой самой современной системой учёта, отбор газа (или несвоевременность, либо злонамеренное отсутствие платежа) будут неизбежны. Для чего злой умысел вовсе не обязателен: примерно то же самое получится, если линию электропередач (вместо единой ЛЭП) разветвить на множество потребителей, проживающих в стране, а затем — на границе снова собрать воедино. Осознание невозможности обойтись без потерь не могло не стать мотивом уже и для осознанно мошеннических схем обогащения на транзите. Чему благодаря «Турецкому потоку» и выводу на полную мощность двух «Северных» приходит конец. Тому лимитрофные проводники американского сланцевого СПГ всячески противодействуют, в надежде на Третий энергетический пакет энергетической хартии Европы, ограничивающий заполнение трубы «СП-2» на половину, не более. Но и здесь представители «газовых кругов» братской Украины предлагают выход в собственном узнаваемом и столь аутентичном стиле: они согласны стать оператором «СП-2». То есть фактически — распорядителем выручки за транзит газа под Балтикой. А уж объяснить акционерам «СП-2» (среди которых всё больше — солидные кампании мирового уровня) «усушку, утруску» и прочее бесследное исчезновение платежей они сумели бы, как никто другой.

Специалисты трубоукладочной баржи «Фортуна» осуществили сварку последней трубы второй нитки газопровода «Северный поток ‑ 2»
Специалисты трубоукладочной баржи «Фортуна» осуществили сварку последней трубы второй нитки газопровода «Северный поток ‑ 2»
Nord-stream2.com

Правда, ответ от российской стороны подоспел совсем из иной сферы: ведром воды на раскалённый радиатор двигателя окраинных мечтаний стал отчёт ФСБ РФ о расследовании диверсии на газопроводе в Крыму, совершенной 23 августа этого года агентами Главного управления разведки Украины из числа крымско-татарских «активистов». Что вообще-то само по себе является более чем достаточным casus belli — поводом для объявления войны. И её на данный момент отсутствие стало достаточным намёком для временного, локального, но прекращения поползновений на «господство» в масштабах отдельно взятого «центра Европы» со стороны Украины и Польши. Последняя, правда, выдвинула к российской границе 4-тысячную (по всей видимости — сильно кадрированную, т. е. — некомплектную) дивизию, чем впечатлила лишь собственных блогеров.

Схема нефтепровода «Дружба»
Схема нефтепровода «Дружба»
Скриншот «Настоящее Время»

Хочется верить, что руководство упомянутых выше стран-тромбоцитов любых российско-европейских трубопроводов и иных связей в зоне их досягаемости отдаёт себе отчёт не только о случившихся бизнес-потерях в виде давно ожидаемого сокращения их влияния на газовый транзит, но и о (пока) сохраняющихся возможностях. Среди которых в первую очередь следует помнить о проходящих из России на Запад через Украину и Польшу ответвлениях нефтепровода «Дружба».

При этом безопасность транзита нефти является для страны, по территории которой проходят нефтепроводы, гораздо более надёжной гарантией безопасности, чем наличие на её территории международных газопроводов. Во всяком случае, при всех наших тёплых (тлеющих) отношениях с Украиной на угрозу безопасности поставок, как и покушений на сами нефтепроводы не было даже и намёка. Кстати, во время вразумления Россией одной из бывших «сестёр» по СССР, случившегося «08.08.08», ни один из нефтепроводов в зоне боевых действий также не пострадал, за что его восточные и западные совладельцы выразили МО РФ отдельную благодарность. Причина проста: пока нефтедоллар существует, существует и привычный всем миропорядок, нравится это нам (и им) или нет.

«Транснефть – Дружба»
«Транснефть – Дружба»
Transneft.ru

А миропорядку этому идёт на смену иной, возможно — тот же, но на иной энергетической основе. Когда-то в энергетике нефть сменила уголь, а доллар, соответственно — фунт стерлингов. Сейчас, похоже, намечается нечто подобное, правда, новая мировая валюта пока не названа, но деловые круги плавно подводятся к мысли, что это вряд ли будет доллар США.

Во всяком случае, лицами, претендующими на близость к неким «мировым элитам», в числе которых — А. Б. Чубайс, заявлено о начале некоего «зеленого перехода» к «углеродной нейтральности». То есть об отказе от углеводородов в пользу «экологичного» и возобновляемого топлива в самом ближайшем будущем. И таким топливом будущего назван водород, для транспортировки которого вполне, с минимальной модернизацией, пригодны ныне действующие газопроводы. Что может помочь более-менее зажиточной Польше, но вряд ли поможет стремительно нищающей Украине с её избыточно разветвленной газовой сетью. Однако и здесь есть выход, причём новой инфраструктуры ни в России, ни на Украине практически не потребуется; более того, имеется резерв дополнительных мощностей, которые могут быть востребованы и при успешном развитии «зеленого перехода». Если, конечно, таковой не окажется очередной утопией.

Речь пойдёт об аммиаке, как носителе водорода, связанного нейтральным азотом. Вернее — о трубопроводе «Тольятти — Одесса» (один из всего десяти аммиакопроводов в мире), по которому этот самый аммиак поставляется с АО «Тольяттиазот» на «Одесский припортовый завод» и далее на экспорт, в основном — в США.

Для справки: аммиак не содержит углерода и может быть получен с помощью любого источника энергии. Он имеет существенные преимущества перед водородом с точки зрения хранения и транспортировки. Аммиак можно сжижать при комнатной температуре и хранить аналогично пропану, тогда как водород требует дорогостоящего криогенного хранения. Сжиженный аммиак содержит на 50% больше водорода по объёму, чем жидкое водородное топливо, он легко хранится даже в больших количествах в виде жидкости и может быть при необходимости «расщеплен» с использованием недорогих катализаторов для получения водорода. Например, уже создан автомобиль Toyota Mirai на водородных топливных элементах, заправляемого водородом из аммиака, разлагаемого на составляющие азот и сверхчистый водород 99,999%.

Тольяттиазот
Тольяттиазот
Toaz.ru

Безусловно, изменяющиеся условия в экономике глобального масштаба не оставляют места для продолжения конфронтационной политики, где одна из сторон претендует на первородство, превосходящее библейское. В случае дальнейшей деградации отношений между Россией и Украиной, либо сохранении их на нынешнем уровне (что означает то же самое) есть смысл вернуться к проекту аммиакопровода «Тольятти — Тамань», замороженному усилиями проукраинского лобби на правительственном и губернском (Краснодарский край) уровнях при готовности объекта в 70−80% по состоянию на 2010 год. Для чего настоятельно необходимо вмешательство «высших сил» во внутрикорпоративный конфликт между бенефициарами и миноритарием «Тольяттиазота», ставящий под сомнение судьбу градообразующего предприятия, с прочными позициями на рынке США (10% МИРОВОГО производства аммиака и до 12% мирового же производства азотных удобрений).

И для «зеленого перехода» мощности тоже имеются. Желание к международной кооперации также пока не пропало. Хотя украинскую сторону опасность возобновления проекта аммиакопровода по-прежнему пугает. О том, что Украина может лишиться доходов от транспортировки аммиака по трубопроводу «Тольятти — Одесса», так как Россия уже приступила к строительству альтернативной магистрали в обход украинской территории, 25.03.2019 года в эфире украинского телеканала NewsOne рассказал депутат Верховной рады экс-комбат батальона «Айдар» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Сергей Мельничук. «Своевременности» (всего на 10 лет позже) получения которым столь важной для его страны информации можно только восхититься. Не опоздать бы и нам.