Главное богатство России после ее людей — природные ресурсы, они крупнейшие на планете. Но по их использованию, особенно в интересах населения, есть большие вопросы. О перспективах геологоразведки в Арктике, изучении многолетней мерзлоты, о том, что будет с накопленным экологическим вредом на высоких широтах и не только, ИА REGNUM рассказал министр природных ресурсов и экологии РФ Александр Козлов.

Александр Козлов в Норильске, на Надеждинском металлургическом заводе
Александр Козлов в Норильске, на Надеждинском металлургическом заводе
© Пресс-служба Министерства природных ресурсов РФ

Владимир Станулевич: Какие месторождения разрабатываются в Арктике и на арктическом шельфе и какие заявки на их разработку рассматриваются?

Александр Козлов: В Арктике добывается около 80% газа и 60% нефти России. Запасы нефти по категориям АВС 1 здесь оцениваются в 3,87 млрд тонн, газа — 3,7 трлн куб. м. Тем не менее регион и шельфы северных морей еще мало изучены с точки зрения запасов полезных ископаемых. В арктических морях — Лаптевых, Восточно-Сибирском, Чукотском, Беринговом — разведано всего 3% ресурсов.

Нужна геологоразведка. Сложные климатические условия, слаборазвитая инфраструктура — это, конечно, препятствие. Но мы видим, что открытие новых крупных и уникальных месторождений следует ждать именно в этих регионах. Есть факты. В 2020 году в Красноярском крае открыто Западно-Иркинское нефтяное месторождение, его запасы составляют 511 млн тонн. В Карском море в последние годы открыт целый ряд месторождений: газонефтяное месторождение «Победа» с запасами газа 396 млрд куб. м и нефти в 130 млн тонн; газоконденсатное месторождение им. В. А. Динкова с запасами газа 391 млрд куб. м; газовое месторождение им. маршала Жукова с запасами газа 800 млрд куб. м и газоконденсатное месторождение им. маршала Рокоссовского с запасами газа 514 млрд куб. м.

Активно разрабатываются Бованенковское, Новопортовское, Южно-Тамбейское, Ванкорское, Уренгойское, Ямбургское, Приразломное и Юрхаровское месторождения углеводородного сырья.

Помимо нефти и газа Арктическая зона богата твердыми полезными ископаемыми. На Чукотке сейчас строится ГОК на базе богатейшего медно-порфирового месторождения, которое входит в состав Баимской рудной площади. Запасы меди здесь составляют 6,4 млн тонн, золота — 350 тонн, молибдена 172 тыс. тонн, серебра 3,6 тонны. Интересный проект — месторождение серебряных руд Перевальное в Магаданской области. Серебро здесь нашли еще в советское время, но тогда добычу руды с глубины 150 метров признали нецелесообразной. В 2015 году компания «Полиметалл» начала разведку месторождения, эти работы идут и сегодня.

Мы в министерстве подготовили программу геологического изучения специально для Арктической зоны РФ на период до 2035 года. Программа поделена на 2 этапа: с 2022 по 2024 год и с 2025 по 2035 год. Общий объем финансирования из федерального бюджета — 190,995 млрд рублей.

К 2035 году покрытие мелкомасштабными геолого-съемочными работами составит 100%, среднемасштабными — не менее 47,5% (сейчас 33,5%). Будет подготовлено порядка 133 перспективных участков недр для лицензирования твердыми полезными ископаемыми по категории Р3, не менее 860 участков Р2 и Р3, в том числе 360 — с прогнозными ресурсами россыпного золота. Прирост ресурсов углеводородного сырья ожидается нарастающим итогом — более 400 млрд тонн условного топлива.

Вечная мерзлота
Вечная мерзлота
© Пресс-служба Министерства природных ресурсов РФ

Владимир Станулевич: Существуют ли технологии устранения разливов нефти в море подо льдом?

Александр Козлов: Ключевой момент — компания, занимающаяся добычей и переработкой нефтепродуктов, в том числе и на акватории, обязана иметь план, силы и средства, которые позволят ликвидировать разлив нефти, в том числе и подо льдом. Также компания должна создать систему наблюдений за состоянием морской среды там, где она работает, что подразумевает также возможность оперативного обнаружения нефти и нефтепродуктов. Это закреплено в федеральном законе «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации». Иными словами, если работаешь с нефтью на море, обеспечь экологическую безопасность проекта.

Если факт разлива всё же произошел, компания незамедлительно должна сообщить об этом в МЧС России, Росприродназдор, Росморречфлот, Росрыболовство, региональным властям, капитану порта. Это необходимо для того, чтобы реакция на разлив была мгновенной. Если вдруг он больше, чем предусмотрено в плане, то компания обращается в Росморречфлот за помощью в ликвидации разлива.

Владимир Станулевич: Вечная мерзлота, занимающая огромные территории России, тает, что может повлечь техногенные катастрофы. Что делает министерство по поиску решения этой проблемы?

Александр Козлов: 65% нашей страны находится в зоне многолетней мерзлоты. Это 11 миллионов квадратных километров. Из них 3,5 миллиона — зона сплошной мерзлоты. То есть она там максимальна — доходит в глубину до полутора километров. И в условиях таяния — амплитуда изменений колеблется от 250 до 400 метров — это очень серьёзно.

Еще в прошлом году в Минвостокразвития РФ мы проводили исследование мерзлоты. Эти цифры, о которых говорю, — итог работы, подготовленной криптологами из МГУ, РАН и Гидроспецгеологии. По оценкам ученых, более 40% оснований зданий и сооружений в криолитозоне уже имеют признаки деформации. По некоторым подсчетам, таяние мерзлоты оказывается причиной 23% технических систем и 29% потерь добычи углеводородов. Проблемы возникают при строительстве автомобильных и железных дорог.

Чтобы предупредить последствия деградации многолетней мерзлоты, необходимо понимать, что с ней происходит. Поэтому Минприроды России на базе Росгидромета создает государственную систему мониторинга многолетней мерзлоты. Процесс займет несколько лет и пройдет в два этапа.

На первом этапе, с 2022 по 2024 год, будут разработаны методы и технологии мониторинга многолетней мерзлоты на основе опыта пунктов на Шпицбергене, Земле Франца-Иосифа и Северной Земле. Они будут дополнительно дооснащены и затем войдут в общероссийскую систему, которая накроет всю криолитозону России.

Это уже второй этап, с 2025 по 2035 год. За это время этих пунктов станет 140. На каждом будут выполняться непрерывные автоматические измерения температуры мерзлоты на глубине от 10 до 30 метров. Некоторые пункты будут «опорными» и также наблюдать динамику сезонно-талого слоя, наледей, таликов (слоев мерзлоты, которые не замерзают), деформации земной поверхности в районах размещения пунктов.

Арктика
Арктика
© Пресс-служба Министерства природных ресурсов РФ

Владимир Станулевич: Лесные пожары в Якутии вскрыли недостатки в методике расчета федеральных субвенций на их тушение. Как изменится методика?

Александр Козлов: В Якутии в этом году действительно экстремально жаркое и сухое лето, с грозами без дождей. На Дальний Восток и Сибирь традиционно приходится большая часть лесных пожаров: здесь огромные малозаселенные территории, есть такие места, до которых самолет без дозаправки не долетит. Труднодоступность территорий, недостаточное оснащение служб — основные сложности при тушении лесных пожаров.

Президент страны Владимир Путин в прошлом году поручил разработать новый подход к распределению средств между регионами, чтобы он учитывал все реальные потребности по всем лесным полномочиям. Вопрос ведь шире стоит: надо не просто оперативно ликвидировать пожары, главное — их предупреждать. А это и вовремя проведенные лесоустроительные работы, и эффективная охрана леса, и достаточное количество техники и оборудования, людей.

Методику мы разработали, представили президенту страны. Она должна начать действовать с 2022 года. Ключевое в ней — учет затрат не по гектарам, а по потребностям, рассчитанным по нормативам. Их пять: расчет численности лесных органов, стоимость охраны и воспроизводства лесов. Третий, четвертый и пятый — обеспеченность техникой: лесопожарной, лесохозяйственной и лесопатрульной. Нормативы разработаны впервые, и, как видите, они уже конкретно, прицельно работают на нужды регионов. И это не какие-то «усредненные» нормативы. Стоимость работ в регионах разная.

Методика повлечет за собой увеличение финансирования регионов. Деньги нужны. В начале августа я докладывал президенту Владимиру Путину. Нужно нарастить штат профессиональных пожарных: сейчас их 3008, дополнительно необходимо 1406. Пополнить штат лесопожарной техники на 2006 единиц, увеличить количество часов на авиамониторинг с 29,9 тысячи до 47 тысяч. Увеличить площадь наземного патрулирования в два раза. Сегодня она составляет 927 тысяч километров. Также нужно усилить существующие группировки Авиалесоохраны на Дальнем Востоке.

Владимир Станулевич: Есть мнение, что передача лесопользования с федерального на региональный уровень разрушила систему охраны лесов и лесоводства. Не пора ли ее вернуть на федеральный уровень?

Александр Козлов: Система управления лесами в нашей стране сегодня серьёзно реформируется. Методика, о которой мы с вами говорили, это тоже часть большой работы. У нас принята Стратегия развития лесного комплекса до 2030 года. Среди ее задач — достичь к концу десятилетия 100%-ного баланса между ежегодными рубками и восстановлением леса.

В начале июля принят пакет законов, повышающих прозрачность лесной отрасли. Полномочия по лесоустройству на землях лесного фонда теперь передаются на федеральный уровень — подведомственному Рослесхозу Рослесинфоргу. При этом права создавать лесничества на землях населенных пунктов закрепляются за муниципалитетами, то есть полномочия разграничиваются. Еще один важный момент — сроки выполнения обязательств по компенсационному лесовосстановлению увеличиваются с одного до трех лет. Сделано это для того, чтобы компании успели высадить деревья. На севере, например, очень короткий период, когда можно заниматься лесовосстановлением — зима слишком длинная. И теперь не просто посадил — и забыл, необходимо в течение трех лет ухаживать за саженцами, чтобы они прижились.

Далее. Мы внесли в правительство РФ законопроект, он вносит изменения в Лесной кодекс РФ, предусматривающие поэтапную передачу на федеральный уровень полномочий по предоставлению в пользование лесных участков, в том числе и для реализации инвестиционных проектов.

Средства для авиапатрулирования и борьбы с пожарами
Средства для авиапатрулирования и борьбы с пожарами
© Пресс-служба Министерства природных ресурсов РФ

Владимир Станулевич: Информация «О субъектах РФ с наибольшими объемами незаконных рубок лесных насаждений» на сайте министерства не открывается. Какие регионы являются лидерами по незаконным вырубкам леса?

Александр Козлов: Лидерами по незаконным рубкам в нашей стране являются Сибирь и Дальний Восток хотя бы потому, что здесь сосредоточен основной объем лесных ресурсов. По итогам 2020 года 60% незаконных рубок приходится на Сибирский федеральный округ, в том числе 37% на Иркутскую область.

По итогам 2020 года выявлено 15,2 тыс. фактов незаконной рубки, объем которой составил 1,1 млн куб. м. По сравнению с 2019 годом объем незаконной рубки снизился на 4%. Информацию по незаконным рубкам можно найти на сайте Рослесхоза в разделе «Рейтинги субъектов Российской Федерации в области лесного хозяйства».

Сегодня декриминализация лесной отрасли — один из приоритетов государственной политики. Осенью прошлого года правительство РФ утвердило план мероприятий в этой сфере, он комплексный: включает в себя как совершенствование законодательства, так и наздорные мероприятия.

С начала года приняты ряд федеральных законов. О некоторых я уже упомянул. Кроме того, в нашей стране создается система федерального государственного надзора в сфере оборота древесины: выгрузки, погрузки, переработки, хранения, а также сделок с ней. Вся информация об этом будет оцифрована. С 1 января 2022 года система автоматически будет блокировать сделки с контрафактными лесоматериалами.

Устанавливается запрет на нахождение в лесу лесозаготовительной техники. Далее — готовятся поправки в Лесной кодекс, которые позволят изымать эту технику, даже если она не принадлежит по документам «черным лесорубам». Раньше ее тоже забирали, но затем по закону техника возвращалась владельцам, а те могли сдавать ее в аренду снова и снова. Теперь такого не будет.

Первые высадки молодых деревьев в рамках всероссийской акции «Сохраним лес» прошли в Якутии
Первые высадки молодых деревьев в рамках всероссийской акции «Сохраним лес» прошли в Якутии
© Пресс-служба Министерства природных ресурсов РФ

Владимир Станулевич: Жизнь на окраинах страны столь тяжела, что там требуется упрощенный порядок пользования природными ресурсами — бурения скважин, разработки песчаных и глиняных карьеров, выделения лесных делянок на строительные цели. Что делается в этом направлении?

Александр Козлов: Закон «О недрах», а именно 19-я его статья, говорит о том, что собственники земельных участков для собственных нужд могут добывать общераспространённые полезные ископаемые, такие как песок и глина, а также бурить скважины под воду, которая будет добываться объемом не более 100 кубических метров в сутки. Оформление лицензии на пользование недрами на это не требуется.

В лесном законодательстве также есть механизм упрощенного пользования ресурсами для собственных нужд. Ежегодно заключается около 500 тыс. договоров купли-продажи лесных насаждений в объеме около 15 млн кубических метров, половина этого объема — деловая древесина, которая идет на ремонт и строительство жилья, остальное идет на дрова для отопления. Порядок и нормативы заготовки древесины для собственных нужд устанавливают сами регионы, так что от субъекта к субъекту они могут отличаться.

Владимир Станулевич: Многие городские свалки закрываются и на федеральные деньги культивируются. Почему не рекультивируются городские свалки Архангельска и Северодвинска?

Александр Козлов: В нашей стране сегодня в рамках нацпроекта «Экология» реализуется федеральный проект «Чистая страна». В него включена ликвидация 191 несанкционированной свалки в границах городов, а также 88 наиболее опасных объектов накопленного вреда окружающей среде. Реализуется этот проект до конца 2024 года. Чтобы получить федеральные средства на утилизацию свалок, субъекты должны нам в министерство подать заявки. Архангельска и Северодвинска в проекте пока нет, но власти Архангельской области уже предварительно заявили в проект ликвидацию пяти свалок в Архангельске. Сейчас мы ждем от региона документы на участие в отборе для выделения субсидий.

Владимир Станулевич: Амдерма полна объектами накопленного вреда окружающей среде. Что делается по ее очистке?

Александр Козлов: Здесь та же ситуация: в федеральный проект «Чистая страна» Ненецкий автономный округ не попал, соответственно и поселок Амдерма. Но масштабная инвентаризация объектов накопленного вреда, которая у нас сейчас идет в стране, показала, что в Амдерме есть заброшенные помещения бывшей гидрометеорологической станции, маяк и еще ряд загрязненных территорий. Все эти объекты планируется включить в проект «Генеральная уборка», это часть фронтальной стратегии социально-экономического развития Российской Федерации до 2030 года, которая сейчас утверждается. Мы вместе с регионами насчитали порядка 29 тысяч объектов накопленного вреда по стране, сейчас отбираем наиболее опасные, чтобы их ликвидировать как можно скорее, к 2024 году. Остальные будут ликвидированы до 2030 года.

Ликвидация свалок
Ликвидация свалок
© Пресс-служба Министерства природных ресурсов РФ

Владимир Станулевич: В списке объектов накопленного вреда окружающей среде 12 неназванных объектов в Кольском заливе. Что это за объекты?

Александр Козлов: Это затопленные суда, есть один понтон и причальная секция. Есть опознанные, как, например, судно «Териберка», но в основном неизвестные. Поднимать эти суда будет Минтранс России в рамках проекта «Генеральная уборка».

Владимир Станулевич: На Дальнем Востоке начинается работа по подъему затонувших судов, представляющих угрозу судоходству. Будут ли подниматься затопленные в Ледовитом океане радиоактивные объекты?

Александр Козлов: С радиоактивными объектами, а также их утилизацией работает корпорация «Росатом». Здесь сконцентрированы необходимые технологии, компетенции по работе с такими опасными объектами. Коллеги из Росатома занимаются подъемом и ликвидацией затонувших атомных подводных лодок и других радиоактивных объектов, в том числе и на Севере, уже не первый год, есть четкий план, которому они следуют.

Владимир Станулевич: В Госдуму РФ вносился законопроект, позволяющий переводить земли особо охраняемых территорий в другие категории. Какова дальнейшая его судьба?

Александр Козлов: Особо охраняемые природные территории создаются там, где существует угроза исчезновения каких-то видов животных или растений, где есть опасность деградации экосистем. На землях ООПТ хозяйственная деятельность человека запрещена, это защищено законодательством страны. Поэтому перевод земель ООПТ в другие, не природоохранные категории невозможен.