Российские регионы продолжают поиск путей инвестиционного развития. Один из последних межрегиональных проектов — реализация идеи кластеров «Арзамас — Дивееево — Саров» и «Саранск — Темников — Санаксарь». Маршрут пройдёт по территории Нижегородской области и Мордовии и призван способствовать оживлению предпринимательской и инвестиционной активности в этих регионах. Эксперты отмечают, что руководители субъектов всё чаще делает ставку именно на привлечение внутренних инвестиций, в том числе за счёт сегмента малого и среднего бизнеса.

Экономика России. Иван Шилов © ИА REGNUM
Экономика России. Иван Шилов © ИА REGNUM

Основные проблемы

Прошлый год оказался провальным в плане привлечения иностранных инвесторов. Согласно данным Банка России, объём прямых иностранных инвестиций (ПИИ) за 2020 г. уменьшился на 67% по сравнению с 2019 г. — до 3,4 млрд долларов. Конечно, важнейшую роль сыграла пандемия коронавирусной инфекции, так, наибольший спад приходится на первый квартал 2020 г. — снижение в 5,5 раза. Именно в этот период экономическая жизнь замирает в ожидании локдауна. К концу года ситуация несколько выправилась, но всё равно не вышла на «доковидный» уровень. Эксперты отмечают, что в этих условиях в регионах вынуждены были переориентироваться на внутренние инвестиции.

Впрочем, COVID-19 — не единственная причина, заставившая руководителей на местах задуматься о привлечении «своих» предпринимателей. Политолог Иван Аркатов отмечает, что в снижении иностранных инвестиций в российскую экономику значительную роль сыграла санкционная политика.

Коронавирус. Тверская область
Коронавирус. Тверская область
rosminzdrav.ru
«Потому активное экономическое развитие в стране в целом и в регионах в частности возможно только благодаря увеличению инвестиционной привлекательности субъектов РФ. Крупный бизнес нужно заинтересовать. Но с этим большинство регионов справляется довольно посредственно. Об этом говорит и рейтинг Агентства стратегических инициатив (АСИ) — Национальный рейтинг состояния инвестиционного климата. В топ-10 входят регионы, и ранее показывавшие высокий уровень развития. И впереди России всей, конечно же, Москва».
Иван Аркатов

А вот независимый экономический аналитик Дмитрий Адамидов считает, что главная проблема не в пандемии и даже не в санкциях, а в общем инвестиционном климате, который многие годы оставляет желать лучшего.

«Основные проблемы — это рейдерство и скудность реальных (а не декларативных) возможностей стимулирования инвестиционной активности у местных властей».
Дмитрий Адамидов

Ещё одну важную проблему поднимает руководитель аналитического центра «Акценты» Антон Чаблин. Проблему он видит в том, что главным внутренним инвестором в России по-прежнему остаётся государство.

Борис Кустодиев. Провинция. 1919
Борис Кустодиев. Провинция. 1919
«По данным Росстата, в прошлом году на государственные приходилось 19,1% инвестиций, причем за время пандемии этот показатель вырос на 2,9%. Но к этому показателю стоит присовокупить и часть банковских и корпоративных инвестиций: при нынешнем уровне огосударствления экономики средства, инвестируемые корпорациями типа ВЭБ, РЖД, «Ростех», Сбербанк, по факту являются практически государственными.
Думаю, доля государственных инвестиций в регионах будет только расти. Анонсировано ведь несколько мегапроектов — БАМ-2, Транссиб-2, Северный широтный ход, трассы Джубга — Сочи, Казань — Москва, Кисловодск — Красная Поляна. Степень их эффективности пока крайне сложно оценить, но уровень госпропагандистской поддержки позволяет судить о том, что на эти проекты Москва делает очень большие ставки».
Антон Чаблин

Залог успеха

Ставка на внутренние инвестиции уже начала давать осязаемый эффект в некоторых субъектах, главным образом в отмеченных соответствующим рейтингом АСИ. Так, в Башкирии продолжается реализация одного из крупнейших инфраструктурных проектов Восточного выезда из Уфы, который должен соединить трассы М5 «Урал» и М7 «Волга». В этой же республике разрабатывается проект Худолазского месторождения известняка, анонсировано совместное с РЖД и Уральской горно-металлургической компанией (УГМК) строительство железнодорожной ветки Сибай — Сара, которая сделает дорогу в Казахстан из Башкирии на 200 км короче.

Власти Чувашии подписали специальное инвестиционное соглашение, в рамках которого в регионе откроется производство тракторов малой и средней мощности. Проект реализует «Волжский комбайновый завод». В Нижегородской области началось строительство будущего комплекса по производству пропилена на территории Нижегородского НПЗ. Там же, совместно с «Лукойлом», открыто производство полимерно-битумных материалов.

Инвестиции
Инвестиции
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Иван Аркатов отмечает существенные успехи в привлечении инвестиций целого ряда регионов:

«Отдельно хочу отметить Тульскую область. За последние пять лет под управлением Алексея Дюмина в регионе получил поддержку 31 инвестиционный проект на общую сумму в 17 млрд рублей. Отлично показывает себя и Татарстан, ведётся планомерная работа по привлечению инвесторов. На сегодняшний день республика тесно сотрудничает с партнёрами из 155 стран, а сумма прямых инвестиций в день насчитывает 1,6 млн рублей. Башкирия привлекла за счёт создания ОЭЗ «Алга» 34,5 млрд рублей.
С чем связан успех отдельных регионов в работе по привлечению инвестиций? Это в первую очередь желание губернаторов, работа с кадрами — привлечение профессиональных и ответственных управленцев, создание особых экономических зон и честная «игра». То есть создание понятных прозрачных правил для партнёров и чёткое их соблюдение на всех уровнях. Если инвестор понимает, что власть представляет из себя ответственного и стабильного игрока, то и проблем в инвестициями не будет».
Иван Аркатов

При этом эксперт называет и негативные примеры:

«Если власть не заинтересована в развитии инвестиционного климата в регионе, то мы получаем такие примеры, как Свердловская и Орловская области. Например, свердловская ОЭЗ «Титановая долина», бывший руководитель Артемий Кызласов которой получил реальный срок заключения за получение взятки. Выходит, губернатор Евгений Куйвашев провалил свою задачу и не смог подобрать ответственного управленца. Показатель финансовой ситуации в Свердловской области — это большая закредитованность региона. Или же Орловская область, где за последние 10 лет сменилось три губернатора. У глав данного региона не было ни времени, ни желания заниматься привлечением инвестиций в область. Крупных инвесторов нет, а поэтому развитие региона в данной ситуации практически невозможно».
Монополия
Монополия
elPadawan

Дмитрий Адамидов уверен, что потенциально интересные инвестиционные идеи может найти едва ли не каждый регион, но их реализация натыкается либо на инфраструктурные ограничения, либо на недостаток рабочей силы, либо на монополизацию рынка и как следствие невозможность организовать нормальный сбыт произведенной продукции или услуг.

«Региональные власти, даже если очень хотят, в большинстве случаев не могут повлиять ни на первое, ни на второе, ни на третье. Поэтому они вынуждены чаще всего изображать бурную деятельность, если только регион не входит в интересы крупной сырьевой монополии или иного федерального игрока, который создает и основное производство, и поневоле стимулирует развитие сервисного регионального бизнеса».
Дмитрий Адамидов

Очевидно, что привлечение внутренних инвестиций станет одной из ключевых экономических задач для губернаторов на ближайшие годы. Роста иностранных инвестиций, вероятно, не будет, в этих условиях активизировать мелкий и средний бизнес, договориться с крупными компаниями, в том числе государственными, обеспечить лоббистскую поддержку в центре смогут лишь главы регионов, ориентирующиеся на системную долгосрочную работу.