В Госдуму внесен законопроект Минсельхоза, который разрешит фермерам торговать продукцией прямо с грядки, пишет «Российская газета», корреспонденты которой решили лично «прощупать руками» политику торговых точек. В одном из сетевых магазинов была «застигнута» китайская морковь за 114 рублей — мытая, грязная — дешевле — за 87 рублей. Спрашивается, почему не родная — российская, фермерская? Экс-министр сельского хозяйства Свердловской области Михаил Копытов объяснил этот, казалось бы, феномен тем, что торговым сетям важны бесперебойные поставки предсказуемых объемов продукции, обеспечить которые в одиночку фермеры не могут: им трудно в свою очередь планировать высокие объемы производства при условии необходимости хранения продукции с последующей реализацией. По словам же руководителя Ассоциации крестьянско-фермерских хозяйств и сельхозкооперативов (АККОР) Ростовской области Александра Родина, пока российские фермеры в основном продают свою продукцию через оптовиков, исключение которых из логистической цепочки, снизит стоимость продаваемой напрямую той же картошки на 30%. Тогда как сегодня наценка на нее в сетях, говорит зампредседателя Кубанской ассоциации крестьянских и фермерских хозяйств Петр Емельянов, составляет почти 165 процентов. Со ссылкой на данные крупных оптовиков советник президента Торгово-промышленной палаты Ростовской области Юрий Корнюш заявил, что цена на лук составляет 16 рублей, на капусту белокочанную — до 28 рублей, на морковь — до 20 рублей за один килограмм. По его словам, заставить розничные сети снизить цены на продукцию никто не может, а значит, нужно создавать конкуренцию, разрешив производителям торговать с поля, что говорит в пользу предлагаемых Минсельхозом новшеств, предусмотренных обозначенным законопроектом, мол, каждый может сам выбирать между комфортной близостью продукции магазинов у дома или поездкой к фермерам. Сами же предприниматели-фермеры и вовсе заявляют о необходимости и готовности торговать выращенной продукцией рядом с сетевыми магазинами, дали бы возможность.

Юрий Пименов. Сажают картофель. 1943
Юрий Пименов. Сажают картофель. 1943

Между тем, как подмечает Емельянов, на Кубани фермерам создали для торговли на рынках и ярмарках 49 тысяч мест и больше трети из них — остаются свободными, мол, фермерам, трудящимся в поле, некогда заниматься торговлей. В результате — вся выращенная ими продукция снова уходит «перекупу». Как один из выходов из ситуации, Михаил Копытов предлагает объединяться фермерам в группы для обеспечения стабильных поставок в торговые сети. Петр Емельянов же говорит о необходимости организации государством помощи в кооперации фермеров, в создании их базы, приобретении современной техники, цехов переработки, то есть сделать малые формы и фермеров конкурентоспособными. При этом государству также необходимо помочь создать свою кооперативную торговую сеть с одновременной кооперацией объектов переработки. И вот тогда, подчеркивает Емельянов, можно будет серьезно поговорить о ценах.

Однако заметим, снижение нагрузки в части транспортных расходов, затрат на инфраструктуру для хранения, переработки и в целом на организацию торговли у одних участников, то есть фермеров, не означает снижение той же нагрузки у других: исключив посредников из логистической цепочки, фермерам самим придется брать на себя эту нагрузку. Другой вопрос, что в этом случае они вправе, как самостоятельно устанавливать наценку, так и получать конечную выгоду, тогда как сегодня подобная «игра» складывается в пользу тех же китайских или любых других иностранных производителей. Более того, если уж глубоко погружаться в вопрос ценообразования на овощи или, как выразился Емельянов, строить серьезный разговор о ценах, то стоило бы обратить внимание еще и на земельный вопрос. Как много фермеров выращивают продукцию на собственных земельных участках, ведь в ином случае арендная плата на них закладывается в себестоимость товара. Так, например, на страницах «Аргументы и факты» в 2015 году выходила статья под заголовком «Нас тормозит земельный вопрос». Почему фермеры не могут накормить страну», где фермеры отмечали негативную зависимость от земельного вопроса: одни говорили о меняющихся собственником причем в течении одного сельхозгода условиях аренды, другие — о нехватке земельного ресурса в принципе для роста уже ставшего на ноги подсобного хозяйства, в том числе предлагая именно государству выступать в роли арендодателя земли, что позволит создать более предсказуемые и выгодные условия для развития фермерских хозяйств.

Механизированная посадка винограда
Механизированная посадка винограда
© ИА REGNUM

Что же касается дополнительной помощи в сфере развития подсобных хозяйств, то, как напоминал на днях Минтруд, в этом году во всех регионах России активно стала развиваться система социальных контрактов. По словам замминистра труда Ольги Баталиной, которые публиковала «Российская газета» в 2021 году все регионы, за исключением Москвы, которая реализует социальный контракт за счет средств регионального бюджета, получили федеральные средства на развитие программы — выделено 26,3 млрд рублей. В том числе в рамках соцконтракта средства — 250 тыс. рублей — можно использовать в качестве стартового капитала не только для открытия, например, семейной мастерской по пошиву или ремонту одежды или обуви, организации небольшой кондитерской, покупки парикмахерского оборудования, но и для приобретения скота, птицы, техники для сельхозобработки или возведения теплиц, обустройства пасеки. Поддержку личных подсобных хозяйств Баталина назвала отдельным новым блоком федеральной поддержки в рамках соцконтракта, появившимся в этом году. По ее словам, «в сельской местности нередко бывает так, что семья обладает значительным земельным участком в частном доме и могла бы разводить скот или птицу, или выращивать овощи. Но не имеет на это средств. Поддержка развития личного подсобного хозяйства предполагает получение средств в размере 100 тысяч рублей». Но есть одно обязательное условие — получатели денег должны зарегистрироваться в качестве самозанятого. Кроме того, для заключения соцконтракта, как пояснила замминистра труда, семья должна подать заявление в органы социальной защиты, указать сведения о получаемых за предыдущие три месяца доходах. При условии соответствия доходов уровню ниже величины прожиточного минимума семья может претендовать на получение социального контракта.

Наталья Стрельцова © ИА REGNUM

Насколько действенными для развития подсобных хозяйств меры Минтруда окажутся в целом при сочетании в отдельности таких факторов, как наличие большого земельного участка в собственности у семьи и ее доходов ниже величины прожиточного минимума, очевидно, покажут время и практика. Но уже сейчас можно увидеть и другой механизм, предлагаемый самим бизнесом. Действенный — с точки зрения обеспечения занятости жителей села, а также организации как спроса, так и реализации производимой ими продукции. В мае этого года, издание «Коммерсантъ» опубликовало историю одного из российских агрохолдингов, запустившего в Нижегородской области проект по привлечению фермерских хозяйств к производству мяса птицы. Схема проста: холдинг инвестирует за счет собственных и заемных средств, а также инвестиций со стороны фермерских хозяйств и строит цеха по выращиванию кур, фермеры будут закупать у холдинга суточных цыплят-бройлеров и комбикорм и выращивать птицу. Затем агрохолдинг будет выкупать у фермеров уже взрослое поголовье на убой и продавать продукцию. Предусматриваются и консультации фермеров по всем возникающим у них вопросам. Остается вопрос цены конечной продукции. Но ведь чем больше объемы выращиваемой продукции, тем ниже должна быть и ее цена. Так, кажется, работают законы рыночной экономики?

Весы
Весы
Наталья Стрельцова © ИА REGNUM

Говоря о развитии каналов продаж готовой продукции, стоит напомнить, что в июле «Российская газета» опубликовала новость о том, что Минсельхоз заключил соглашение с платформой Ozon. Ранее в июне аналогичный документ был подписан с «Яндексом». Речь в них идет о продвижении данными электронными площадками продукции мелких и средних хозяйств. Замминистра сельского хозяйства Оксана Лут поясняла изданию, что разговор с Ozon идет пока о «сухой полке» — продукции, которая не требует определенного температурного режима. Ее маркетплейс уже начал продавать. Продукты будут доставлять по всей стране. Выход на маркетплейс для сельхозпроизводителей, как и для продавцов любых других товаров, бесплатен. Со всех продавцов Ozon берет комиссию за продажу — для продавцов продуктов питания в этом году она сократилась вдвое, до 5%. Другие же расходы производителя зависят как раз от того, какую логистическую схему они выбирают и используют ли инструменты продвижения на площадке: торговать можно со своего склада, со склада Ozon, пользоваться логистикой маркетплейса, других партнеров или доставлять продукцию самостоятельно. Нюансам каждого этапа выхода на платформу Ozon как раз и обучает сельхозпроизводителей в рамках проекта с Минсельхозом. При этом тот же «Яндекс» настроен, например, вводить в ассортимент и свежие продукты. Предполагается, что сервис будет работать не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и в городах-миллионниках. Сейчас доступ к местной фермерской продукции есть в Нижегородской области и Татарии. Спрос на фермерские продукты растет — услуга по доставке востребована в Москве и других городах. В столице доля заказов с ярмарок и рынков уже составляет около 5% от всего ретейла «Яндекс.Еды», а с начала этого года количество заказов фермерских продуктов выросло в три раза. Не стоит забывать и о разработанной Россельхозбанком экосистеме цифровых сервисов для фермерских предприятий «Своё фермерство». В конце концов, даже «Почта России» торгует уже продуктами: не овощами и фруктами, конечно, но варенье (а это — продукт переработки) на полках в ее отделениях можно обнаружить.

Наталья Стрельцова © ИА REGNUM

Но, собственно, опять открытым остается вопрос конечной цены продуктов для потребителя. Но, как замечают эксперты, фермерская продукция нигде в мире не стоит дешево, она всегда дороже магазинной. Но для маркетплейсов это выгодный бизнес из-за кратно растущего спроса, поэтому они готовы вложить средства и в создание холодильных мощностей, и в обучение фермеров, приводит издание слова председателя Совета по развитию электронной торговли Торгово-промышленной палаты Алексея Федорова. Фермеры от сотрудничества с маркетплейсами, по его мнению, получат, наконец, бесконечную полку для своих продуктов, чего нельзя добиться в обычных магазинах. Однако им нужно быть готовыми к работе над повышением качества производства и навыками по продажам. Между тем, чем выше будет конкуренция между каналами продаж, тем выгоднее могут быть цены на продукцию, особенно если фермеры будут продавать ее напрямую, минуя перекупщиков. Тем более больших объемов — таких, в каких нуждаются магазины торговых сетей, на маркетплейсах не реализуется. Во всяком случае, пока. Более того, чем выше будет занятость населения, которая, следовательно, должна повлечь рост благосостояния, тем выше будет подниматься уровень платежеспособного спроса.