Даже глава Счетной палаты РФ Алексей Кудрин в своем высказывании от 2 августа согласился с тем, что без «прорывных качеств, новых товаров» России на внешнем рынке придется тяжело, если она захочет нарастить свою торговую мощь. А вот с новокачественным сильнопрорывным товаром всё будет совсем наоборот. Тогда, мол, мы выйдем — а то, чего доброго, и ворвёмся — на внешний рынок и мощно экономически вырастем. На 5%, не меньше.

Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Соглашаясь в основном с содержанием идеи Алексея Леонидовича, хочется несколько её развить и дополнить. А именно предложением начать с внутреннего рынка, чтобы внешний просто позеленел, затрясся и полез покупать в России то, что ему милостиво будет позволено. Говорите, фантастика? Ничего более пробивного, чем нефть, газ и мощнейший «Кинжал» России не светит? А в этом плане может оказаться рациональное зерно, и вот какое.

При упоминании инновационного продукта все почему-то представляют себе маленькую коробочку с кнопками, которая позволяет передать куда-то изображение большого (или, наоборот, среднего) пальца, чтобы получить в ответ символическое сердечко. Но возможны совсем другие инновации. Вот, например, такой новый продукт, чтоб не основывался на западной электронной комплектации (которую они считают «абсолютным регулятором» прогресса), отвечал на чаяния массового потребителя и приносил реальную пользу. Знакомьтесь — «вечные вещи», они же товары с повышенным временем жизни. Это всё те же известные нам вещи, только при их производстве убраны хитрые врезки, из-за которых нынешние предметы обихода, одежда и прочее разваливается на ходу, не подлежит ремонту и требует регулярной замены. Всего-то надо начать с того, чтобы использовать нормальные клеи, нитки и припои, а там и до прочных пластиков и металлов рукой подать. Кстати, многие из этих разумных технологий скрываются в такой любимой в России оборонной отрасли промышленности. И их можно оттуда, без раскрытия всяких других секретов, перетащить в гражданское производство. С точки зрения маркетинга может получиться очень внушительно.

Заводской цех
Заводской цех
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Почему это необходимо? Потому что иначе, так же как и сейчас, львиная доля усилий будет уходить на разного рода экономические судороги. А в таком режиме в абсолютно выигрышном положении окажется тот, кто первый перестанет экономически дергаться и начнет экономически жить, перефразируя популярного американского психолога. Давайте мы и будем такими первыми.

Говоря серьезно, практика «вечных вещей» позволит:

— Реально сократить количество вредных выбросов;

— Рекультивировать свалки отходов;

— Запустить настоящую, а не воображаемую программу рециклинга, ведь объекты ВВ будут обладать повышенной привлекательностью возвращения их компонентов в цикл использования;

— Высвободить огромный человеческий и материальный ресурс, ныне занятый производством и переработкой «ломких» вещей.

Все перечисленное возведено в такой культ в разного рода «климатических программах» и «перечнях угроз», подписанных крупнейшими государствами, принятыми на уровне ООН, что вопрос рекламы и облика России как спасителя человечества значительно упрощается. Да и покупателю должно понравиться, что его вещи — от одежды до электроники и автомобиля — начали служить вдвое-втрое дольше.

Классические инструменты конкуренции, вроде снижения цен, удешевления транспортировки или энергоемкости производства тоже можно не сбрасывать со счетов, но стратегический перевес даст только новая философия потребления. До сих пор, как правильно учил Ленин, борьба за рынки была чревата мировыми войнами. Так, может, не ввязываться в эти опасные маневры на классическом поле, а прямо начать и закончить собственной победой?

Цех косметической фабрики
Цех косметической фабрики
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Почему это перспективно? Потому что предлагает совершенно новую по нынешним временам философию товаропредложения. На пропаганду «вечных вещей» уже наработаны терабайты материалов зеленой пропаганды, призывающие «спасти планету». Что ж, вот и прекрасный повод для всех любителей экологии ответить за свои слова не в шутку, а всерьез. Ведь даже нынешний президент США назвал климатическую ситуацию главной угрозой, превосходящей проблемы с Китаем и Россией. Так почему бы не воспользоваться этим квалифицированным мнением?

А теперь про главное: про денежку.

Почему это бесперспективно? Потому что предполагает потерю доходов теми, кто сидит на торговле «квотами на выброс парниковых газов». К сожалению, таких заигравшихся хватает, и сопротивление с их стороны может быть весьма нешуточным. Но каменный век, как известно, кончился не потому, что закончились камни. Конечно, в России проблема усугубляется накопленной инерцией двигаться «позади планеты всей» и продолжать уныло вступать в «семью цивилизованных стран» (по выражению последнего генсека СССР Горбачева). Хотя противоположные тенденции по возвращению стране собственного достоинства набрали вес, и это дает определенную надежду. Кроме того, чего-то такого и ждут от России потребители всей планеты, а вовсе не дублирования уже навязших в зубах дизайнерских приблуд тридацилетней давности.

Бегуны в лесу
Бегуны в лесу
Александр Комаров © ИА REGNUM

Одновременно ничто не помешает заниматься всеми теми мерами, которые используются для т.н. «спасения климата» сейчас. Только вот что-то подсказывает, что все эти торговли углеродными квотами и прочие основанные на фальшивых данных экономические игрища резко прекратятся сами собой, когда перед людьми и государствами появятся более интересные и адекватные масштабу вызовов занятия. С точки зрения менталитета, для российского подхода естественнее сделать меньше, но качественнее, чем заниматься простым массовым производством, конкурируя с теми, для кого этот подход цивилизационно привычнее. Вот и пусть лидером планетарного обновления уже станет Россия, это ей больше к лицу, чем уже уходящая в прошлое роль сырьевого поставщика для чужих строек и производств.