Глава Счётной палаты РФ Алексей Кудрин считает, что для роста экономики страны необходим выход на внешние рынки. Для этого нужны товары, которые понравятся зарубежному потребителю.

Завод
Завод
Иван Шилов © ИА REGNUM

«Мы эксплуатируем старую модель экономики, которая себя уже изжила и не даст нужного результата. Экономика в общем не создает каких-то прорывных качеств, новых товаров», заявил Кудрин в интервью РБК.

По его словам, новое качество экспорта позволит экономике выйти на темпы роста до 5% в год.

«Мы должны стать более конкурентоспособными для экспорта. Вообще экспорт для российской экономики — это бесконечная Вселенная. «Экономика спроса» ограничена внутренним потреблением, подпиткой нефти — это старая модель. Если мы становимся более конкурентоспособными, прорываемся на внешний рынок, то этот спрос становится бесконечен», — сказал глава Счетной палаты.

Уильям Блейк. Творец вселенной. 1794
Уильям Блейк. Творец вселенной. 1794

По мнению экономиста, России нужно «что-то для мира создать»:

«Нужно, чтобы у нас были те товары, которые вдруг захотели купить во всех странах, как iPhone».

Кудрин совершенно точно и своевременно обозначил проблему — ориентированность исключительно на внутренний рынок и рынки ближайших партнёров по ЕАЭС. Но если со «старой» моделью экономики его мысль ясна, что он имеет в виду под «новой» моделью не вполне очевидно.

Ожидание того, что Россия потужится и создаст новый iPhone, который захотят покупать во всем мире, романтизирует ситуацию. Причины, почему мы не производим новинки, которые могут конкурировать за рубежом, известны. Во-первых, это слабая база реальной экономики, которая кормится за счёт того самого внутреннего рынка, госзаказа и обслуживания сырьевого экспорта. Небольшие объёмы как раз и вынуждают экономить на всём, что составляет нематериальную стоимость товара, в том числе на разработках. Во-вторых, отсюда же мало возможностей запустить новую разработку, даже перспективную, в производство. Все помнят, как долго набирал обороты выпуск российских вакцин от коронавирусной инфекции. В-третьих, мы не умеем продавать продукцию на внешних рынках, и новинку, скорее всего, за рубежом просто не заметят или скопируют, забрав всю прибыль.

Другими словами, нам трудно придумывать, трудно выпускать то, что придумали, и трудно добраться до покупателя. Там, где ситуация благополучна, например, в ВПК, новые образцы появляются один за другим и будоражат мир. Но если на потребительских рынках просто начать вкладываться в НИОКР, о чём можно подумать, исходя из слов Кудрина, скорее всего, просто выбросим деньги. Создадим инфраструктуру для других, для тех, кто умеет выходить на рынки, а сами останемся с носом. Начинать нужно именно с торговли. И с тех разработок, которые уже появляются. Необходимо выводить их на рынки стран, где есть потенциал.

Например, в структуре товарооборота с Индией, третьей экономикой мира по ВВП ППС, основу экспорта, помимо вооружения, составляют природные ресурсы. И это при том, что в этой стране живёт почти 1,4 млрд человек и повсеместный дефицит — многого на полках магазинов в принципе нет. Узнай индийцы о наших товарах (пусть и не всегда придуманных в России и с долей импортной составляющей) — автомобилях, автобусах и другой технике, одежде, строительных материалах, бытовой химии, косметике — они могли бы захотеть их купить. Похожая ситуация и с другими странами Южной Азии, Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии, Африки.

Что такое iPhone? Суперпродукт? Павел Дуров, создавший сервис, которым пользуется весь мир, писал о технической стороне этих изделий:

«Каждый раз, когда мне приходится использовать iPhone для тестирования нашего приложения на iOS, я чувствую, что меня отбрасывает в Средневековье».

Турнир на рынке в Виттенберге, 1506
Турнир на рынке в Виттенберге, 1506

Нет, iPhone, прежде всего, маркетинг. Это бренд, который люди хотят купить, а уже потом сам товар, к которому у владельцев немало нареканий. И смысла тратить усилия страны, чтобы создать нечто подобное, нет. Главная проблема — в торговле! Нам нужно научиться выходить на чужие рынки и конкурировать на них с тем, что уже есть, активно предлагать себя, и не загонять ещё глубже в угол, пытаясь изобрести что-то из ряда вон. Качественные и привлекательные продукты появятся тогда, когда бизнес почувствует спрос и будет знать о своих возможностях этот спрос удовлетворить. Более того, можно, как Китай или Мексика, иметь обширный экспорт и с минимумом общемировых брендов. Стратегии могут быть разными.

В СССР существовало Министерство внешней торговли. Подобное ведомство есть и в современной Франции. Сейчас России тоже нужна структура, которая позволит выбрать перспективные новинки, отправит их в тираж и будет продвигать за рубежом. Или поможет тем, кто этот путь способен проделать сам. А уж Кулибиных в России всегда хватало.