Европа стремится ускорить преобразования, направленные на переход к жизни без углеродного следа, что формирует определенный диссонанс между тенденциями экономического развития ЕС и сложившимися в России реалиями, заявил корреспонденту ИА REGNUM преподаватель кафедры финансовых дисциплин Высшей школы управления финансами Анатолий Гожий.

Как государство внедряет маркировку, чтобы не повышать налоги
Как государство внедряет маркировку, чтобы не повышать налоги
Byrich.ru
«По уровню экологической составляющей общественного развития (как в разрезе производства, так и на уровне идеологии) Россия отстала от наиболее экономически развитых стран на лет 20−30, так как большая часть инициатив наших профильных государственных институтов, направленных на обеспечение большей чистоты отечественного производства, долгие годы успешно блокировались крупным и средним бизнесом.
Только решительные действия высшего руководства страны, предпринятые в последнее время, позволяют надеяться на то, что разворот отечественных производителей, в направлении большей заботы об окружающей среде, все-таки произойдет.
Следует отметить, что на этот раз, новая европейская инициатива (ведение трансграничного углеродного налога) не направлена сугубо против России, а касается всех торговых партнеров ЕС. Некоторые страны в перспективе понесут урон гораздо больший, чем наша страна (например, Турция).
Сам же график перехода к новым торговым взаимоотношениям с Евросоюзом достаточно мягок и дает время всем заинтересованным сторонам оценить ситуацию и осуществить мероприятия, направленные на приспособление собственного производства к меняющимся реалиям.
Как говорится, «время пока терпит», тем более, что определенный потенциал у отечественных экспортеров накоплен и на горизонте ближайших 10−12 лет потери для нашей экономики не будут носить фатального характера (если вообще будут потери).
Если экспорт цемент можно рассматривать, как сугубо локальную историю (цены низкие и объемы невелики), то позиции российских металлургов (90% продукции которых идет на экспорт) и удобрений (также вывозится значительная часть) выглядят наиболее уязвимыми.
Однако отечественная металлургическая отрасль, прошедшая стадию модернизации одной из первых в отечественной экономике, накопила значительный запас по себестоимости, что в среднесрочной перспективе будет поддерживать высокую конкурентоспособность российских производителей на европейском рынке.
Учитывая же, постепенный характер наращивания углеродного налога, и то обстоятельство, что взимается он с импортеров (то есть фактически сбор встраивается в механизм ценообразования), у российских производителей достаточно времени для подстройки производственных процессов под требования ЕС.
Следует отметить, что процедура определения уровня вредного выброса, предполагающая градацию оценки либо по данным самой компании, либо по среднеотраслевым или худшим показателям, создают определенные перспективы для налоговых маневров.
Сама система расчетов, создавая преимущественные условия для наиболее чистых производств, в то же время, при определенных условиях, создает возможности экономии для наиболее грязных технологий, чей углеводородный выброс выше среднеотраслевого.
Кроме того, вполне уместен торг с европейскими партнерами России относительно квот на углеводородную составляющую, для отечественных компаний и национальный производств.
В более сложной ситуации оказывается угледобыча. Европейский рынок, в какой-то момент, закроется для отрасли полностью, останется один маршрут — Азия. Экспорт в Китай еще долгое время будет актуален, что потребует активизации модернизации дальневосточной транспортной инфраструктуры (в частности БАМа).
Однако следует учитывать, что Поднебесная, долгое время являвшаяся одним из лидеров в плане загрязнения окружающей среды, остается лидером, но уже со знаком плюс, вкладывая огромные средства в развитие чистого производства.
Время на перестройку отечественных технологий, в плане их большего соответствия меняющемся экономическому ландшафту Европы еще есть. Производственные ресурсы накоплены значительные и потери российской экономики в перспективе могут оказаться, не столь значительны», — считает эксперт.

Как сообщало ИА REGNUM, не менее €1,1 млрд в год придётся платить российским поставщикам товаров с большим углеродным следом, когда Евросоюз начнёт взимать углеродный налог в полном объёме.

Читайте также: Углеродный налог ЕС для России превысит €1 млрд в год