Если «отделить мух от котлет», избавив доклад, представленный регулятором финансового рынка для общественных консультаций под названием «Регулирование рисков участия банков в экосистемах и вложений в иммобилизованные активы» от «лирических вступлений и отступлений» про риски экосистем, банков, которые их развивают, отсутствие конкуренции и тому подобные описания («лирические» — потому как все эти риски не то чтобы давно были всем понятны, но и более того — их можно было предсказать на этапе создания экосистем), то можно увидеть, что сейчас Центробанк посылает основным игрокам регулируемого им рынка ряд сигналов, причем, по сути, так или иначе, прибегая к давлению на главных акционеров этих игроков. Поскольку к таковым относятся банки с госучастием, то выходит, что давить регулятор собирается на государство, как на основных акционеров этих банков. Так, в качестве релиза к докладу на сайте ЦБ РФ сообщается, что на обсуждение с участниками рынка выносится доклад, в котором в качестве оптимального предлагается гибкий подход к регулированию экосистемных банков. Такой подход, по мнению регулятора, «позволит кредитным организациям и их клиентам извлекать пользу из развития экосистем и одновременно ограничит риски для кредиторов и вкладчиков, поскольку в избыточной концентрации такие инвестиции будут обеспечены капиталом банков». С одной стороны, действительно, подобная мера имеет смысл — то есть чем более рискованными вложениями, причем вложениями в непрофильные активы, занимается банк, тем больше он будет оставлять в резерве денег, чтобы в случае чего иметь возможность устоять на ногах. Но ведь в каждой истории есть свои детали. Эти детали важны.

Банк
Банк
Иван Шилов © ИА REGNUM

Все прекрасно знают и помнят события, которые предшествовали формированию госбанками экосистем. Происходило это не сказать, чтобы откровенно «под крылом» регулятора, но однозначно — на его глазах. И какого-то большого действенного сопротивления, такого, чтобы банки прекратили «злоупотреблять» покупкой небанковских активов, регулятор не оказывал. Словесные перепалки между Германом Грефом и Эльвирой Набиуллиной не считаются — это тоже из разряда «лирики», так как словом рынок не регулируется, если закон ему не писан. Дошло до того, что лично Владимир Путин на одном из публичных мероприятий напомнил Герману Грефу о том, что экосистемы, конечно, позволяют одним кликом быстро выполнять какие-то функции, решать какие-то задачи, но главное — не забывать о первородной роли организации, которую возглавляет Греф. А что Центробанк? Какие меры принял в этой связи непосредственный регулятор рынка? Вот он сейчас разработал несколько вариантов для регулирования работы банков, создавших экосистемы. Хотя его зарубежные коллеги, как отмечается самим же регулятором в его же докладе в разделе «Роль банков в экосистеме», давно ограничивают инвестиции банков в нефинансовый бизнес, и потому тенденция экспансии самих банков за пределы финансового сектора за рубежом пока выражена слабо.

Глава Сбербанка Герман Греф и глава Центрального банка России Эльвира Набиуллина
Глава Сбербанка Герман Греф и глава Центрального банка России Эльвира Набиуллина
Kremlin.ru

У нас же, как говорится, уже всё случилось. И, по всей видимости, еще многое может случиться: во-первых, потому что, как следует из одного из тезисов доклада, экосистемы так быстро эволюционируют, что обозначенные регулятором подходы могут быть в дальнейшем скорректированы, во-вторых, потому, что на внедрение предлагаемых мер в нормативные акты Банка России, как говорится в докладе, потребуется до двух лет. При этом для распределения регуляторной нагрузки требования могут вводиться поэтапно в течение еще трех-пяти лет. И это есть еще одна из многочисленных «деталей» этой истории: за первые два года вполне можно сбросить «балласт», то есть продать непрофильные активы. Но какие активы и балластом ли они на самом деле являются или, наоборот, очень даже перспективными, а главное — «заряженными» деньгами банков, вот в чем вопрос, отсутствие ответа на который — создает широкое поле для манипуляций при продаже активов. Вопрос, потому как Банк России не владеет полной информацией об этих непрофильных активах и связанными с ними операционными данными, что, в принципе, следует из самого доклада, в котором в качестве дополнительной общей меры регулятор только-только рассматривает введение требований по обязательному раскрытию информации об эффективности и ключевых операционных показателях инвестиций банков в нефинансовый бизнес, в том числе в экосистему. Это тоже одна из деталей.

Ну, а если коротко рассказать о подходах, предлагаемых регулятором по регулированию участия банков в экосистемах, то один из вариантов предполагает разделение банковской и нефинансовой деятельности. Здесь, в принципе, стоит только догадываться о механизмах разделения активов. Два других варианта приведут к необходимости увеличения резервов банков, как в случае введения максимального коэффициента риска (1250%) для небанковских активов, так и в случае вычета из капитала банка всех новых вложений в такие активы.