Системный сбой

Микроэлектроника
Микроэлектроника
Иван Шилов © ИА REGNUM

Для начала бизнеса в IT зачастую бывает достаточно персонального компьютера и желания. Производство радиоэлектронных компонентов требует вложений миллиардов долларов, что могут позволить себе немногие (ГК «Ростех» активно развивает холдинг «Росэлектроника», но таких примеров единицы). Для выпуска продукции требуется как минимум современное оборудование, высококвалифицированные кадры, высокотехнологичное производственное помещение. При этом помещениями некоторые отраслевые предприятия обладают еще с советских времен. Но наладить современное, конкурентоспособное производство радиотехники в России пока мало кому удается.

Оказывается, значительно выгоднее эти доставшиеся по наследству производственные помещения либо сдавать в аренду, либо снести под застройку. Проблема эта системная, что можно увидеть на примере Александровского завода полупроводниковых приборов, который расположен во Владимирской области.

Ушедшие титаны

Александровский завод когда-то был одним из крупнейших предприятий страны, который выпускал диоды и транзисторы. Продукция завода, выпускаемая коллективом в 8 тысяч человек, отгружалась на несколько сотен смежных предприятий по всему Союзу. В 80-е годы не было такого электронного прибора, в котором не применялись бы те или иные компоненты, произведенные на Александровском заводе.

Также массово выпускались бытовые радиоприемники, радиолы, телевизоры. Причем аппаратура сходила с конвейера вплоть до начала рыночных реформ в стране — появление на рынке значительно более современной импортной техники убило спрос на отечественную продукцию.

В 2006 году Александровский завод, по причине материальной и моральной отсталости, обанкротился и прекратил существование. Как тогда говорили — не вписался в рынок.

Попытка №2, или Опять не вписались

Мощности завода приобрели новые владельцы и попытались, особо не вкладываясь в производство, на существующей базе продолжить выпуск все той же продукции. Так появилась ООО «НПК «Далекс».

Было объявлено, что создана команда нового типа, объединившая (как было указано на сайте компании) «традиционно мощное в России производство и современную школу менеджмента европейского уровня».

Однако объемы выпуска полупроводников катастрофически падали, численность сотрудников стремительно сокращалась, продукция ежедневно теряла свою актуальность. Летом 2017 года НПК «Далекс» вновь оказался на слуху в связи с тем, что предприятие за долги объявили банкротом, было введено конкурсное управление. В то же время гендиректор завода Аркадий Казарян был обвинен еще и в уклонении от налогов на сумму более 120 млн руб. На этот раз производственные помещения Александровского завода отошли кредиторам. Затем обанкротились и кредиторы завода. Однако конкурсный управляющий успел заключить договор об аренде всех бывших площадей завода «в одни руки» практически за бесценок.

Попытка №3, или Не про радиоэлектронику

Знамя «Далекса», выпавшее из рук Аркадия Казаряна, было подхвачено Алексеем Тимофеевым — человеком, далеким не только от радиоэлектроники, но и от реального сектора экономики как такового. Все компании, к которым господин Тимофеев имел отношение, занимались исключительно спекуляцией недвижимостью. На этот раз им была создана компания «Крип Техно». Именно эта организация, о чем говорилось выше, всего через две недели после своей регистрации арендовала все производственные помещения бывшего завода полупроводников площадью более 50 тысяч квадратов по стоимости 24 рубля за метр. Затем «Крип Техно» выкупила оставшееся от «Далекса» производственное оборудование за 2,5 млн рублей (то есть все имущество одного из крупнейших в свое время заводов в СССР ушло по цене недорогой иномарки). Это стало возможным благодаря действиям конкурсного управляющего «Далекса» Игоря Лесина, который с момента назначения действует в интересах «Крип Техно» — продавая без конкурса либо просто передавая оставшееся от «Далекса» оборудование единственному покупателю. Директором новой компании назначили Андрея Моисеева, у которого опыт работы в отрасли всё же имелся. Однако практически все компании, к которым имел отношение господин Моисеев (руководил либо учреждал), сейчас закрыты. Большинство из них так и осталось должно кредиторам — взыскать долги этих фирм не представляется возможным, исполнительные производства остановлены «в связи с невозможностью установить местонахождение ответчика».

Никаких инвестиций в развитие радиоэлектронного направления владельцы «Крип Техно», естественно, не осуществляли. Однако параллельного занимались развитием бизнеса с большей маржинальностью, для которого необходимы производственные площади — например, производством пластиковых окон.

Несмотря на сверхльготные условия, в какой-то момент «Крип Техно» перестала выполнять арендные платежи — поле чего компания получила постановление о выселении, которое «Крип Техно» проигнорировала. Вследствие чего последовал иск от владельцев помещений о возмещении убытков почти на 70 млн рублей, что является реальной стоимостью аренды за тот срок, в течение которого «Крип Техно» использовала помещения.

В то же время господин Тимофеев в Александрове продолжал попытки получить контроль над имущественным комплексом бывшего завода полупроводниковых приборов, заявляя о своем намерении выкупить все помещения за 80 млн рублей (при рыночной стоимости более 250 млн). Для этого в СМИ «Далекс» (который уже банкрот и ничего не производит) называется «оборонным предприятием», которое банкротить нельзя, несмотря ни на какие долги. Что странно, поскольку этот абсурдный ностальгический тезис может вызвать реакцию лишь у тех, кто помнит времена Советского Союза и поставки Александровского завода для нужд ВПК. Все же действия владельцев «Крип Техно» говорят о том, что никакого развития радиоэлектронной промышленности на предприятии не предусматривается. Скорее всего, интерес заключается в получении площадки бывшего предприятия для дальнейшей застройки — так, два здания бывшего завода полупроводниковых приборов (где «Крип Техно» выступает на территории бывшего завода как сквоттеры) уже разрушены.

Вместо заключения

К счастью, не всё так драматично в радиоэлектронной отрасли, как в ситуации с бывшим Александровским заводом полупроводников. Благодаря государственному курсу на импортозамещение появляются предприятия нового типа и новые технологии, что позволит отечественной радиоэлектронной промышленности конкурировать на мировом уровне. Но точно это будет не «Крип Техно».

Читайте развитие сюжета: Дефицит микросхем во всем мире достиг рекордных масштабов — Bloomberg