Самым волнующим для любого человека после, конечно, собственного здоровья и здоровья близких остается вопрос трудоустройства. Трудоустройство либо та же самозанятость, приносящая доход, — это, в принципе, вопрос выживания. Высокую степень важности этот вопрос имеет для молодых поколений, только-только выбирающих свой путь. Впрочем, не меньше озадачены тем же вопросом уже и не очень молодые поколения. Эксперты наперебой дают прогнозы относительно спроса на рынке труда будущих профессий. Однако прогнозы прогнозам рознь. Когда такие прогнозы звучат из уст представителей тех или иных вузов, понятно, что они имеют некую заинтересованность, что не есть плохо, с одной стороны, но ведь с другой — что вузу хорошо, не значит, хорошо конкретно вам. Ну вот нужны нам программисты. Да, нужны, никто не говорит, что нет. Но по большому счету хорошие программисты, способные создать нечто в корне новое, которое затмит все прежде существующие IT-решения, это «штучный товар». А такой «штучный товар» конвейером не выпускается. А инженеры разве не нужны? Не нужны те, кто создает станки, выпускающие ту или иную технику? Не нужны те, кто создает комплектующие к этой технике, а не программы? Разве не нужны те, кто будет обслуживать и ремонтировать эту технику?

Советский плакат «Молодой инженер, в цех!» 1956
Советский плакат «Молодой инженер, в цех!» 1956

Можно предположить, что корпорациям, производящим существующую сегодня на рынке технику, невыгодно появление тренда на ремонт, гораздо выгоднее продать новую, и, кстати, ценовая политика тому способствует, что проще купить новую, чем ремонтировать старую. (Правда, тут стоит оговориться, эта бизнес-модель подходит далеко не ко всяким техническим средствам.) Да и «завязывается», как правило, эта техника на сервисное обслуживание самих же компаний, её производящих. Это тоже давно прослеживаемый тренд. Однако другой тренд — зеленой или цикличной экономики вроде как должен изменить бизнес-модели корпораций, так как утилизацию никто не отменял. И здесь уже корпорации будут перед несколько иным выбором: выгоднее утилизация или ремонт, насколько он возможен. Поэтому активное выращивание программистов — это, конечно, хорошо, но про инженеров не стоит забывать, чтобы, с одной стороны, огромное число программистов не остались за бортом, как, например, экономисты, выращенные в 90-х годах, а с другой — не потребовался «импорт» инженеров. И потому, особенно молодым поколениям, есть о чем подумать. К слову, в своем более чем двухлетней давности исследовании «Будущее рынка труда: противоборство тенденций, которые будут формировать рабочую среду в 2030 году», компания PwC, рассмотрев и представив 4 возможных модели развития событий — «Желтый мир: человек — главная ценность», «Красный мир: инновации во главе угла», «Зеленый мир: корпоративная забота», «Синий мир: царство корпораций», — так и не дала четкого ответа, какие именно профессии будут 100% пользоваться спросом в ближайшем будущем, а именно до 2030 года, очертив лишь, заметим, прослеживаемые тренды. Тренды эти, так или иначе, если посмотреть как бы сверху на все 4 представленные модели, тесно переплетаются. Разница лишь, например, в том, каких приоритетов будут придерживаться корпорации. Хотя, конечно, при «красном мире» они (корпорации) могут разделяться на более мелкие компании и даже стартапы: понятно, что при этом, так сказать, бенефициарами могут оставаться одни и те же лица, но об этом в прогнозе не упоминается, наоборот, говорится, что крупный бизнес остается в «красном мире» не у дел. При этом инновации присутствуют во всех 4 моделях. Без технологий и цифровых сервисов уже никуда. И даже «зеленый мир», несмотря на большую ориентированность на человека, все равно содержит развитие новых технологий, но, пожалуй, именно эта модель, судя по всему, может удержать мир от диктатуры корпораций, поскольку именно эта модель предусматривает высокий уровень корпоративной ответственности. Хотя, опять же, таковую, сегодня называемую у корпораций «миссией», декларирует каждая из них. Подводя итоги рассмотрения всех этих 4 моделей, авторы исследования обобщенно говорят, что людям необходимо быть гибкими, иметь множество разнообразных навыков. Говорят, что активное развитие технологий также может повышать ценность ручного труда или стимулировать формирование новых бизнес-моделей: например, спецфункцией такси может быть водитель-человек! Но, пожалуй, самым интересным фактом исследования является то, что программисты тоже должны быть готовыми к возможной невостребованности и, соответственно, к приобретению новых навыков.

Программисты
Программисты
© ИА REGNUM

А как же инженеры, те специалисты, которые могут быть востребованы для обслуживания и ремонта всех этих новых технологий, как же, например, экологи, раз уж «зеленый мир» уже существует?! При этом еще раз подчеркнем, зеленая экономика подразумевает разумное потребление, следовательно, то, которое ведет к необходимости сервисного обслуживания взамен новых приобретений, к сокращению производства тех или иных товаров, их переработку и правильную утилизацию. Разве нет?

Из последних прогнозов, прозвучавших в российских СМИ, следует, что самыми востребованными в ближайшие 5−10 лет у работодателей станут профессии, связанные с работой с данными, искусственным интеллектом, биотехнологиями и медициной, а также профессии на стыке информационных технологий и «цифры». Об этом на днях сообщала «Российская газета» со ссылкой на интервью РИА Новости с генеральным директором Университета 20.35 Ниной Яныкиной. По словам Яныкиной, спрос на дата-специалистов и сотрудников в сфере искусственного интеллекта растет во всех отраслях экономики. При этом «цифровые» специалисты востребованы и в традиционных областях: например, в образовании нужны специалисты по работе с цифровым следом. Также по-прежнему будут востребованы специалисты в сфере IT и цифровизации. Газета также упоминает выступления на полях ПМЭФ спецпредставителя президента по цифровому развитию Дмитрия Пескова, который назвал работу с данными, логистику, медицину и туризм наиболее перспективными отраслями с точки зрения развития карьеры. По прогнозам Пескова, появятся десятки новых профессий, например, специалисты по дата-майнингу, дата-археологи. Издание также ссылается на ранее опубликованное РИА Новости исследование сервиса Зарплата.ру, которое выделило специальность врача телемедицины самой востребованной из новых профессий в России. По данным аналитиков, на рынке таким специалистам предлагают зарплату до 130 тысяч рублей, а спрос на них во время пандемии вырос в пять раз. Среди перспективных профессий будущего авторы исследования выделяют специалистов навигации и строительства в условиях Арктики с зарплатой до 160 тысяч рублей и робототехники — до 90 тысяч рублей.

Ветровые турбины
Ветровые турбины

В качестве общемирового тренда эксперты, представившие исследование сервиса Зарплата.ру, отмечают востребованность специалистов в области экологии с доходом от 60 тысяч рублей. И это снова к слову о зеленой экономике. К слову о том, что если этот тренд пришел к нам в мир надолго, а, судя по всему, так оно и есть, то есть необходимость в новых специалистах, как и есть риски новой безработицы или как минимум необходимости переквалификации оставшихся не у дел кадров. Так, недавно Bloomberg распространяло информацию о том, что гиганты зеленой энергетики сталкиваются с дефицитом квалифицированных работников, в то время когда отрасль получает многомиллиардные инвестиции. По словам директора компании по поиску сотрудников для сферы возобновляемой энергетики Taylor Hopkinson Клинта Харрисона, рынок растет очень быстро, чтобы проекты развивались и их не пришлось откладывать, необходимы нужные люди. А глава одной из крупнейших компаний в секторе зеленой энергетики EDP Renovaveis Мигель Стилуэлл в свою очередь отметил, что найти кандидатов непросто — сектору возобновляемой энергетики, учитывая ожидаемый серьезный спрос, недостает людей.