В октябре прошлого года произошло, на первый взгляд, малозначительное событие — китайские власти выявили следы COVID-19 на упаковках в одной из партий российской рыбы. Почти никто не придал этому факту серьезного значения, подумали — частный случай, разберемся. Однако вышло все по-другому. С этого времени у российских экспортеров начались системные проблемы с доставкой рыбной продукции в китайские порты, прямые продажи рыбы и морепродуктов в Китай из России значительно сократились. В марте 2021 года глава Министерства по развитию Дальнего Востока и Арктики объявил аврал.

Александр Адриансен Рыбный натюрморт с котом 1581-1661
Александр Адриансен Рыбный натюрморт с котом 1581-1661

Архипелаг рыбозаводов и холодильников

По оперативным данным Росстата, в 2020 году в России было произведено 4,26 млн тонн рыбы переработанной и консервированной, ракообразных и моллюсков. Из этого объема 2,24 млн тонн реализовано на экспорт. На Китай приходится 60%. Несмотря на пандемию, в эту страну в минувшем году продали даров моря на сумму более 3 млрд долларов США. Могло быть и больше. Но санитарно-эпидемиологический барьер оказался непреодолимым.

После нескольких месяцев безуспешных переговоров с китайскими коллегами представители правительства заявили, что в России начнут строить свои заводы по переработке рыбного сырья.

С этого момента тема «рыбопереработки» стала очень популярной. Почти все губернаторы приморских регионов высказались за изменение «облика рыбной отрасли» и создание условий, при которых добываемая рыба будет перерабатываться у себя дома. А именно, на Дальнем Востоке и на Севере России — там, где вылавливается более 80% биологических богатств наших морей.

Рыбный промысел
Рыбный промысел
Fish.gov.ru

Министерство по развитию Дальнего Востока и Арктики смело возглавило процесс быстрого реагирования, заявив о том, что уже готовится специальная программа.

«Мы разрабатываем программу по экстренному строительству, экстренному созданию большого количества перерабатывающих мощностей, называя это «архипелагом». Это «архипелаг» рыбоперерабатывающих заводов, холодильных и логистических мощностей для того, чтобы перерабатывать российскую рыбу в России и поставлять переработанную рыбу в российские магазины и Европу», — заявил глава министерства Алексей Чекунков.

На первый взгляд, звучит все правильно. Однако, если посмотреть на эти движения внимательно, то возникают вопросы. О чем вообще идет речь?

Рыбный промысел
Рыбный промысел
Иван Шилов © ИА REGNUM

Сколько рыбозаводов в России?

Все береговые производства, связанные с рыбой, можно разделить на две группы. Первая, это заводы в приморских субъектах Российской Федерации. Вторые находятся в центральных регионах, в которых проживает большинство населения России и где продаются практически все рыбопродукты (основной внутренний рыбный рынок).

Расположенные около моря узкоспециализированные по нескольким видам рыбного сырья предприятия в основном ориентированы на экспорт мороженной рыбной продукции, и это логично. Определяется такое коммерческое предпочтение доступностью сырьевой базы нескольких наиболее массовых семейств рыб (тресковые и лососевые — более 55% ежегодной российской добычи (вылова) водных биоресурсов), выстроенными отношениями с рыбодобывающими организациями и близостью иностранных рынков сбыта. Внутренний рыбный рынок не является для этих предприятий коммерческим приоритетом. Есть некоторые национальные исключения, например, красная икра.

Вторая группа предприятий разбросана по всей России, в крупных городах (в том числе и приморских) или рядом с городскими агломерациями. За исключением некоторых, большинство этих производителей рыбной продукции образовались относительно недавно в результате рыночного развития, в первую очередь успешного удовлетворения потребностей внутреннего рынка. Работают предприниматели гибко, с различными видами покупного сырья, в том числе и импортного. Производят пользующейся спросом ассортимент продукции, как в мороженом виде (цельная тушка, потрошёная рыба, филе, стейки и т. п.), так в любом другом виде (копчение, соление, консервы, кулинария, и т. .). Есть один отличительный момент — предприятия второй группы давно взаимодействуют с крупными торговыми сетями, обеспечивая стабильность поставок рыбной продукции на полки супермаркетов.

Кольцова Е.Н. — Маломарский рыбзавод
Кольцова Е.Н. — Маломарский рыбзавод

Существуют еще предприятия пищевой промышленности, которые используют рыбу только как составляющую в производстве другого основного продукта питания.

Вне всякого сомнения, и первые, и вторые, и третьи нужны потребителю. В целом по стране речь идет о многих сотнях юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, делающих что-то из рыбы.

Квоты в обмен на инвестиции в рыбопереработку

Активная критика рыбопромышленников за вывоз рыбного сырья за рубеж началась в нулевые. Аргументов участников отрасли особо никто не слушал, представителям власти ситуация казалась очевидной.

Государственно-административная идея увеличения добавленной стоимости в продукции, производимой из рыбы, практически начала внедряться в жизнь в 2016 году, после принятия соответствующих поправок в Федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» от 20.12.2004 N 166-ФЗ. Называется это направление — «квоты в обмен на инвестиции».

Дальний Восток

В результате перераспределения квот между рыбодобывающими организациями к 2024 году на Дальнем Востоке по программе «инвестиционных» квот будет построено 32 рыбопромысловых судна, десять из которых должны иметь в наличии оборудование по производству филе и (или) фарша из минтая и (или) сельди тихоокеанской суммарной производительностью не менее 75 тонн продукции в сутки. То есть за 200 промысловых дней в году эти траулеры-процессоры плюс один точно такой же флагман, построенный в Турции, смогут производить не менее 165 тыс. тонн указанной продукции. Еще четыре «инвестиционных» траулера-процессора поменьше за аналогичный промысловый период смогут изготавливать 35 тыс. тонн той же самой продукции.

Большой рыбный рынок
Большой рыбный рынок
Great Fish Market

В Дальневосточном рыбохозяйственном бассейне также работают десятки крупнотоннажных судов, не из программы «квоты в обмен на инвестиции», которые способны производить рыбное филе и фарш в объеме не менее 70 тыс. тонн ежегодно.

Кроме этого, в дальневосточных регионах по программе «квоты в обмен на инвестиции» в 2020 году введено в эксплуатацию девять рыбозаводов, которые суммарно за 200 рабочих дней в году могут сделать не менее 250 тыс. тонн продукции.

На Дальнем Востоке к 2024 году береговые рыбозаводы и траулеры-процессоры смогут ежегодно выпускать более 520 тыс. тонн продукции с высокой добавленной стоимостью. Для этого им понадобится не менее 2 миллионов тонн рыбного сырья в весе улова (40% ежегодного общероссийского вылова рыбы)

Север России

В 2020 году по программе «квоты в обмен на инвестиции» в Северном рыбохозяйственном бассейне (Мурманская и Архангельская области, Ненецкий автономный округ и Республика Карелия) реализовано 10 объектов инвестиций (рыбозаводы), которые за 200 дней в году могут производить не менее 75 тыс. тонн филе и фарша из трески и пикши. Кроме этого, к 2024 году войдут в строй 27 новых рыбопромысловых судов-процессоров, которые за указанный период смогут делать почти 90 тыс. тонн продукции.

На Севере России к 2024 году береговые рыбозаводы и суда-процессоры смогут ежегодно выпускать более 200 тыс. тонн продукции с высокой добавленной стоимостью. Для этого им понадобится не менее 600 тыс. тонн рыбного сырья в весе улова (12% ежегодного общероссийского вылова рыбы).

А в Китае ли проблема?

В связи с китайским «рыбным локдауном» в последние месяцы было много разговоров о том, куда теперь девать дальневосточную рыбу, и в частности минтай. Чиновники быстро заявили, что нужно строить свои рыбозаводы и холодильники. Однако, если почитать государственные бумаги, то на Дальнем Востоке в 2020 году по программе «квоты в обмен на инвестиции» введены в эксплуатацию новые рыбозаводы, позволяющие ежегодно производить продукцию из уловов рыбы общим объемом почти в один миллион тонн (20% ежегодного общероссийского вылова рыбы).

А есть еще и существующие береговые предприятия по производству рыбной продукции. В чем тогда проблема? Производите. Только не так все просто.

Константин Горбатов. Рыбный рынок в Пскове
Константин Горбатов. Рыбный рынок в Пскове

Китайский «рыбный локдаун», конечно, подпортил рыбакам жизнь, однако настоящая проблема заключается не в отсутствии на территории Российской Федерации рыбозаводов, а совершенно в другом — в слабом рынке сбыта своей рыбной продукции внутри станы и низком уровне потребления рыбопродуктов.

Тридцать пять лет назад в различных районах Мирового океана наша страна вылавливала 11 млн тонн водных биологических ресурсов, это в два раза больше, чем сегодня. Практически все везли на внутренний рынок. Холодильных складов в морских портах было меньше, чем сейчас, — рыбу умели продавать. Поэтому и душевое потребление рыбопродуктов было 24 кг на человека в год (в товарном весе).

Рыбные консервы.
Рыбные консервы.

Как бы ни выкручивались сегодня чиновники, ссылаясь друг на друга, а таможенная статистика (данные по экспорту и импорту рыбопродуктов) говорит о том, что в России душевое потребление рыбопродуктов (в товарном весе) не превышает 14,5 кг. Это очень мало. Минздрав в целях укрепления здоровья детского и взрослого населения установил в 2016 году отвечающий современным требованиям здорового питания рекомендованный объём потребления рыбных продуктов — 22 кг/чел/год (в товарном весе).

В этой связи вызывает удивление безразличие правительства России к вопросу обеспечения государственных и муниципальных закупок школьными и дошкольными учреждениями российской рыбной продукции. Хотя бы исходя из нормы 150 граммов (одна порция рыбного филе минтая) в неделю на ребенка.

Упомянутые учреждения посещают как минимум 20 млн детей. Соблюдая все конкурентные процедуры, установленные Федеральным законом «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» от 05.04.2013 N 44-ФЗ, можно увеличить объемы реализации российской рыбной продукции на своем внутреннем рынке на 150 тыс. тонн (филе). В весе уловов это составляет 10% годового общероссийского вылова рыбы. Задумайтесь. И это только одна мера по повышению уровня потребления рыбопродуктов.

Рыбный рынок. Псков. Псковская область. 1942
Рыбный рынок. Псков. Псковская область. 1942

Заключение

«Архипелаг рыбоперерабатывающих заводов» — это круто. Это ярко. Автор данного материала обо всей этой ситуации говорит совсем уж скучным языком. Говорит следующее.

Публично заявляя те или иные идеи по развитию отечественного рыбного хозяйства, в первую очередь следует учитывать то, что в целях сохранения запасов водных биоресурсов их объемы добычи (вылова) ограничены государством величинами ежегодных общих допустимых уловов. Кроме этого, существует экономическая и потребительская реальность.

В связи c изложенным возникают три скучных вопроса к Министерству по развитию Дальнего Востока и Арктики.

  1. Обосновывались ли планы строительства дополнительных рыбозаводов научными данными о перспективах состояния сырьевой базы по основным промысловым объектам в Дальневосточном и Северном рыбохозяйственных бассейнах?
  2. Учтены ли все действующие основные фонды (включая рыбопромысловые суда-процессоры) по производству рыбной продукции с высокой добавленной стоимостью, есть ли общий перечень соответствующих рыбных производств с их суммарной годовой производительностью?
  3. Хватит ли рыбного сырья из основных промысловых объектов всем береговым и судовым рыбозаводам (и новым, и действующим) для обеспечения их устойчивой и эффективной работы в течение года?