В мире, похоже, зреет глобальная налоговая реформа. Если в России в очередной раз озадачились механизмами взимания налогов с IT-гигантов, не имеющих представительств в России: на этот раз спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко заявила, что крупнейшие интернет-компании, пользуясь отсутствием своих представительств в России и зарабатывая в нашей стране гигантские деньги, не платят налоги в бюджет страны, что снижает конкурентоспособность отечественных игроков рынка, то США, традиционно преследуя глобальные цели, подумывает провести масштабную налоговую реформу, приняв или установив единые для стран, входящих в ОЭСР, правила. Известно, что Россия — не единственная страна, активно поднимающая тему налогообложения IT-гигантов. Как отметила Матвиенко, данная проблема имеет глобальный характер и вопрос о предоставлении прав на взимание налогов с цифровых компаний теми юрисдикциями, на рынках которых они работают, без их физического присутствия, обсуждается на мировом уровне. Возможно, предположила спикер Совета Федерации, такой подход окажется перспективным.

Судья
Судья
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

А тем временем, как сообщает издание ИноСМИ, возник документ министерства финансов США, в котором в общих чертах изложены налоговые планы Джо Байдена. Сам по себе заголовок документа носит весьма противоречивый характер: «Мировому демпинговому соперничеству должен быть положен конец». Собственно на противоречивость, к слову, не сулящую другим странам с низким спросом по причине невысокой численности населения ничего хорошего, намекает сама суть документа, а главное — повод или обоснования предлагаемых налоговых новшеств. Как указывает ИноСМИ, в документе говорится, что за прошедшие 20 лет США в борьбе за конкурентоспособность постоянно снижали корпоративные налоги, а вот теперь, утверждается, этому будет положен конец. То есть тот самый демпинг, «организованный долларом» и в результате которого выросли транснациональные «монстры», не только называется демпингом мировым, но и собственно признается штатами таковым. При этом документ уже направлен минфином США в другие государства, входящие в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

Если коротко, то суть документа сводится к тому, что предлагается ввести некий единый мировой корпоративный налог с минимальной ставкой в 21% для всех без исключения транснациональных корпораций, а не только на цифровые концерны. Причем, отметим, не стоит забывать про приставку «пока». То есть пока, в случае, конечно же, единого порыва всех стран ОЭСР ввести глобальный налог, он будет распространяться на транснациональные корпорации, а там глядишь — и на иные крупные компании. Заметим при этом, четкого определения, что есть транснациональная компания, не приводится. И если фантазировать, то можно задаться вопросом — могут ли в данном случае российские экспортеры, допустим, газа и нефти, попасть под глобальный налог, как и ряд других крупнейших экспортеров страны?! И, несмотря на то, что сотрудничество России с ОЭСР проходит в формате техническом, ответ на этот вопрос имеет значение. Потому как по предлагаемому минфином США плану налогообложение транснациональных компаний будет частично ориентироваться на товарооборот в той или иной стране. В будущем, как сообщается, это не позволит компаниям прибедняться и практически не платить налогов в стране, хотя там они хорошо зарабатывают. Пока же, отметим, в отсутствии такого конкретного определения, видимо, стоит ориентироваться на Global Top 100 companies, который ежегодно составляет PricewaterhouseCoopers (PwC). Газета «Хандельсблатт», на которую ссылается издание ИноСМИ, пишет, что немецкая экономика при переходе на глобальный налог может столкнуться с лимитированием оборотов, но сможет смириться с этим. Из-за высоких оборотных лимитов многие компании будут продолжать платить налоги в Германии. В мировом масштабе новые планы затронут лишь 100 концернов. При этом потери больших концернов могут компенсироваться дополнительными доходами от Google и ему подобных, если все члены ОЭСР примут одну модель налогообложения. Только вот никто, замечу, при этом не обозначил — не придется ли, допустим, странам, в частности — Китаю, покончить со своим суверенным интернетом и укротить свое желание в развитии собственных цифровых гигантов, если так называемую разницу в доходах от налогов можно будет компенсировать лишь за счет налогов от «Google и ему подобных».

Офис компании Google
Офис компании Google
Keng Susumpow

О каких потерях идет речь? Немецкая газета пишет, что до сих пор компании платили налоги там, где были зарегистрированы их штаб-квартиры. Поэтому, например, самый крупный автопроизводитель Германии Volkswagen (VW) платит налоги преимущественно в Германии. В будущем при налогообложении предприятия значительную роль будет играть и место, где оно получает доходы, а также их размер. В случае с VW, например, это означает, что концерн будет платить больше налогов в Китае, потому что Народная Республика является для производителя автомобилей важным рынком сбыта. С другой стороны, это означает также, что VW будет платить меньше налогов в Германии.

«Вопрос, не нанесет ли новая реформа ущерб немецкой казне, спорный», — предостерегают промышленные союзы. По их оценкам, в казне Германии из-за нового глобального перераспределения налогов ежегодно будут недосчитываться миллиардов евро.

Вот и получается, что прежде чем вводить глобальный корпоративный налог, странам стоило бы определиться в том числе с понятием «транснациональных компаний», на которых «пока» он может распространяться в случае единодушного порыва по его введению. Иначе, предположим, может выйти так, что им придется «молиться», условно, на Google, так как их собственные промышленные предприятия и прочие крупные компании могут предпочесть переезд на непосредственные рынки сбыта. Но это лишь предположения.

Между тем газета «Известия» тоже изучило предлагаемую Байденом глобальную налоговую реформу и публикует мнения российских экспертов по этому поводу. «Не совсем понятно, как технически будет реализован минимальный налог на прибыль, — заявил в интервью изданию ведущий методолог рейтингового агентства «Эксперт РА» Антон Прокудин. — Либо предложат поднять этот налог всем странам до некоторого минимального уровня, либо компании обяжут доплачивать разницу в месте ведения основного бизнеса. Вероятно, речь идет о первом варианте, что устранит давнюю проблему с занижением налогов, если удастся воздействовать на офшоры».

1000-й Volkswagen. 1946
1000-й Volkswagen. 1946

Вполне вероятно, что найдется управа на тех, кто в таком соглашении участвовать не захочет, пишут «Известия». По словам доцента факультета финансов и банковского дела РАНХиГС Сергея Хестанова, механизм будет прост: против «отказников» введут импортные пошлины, что вынудит их уступить. В свою очередь, Антон Прокудин считает, что проблема с минимизацией налогов на самом деле глубже и не сводится к одним лишь ставкам.

«Даже всеобщее выравнивание налога на прибыль не сможет привести к полному устранению проблемы: у разных стран есть разные налоговые льготы. И крупные корпорации часто эксплуатируют именно эти льготы, а не только заниженную ставку налога», — подчеркивает Прокудин.

Что касается России, далее пишет газета, то эксперты сходятся во мнении, что особенного эффекта (во всяком случае, прямого) глобальная налоговая реформа на нашу страну не окажет.

«Ставка в 20% в России не сильно отличается от ставок в ЕС. Большинство стран установили налог на прибыль в диапазоне 20−30%. Поэтому это едва ли затронет РФ», — отмечает Прокудин.

Сергей Хестанов считает, что для России сейчас гораздо важнее вводимый странами ЕС (с которыми РФ торгует намного больше, чем с США) углеродный налог, если учитывать зависимость страны от экспорта углеводородов. Тем не менее данный вопрос в стране практически не обсуждается.