Скоро исполнится пять лет, как в соответствии с обновленным федеральным законом от 20 декабря 2004 г. N 166-ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов», подписанном президентом России еще 3 июля 2016 года, в обиходе рыбохозяйственной отрасли появилось новое законодательное определение: «Инвестиционные квоты — новая мера государственной поддержки, направленная на модернизацию рыбопромыслового флота и развитие переработки рыбной продукции».

Иван Шилов © ИА REGNUM

И, как показало время, по мере реализации данной меры государственной поддержки наиболее активно она была использована заявителями в сегментах промысла высокорентабельных экспортно-ориентированных объектов, таких как крабы и минтай, а также при строительстве менее капиталоемких и быстровозводимых береговых рыбоперерабатывающих предприятий.

Стоит обратить внимание на то, что даже в крупнейшем сегменте дальневосточного рыболовства — промысла минтая и сельди реально мерами государственной поддержки смогло воспользоваться небольшое число крупных организаций, что негативно сказалось на авторитете и доступности внедряемых инвестиционных квот, особенно для мелких прибрежных рыболовецких колхозов и артелей.

Тем не менее стоит сказать и еще об одном негативном факторе развития инвестиционных квот, проявившемся в том, что меры государственной поддержки инвестиций, при отсутствии ограничений на новые промысловые мощности, привели к их излишкам и трансформировались в механизм перераспределения дефицитных сырьевых ресурсов и поддержки ограниченного числа организаций.

Рыбаки в море
Рыбаки в море
Fish.gov.ru

То есть уже существующих, без вливания в них новостроя, рыбодобывающих мощностей оказалось намного больше, чем самих ресурсов, что и послужило причиной перераспределения вышеуказанных дефицитных сырьевых ресурсов с предполагаемой их передислокацией в руках «избранных» игроков отрасли.

А, следовательно, есть все основания предположить, что внедренное в тело рыбохозяйственной отрасли «модное» законодательное определение как «инвестиционные квоты» (как новая мера государственной поддержки), направленное на модернизацию рыбопромыслового флота, послужило дымовой завесой для банального перераспределения объема водных биологических ресурсов в руках сформировавшейся к настоящему времени элиты отрасли.

Может быть, поэтому при формировании требований к инвестиционным проектам в 2018 году Росрыболовство приоритетным направлением выбрало наделение инвестиционной квотой крупнотоннажные суда?

И, как следствие, более 40 градо‑ и поселкообразующих предприятий, рыболовецких колхозов должны отнять у себя 20% закрепленных за ними ресурсов под инвестиционные проекты, а в случае закрепления лоббируемого сейчас предложения «о донаделении» до 50%, они потеряют половину своего ресурса!

А это значит, что от Мурманска и до Камчатки эти населенные пункты будут лишены существенной части бюджетных отчислений и средств для инфраструктуры с населением около 150 тысяч человек.

Касаясь далекой Камчатки, нельзя не сообщить об экологической трагедии в самом огромном на Камчатке озере — Нерпичьем — площадью 552 квадратных километра, некогда изобилующем корюшкой. На нём в день проведения 13 марта 2021 года фестиваля «Удача рыбаков» в честь 125-летия рыбной промышленности 200 рыбаков за день соревнований не поймали ни одной рыбки.

Рыбак
Рыбак
Анна Рыжкова © ИА Красная Весна

Озеро — кормилице пенсионеров и малообеспеченных семей, позволяющее хоть как-то пополнить скудный рацион продовольственной корзины — было вычерпано только в интересах получения прибыли, а не процветания рыбной житницы и благополучия населения окраины России.

Вот и получается, что основная часть рыбохозяйственных организаций, особенно рыболовецких колхозов, расположенных в небольших прибрежных городах и поселках, обеспечивающих занятость населения, оказалась вне инвестиционного процесса. А в сегментах промысла менее рентабельных объектов, ориентированных прибрежным промыслом преимущественно на внутреннее потребление, или на ресурсы, которые рыболовством не осваиваются, меры государственной инвестиционной поддержки не привели к требуемым результатам.

И куда результативнее оказались те самые крупнотоннажные суда, которые оказались в приоритете всех инвестпроектов и в одночасье опустошили высокорентабельный объект — корюшку в озере Нерпичьем!

В связи с вышесказанным хотелось бы обратить внимание правительства на то, что существенной поддержкой для финансового развития прибрежных рыболовецких колхозов и артелей было бы целенаправленное стимулирование строительства рыбопромысловых судов, предназначенных для промысла объектов, в отношении которых не устанавливается общий допустимый объем вылова, с рекомендуемой величиной его изъятия, включая сардину иваси, до 1,1 млн тонн, что пока с трудом осваивается на четверть.

Только по предварительным оценкам Росрыболовства, число рыбопромысловых судов, необходимое для изъятия данной группы сырца, составляет не менее 100 единиц судов разных видов лова и мощностей.

Рыболовные сети
Рыболовные сети
(сс) NadineDoerle

Предварительная расчетная потребность только в судах кошелькового лова для освоения ресурсов сардины иваси, скумбрии и аналогичных объектов, согласно «Стратегии развития рыбохозяйственного комплекса РФ до 2030 года», составляет 17 единиц общей мощностью 510 тысяч тонн, в то время как строится всего три судна мощностью 90 тысяч тонн.

А с учетом возникшего в отрасли негативного фактора перераспределения дефицитных сырьевых ресурсов и поддержки ограниченного числа организаций, с предполагаемой их передислокацией в руках одного игрока, было бы целесообразно оказать государственную инвестиционную поддержку прибрежным рыболовецким колхозам и артелям по возврату им изымаемой у них части ликвидного объема водного биологического ресурса для успешного освоения неодуемых видов рыб и строительства судов кошелькового лова с целью возрождения этого вида промысла в прибрежных водах России.