Коррупция тяготеет к тем регионам, где много денег, именно поэтому рейтинг прокуратуры РФ по уровню коррупции в 2020 году возглавили Москва, Татария и ряд других регионов. Об этом алтайский общественник, основатель Школы реальной политики Константин Емешин сообщил в комментарии корреспонденту ИА REGNUM и обозначил несколько вводных замечаний:

Коррупция
Коррупция
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

«Первое. К сожалению, прокуратура трактует «коррупцию» чрезвычайно примитивно — типа учителя и педагоги берут взятки. Реально коррупция, выстроенная в «вертикаль», работает совсем по-другому. Например, в свое время большие чиновники из окружения тогда ещё президента Медведева убедили его, что надо поднимать здравоохранение, и даже запустили «национальный проект». В рамках этого проекта в Барнауле должны были возвести Центр травматологии.

Подписали бумаги, по которым губернатор был обязан выделить земельный участок и подвести коммуникации, а федералы должны были привезти готовые блоки и собрать больницу. Но реально все это оказалось громадной аферой, и много лет губернатор был вынужден охранять этот фундамент и водить на эту площадку то премьера Путина, то министра Голикову. Потом оказалось, что пришлось менять поставщиков и платить в несколько раз дороже. Больницу достроили, «откаты» на верхах рассосались, и все это закончилось тихо.

Читайте также: Через год в Барнауле появится новый реабилитационный центр

Ещё один пример — это авантюра с «особыми экономическими зонами». Создали на федеральном уровне «агентство», закачали ему денег. А на примере Горного Алтая получилось «дырявое озеро». Откаты поделили, агентство по инициативе ОНФ ликвидировали, а сами проекты сбросили на региональные бюджеты.

Читайте также: «Как корабль назовете?»: феномен алтайских особых экономических зон

Не меньшая коррупционная афера с участием депутатов Госдумы — «ГИС ЖКХ». Коррупционеры «забашляли» фракции и подсунули им законопроект о «ГИС ЖКХ». Естественно, фракции отработали, и аффилированная с Минстроем фирма получила этот почти тридцатимиллиардный проект. ГИС так и не заработала, но удалось лишь убрать главного инициатора и направить его губернатором в регион.

Читайте также: Запреты для жильцов: запахло жареным или очередное лобби?

Так что коррупция это не мелочь в кармане врача или учителя, а это громадные финансовые потоки, встроенные в «вертикаль власти».

Второе вводное замечание: коррупция, конечно, тяготеет к тем регионам, где много денег. Поэтому, естественно, и Москва, и Татарстан, и другие регионы. Третья предпосылка для коррупции — это жесткая конкуренция в регионах, когда финансовые группы просто скупают на корню местных чиновников, чтобы отобрать эти финансовые потоки на себя.

Иногда это удается легче сделать с помощью проплаченных людей в погонах. Хотя, конечно, это порождает жестокие схватки между различными «погонами». Как ни странно, но и Генпрокуратура тоже вплетена в этот клубок. Не случайно еще в период становления антикоррупционного законодательства в 2008 году мы Алтайском крае на межрегиональной конференции от имени Общественной палаты Алтайского края сделали секцию и доклады, что главное звено в противодействии коррупции — это общественные площадки гражданского общества и конкуренция ветвей власти.

Но тогда губернатор Карлин нам возразил, что коррупции подвержены госслужащие и тем самым мы подрываем устои государства. Поэтому и ходит шутка: «В России вертикали власти превратилась вертикаль коррупции».

Напомним, согласно рейтингу регионов страны по уровню коррупции в 2020 году, составленному прокуратурой РФ и обнародованному РИА Новости, самым коррупционным регионом оказалась Москва. Далее идут Татария, Ставропольский край, Московская область, Башкирия, Краснодарский край, Челябинская и Ростовская области, а также Дагестан и Пермский край.

Читайте также: Генпрокуратура назвала лидирующие по уровню коррупции регионы России