Обнародованные в последнее время мнения лиц, представляющих интересы экспортеров, звучат как шантаж государства и в его лице — власти. И всё из-за сдерживания сверхприбылей трейдеров сельхозсырья. Видите ли, правительство приняло решение ввести экспортные квоты и на время взять под контроль цены на ряд продуктов питания на внутреннем рынке. Так как всё-таки пандемия, всем тяжело, произошли перекосы и в мировой, и в российской экономике. Однако из уст некоторых экономистов стали звучать мнения о грядущем раскулачивании, а в качестве параллели с событиями 100-летней давности приводится мнение о том, что якобы «в ущерб селянам у них пытаются административно, по предельным ценам, установленным чиновниками, изымать урожай». Отчего еще больше стало возникать впечатление, что рост цен как-то подозрительно точно совпал со сроками раскрутки господином Навальным протестных настроений в России. Хотя с самого начала всей этой истории с ростом цен Владимир Путин и призывал бороться с этим фактором, заметим, существующими в рыночной экономике — рыночными методами, и объяснял, почему возникла ситуация с подорожанием продуктов, указывая на незамеченную рядом профильных министерств ошибку, а именно задвоение программ господдержки. Впрочем, сразу же была и обозначена позиция правительства: госрегулирование цен применяется в качестве временного инструмента. Так что к чему разыгралась вся последующая истерия экспертов вокруг предполагаемых ими нарушений рыночного баланса, остается только догадываться. С одной стороны, она может объясняться нежеланием экспортеров ограничиваться широкими возможностями получения прибылей с возникшим после пандемии ростом спроса на продовольствие на мировом рынке, и их, как мы уже не раз подчеркивали, можно понять: бизнес есть бизнес. А с другой, если выстраивать параллели, укладывающиеся в логику таких экспертов, то риторика о раскулачивании близко соседствует с риторикой навальнят о репрессиях.

Овощной прилавок
Овощной прилавок
Наталья Стрельцова © ИА REGNUM

Между тем сложно не заметить усилий производителей, добившихся импортозамещения в сфере производства продуктов питания. Но добились ли они этих успехов без государственной поддержки? На то есть однозначный ответ — нет! Во всем мире и в России тоже — сельхозпроизводству выжить без государственной помощи сложно. Куда сложнее российской продукции было выйти на мировой рынок. Именно господдержка позволила российскому продовольствию обрести конкурентоспособность. И вот сегодня возникла известная всем ситуация. Звучат предположения, что в результате ограничения цен возникнет дисбаланс, который приведет к последующему росту цен или дефициту товаров. Но очевидно, что если после снятия ограничений цены вырастут за предельно допускаемое постановлением правительства пороговое значение, то тогда придется снова вводить ограничения.

Наталья Стрельцова © ИА REGNUM

Глава Национального союза экспортеров продовольствия Дмитрий Булатов в статье издания «Коммерсантъ» задается вопросом: «Почему, если нужно кого-то поддержать, нужно кого-то придушить?» Производитель, предупредил он, если ему сужать рынки сбыта, будет либо сокращать производство, либо займется производством других культур, что «не очень координируется» с целью по увеличению экспорта сельхозпродукции до $45 млрд. Для решения этой проблемы Дмитрий Булатов предлагает ввести субсидии для внутренних переработчиков агросырья — по его словам, с этим предложением отраслевое сообщество уже выступало, однако понимания пока не нашло. Как говорится, «удивительное рядом». Всегда рядом. Как будто забывают эксперты, что господдержка в том или ином её виде была и есть: и для производителей, и для переработчиков, и для экспортеров. А цены растут. Причем производители-экспортеры в одном лице пользуются и той, и другой. И все равно мало. И все равно плохо. Возникает вопрос: а поладить с собственной маржой бизнес не пробовал? А вложить часть маржи от экспорта, а не с внутреннего рынка, в расширение производственных мощностей бизнес пробовал?

Максим Решетников
Максим Решетников
Duma.gov.ru

Глава Минэкономики России Максим Решетников в ходе своего выступления в Госдуме сообщил, что падение инвестиций в основной капитал РФ к концу 2020 года составило 4,3%. По его словам, как передает агентство Интерфакс, в нынешних условиях это все же хороший показатель — ведомство предполагало просадку на 6,6%. То есть все прекрасно понимают нынешние сложности пандемийного периода. Никто истерики по поводу снижения бизнесом инвестиций в основной капитал не поднимает. Но ведь бизнес, если он намерен развиваться дальше, как раз и должен озадачиться инвестициями в основной капитал, особенно тот, который больше других получил прибыли от расширения экспортных возможностей на фоне роста мировых цен. Разве государство не дало в свое время в руки бизнеса «удочку» и даже «наживку», не создало стартовых условий для проникновения российских товаров на международный рынок?!

Да, нужно повышать доходы граждан. Никто не спорит. На этот аргумент сейчас также активно налегают представители экспортеров и производителей. Но так в рыночной экономике разве задача повышения доходов населения только на государстве лежит? Или перекосы, когда речь заходит о соцобязательствах, все-таки бизнесом допускаются? Очевидно, что допускаются! Потому как повышение заработных плат будет означать повышение операционных расходов и, как следствие — новый виток роста цен на выпускаемую продукцию.

Наталья Стрельцова © ИА REGNUM

Очень хотелось бы, чтобы диалог бизнеса и государства по ситуации с ростом цен развивался в объективном русле, и главное — мирном. Так как раздуваемая сегодня бизнесом истерия, та, что уже стала наполняться риторикой о раскулачивании, может до добра не довести. Подобная риторика может обернуться против бизнеса. Сегодня на улицы выходят митинговать поклонники Навального. А завтра могут выйти люди «ЗА раскулачивание бизнеса». Ведь у каждой «медали» всегда есть две стороны.