Распространение заболеваемости COVID-19 в Китае и данные о росте запасов нефти в США привели к распродаже на нефтяном рынке в конце прошлой торговой недели (18−23 января). В минувшую пятницу, 22 января, в начале торгового дня после того, как стало известно о новых случаях заражения в Шанхае, на нефтяном рынке прошла основная волна распродаж, поскольку риски ужесточения карантина в Китае, являющимся вторым по величине потребителем нефти в мире, могут привести к пересмотру прогнозов по уровню спроса в 2021 году в сторону понижения.

Нефть
Нефть
Иван Шилов © ИА REGNUM

Также 22 января вышла статистика Управления энергетической информации США (EIA), опубликованная с двухдневной задержкой из-за выходного дня в понедельник, 25 января, и подтвердившая увеличение запасов нефти. Объем запасов нефти вырос в США на 4,35 млн баррелей, что заметно превысило ожидания и консенсус-прогноз аналитиков (-1,2 млн), а также оценки API (+2,56 млн). Увеличение чистого импорта на 566 тыс. баррелей в сутки при сохранении стабильной добычи привели к росту рассматриваемого показателя. В то же время данные по запасам нефтепродуктов почти не изменились, продемонстрировав прирост в пределах статистической погрешности — загрузка НПЗ выросла всего на 0,5% (с 82% до 82,5%).

По нашим оценкам, статистику EIA в целом можно охарактеризовать как умеренно негативную, ведь рост запасов во многом связан с сокращением экспортных поставок и не является отражением существенного снижения спроса на нефть и нефтепродукты в США. Однако если взглянуть на срочный рынок, то можно увидеть, что фьючерсы на Brent, не сумевшие обновить максимум, теперь формируют вторую волну снижения в рамках коррекции, целью которой могут оказаться уровни $53,5−53,7 за баррель.

Китайцы в масках в метро
Китайцы в масках в метро
Алексей Попов © ИА Красная Весна

В целом высокий уровень рыночного оптимизма и, как следствие, умеренный характер распродаж, связанный с ожиданиями позитива и эффективности в результате сделки ОПЕК+, соответствуют технической цели нисходящего движения. В то же время в случае появления новостей о новом потенциальном драйвере для рынка нефти коррекционный сценарий может смениться на рост, вернув котировки на уровень выше $56 за баррель.

Данные Baker Hughes, опубликованные на прошлой неделе (18−24 января), продемонстсрировали заметное замедление роста буровой активности в США. Так, количество активных нефтяных буровых установок составило 289 шт. (+2 уст.), а число газовых установок выросло до 88 шт. (+3 уст.). Заметно более выраженным рост буровой активности был в Канаде, где количество нефтяных установок составило 96 шт. (+6 уст.), число газовых — 76 шт. (+5 уст.). Таким образом, продолжается тренд на восстановление инвестиционной деятельности в отрасли. И в случае дальнейшего закрепления нефтяных цен на высоких уровнях мы можем увидеть рост буровой активности, а значит, и пересмотр прогнозов по нефтедобыче в США и Канаде в сторону повышения.

22 января, по заявлению министра нефти Ирана, стало известно о росте нефтяного экспорта Исламской республики в последние месяцы в противовес действующим санкциям. Несмотря на отсутствие в заявлении министра конкретных цифр, он тем не менее подчеркнул, что это был наивысший результат за весь период эмбарго.

Нефтедобыча
Нефтедобыча
Павел Редин (c) ИА Красная Весна

Напомним, что до момента одностороннего выхода США из ядерной сделки с Ираном в 2018 году объемы экспорта нефти и нефтепродуктов из Ирана составляли порядка 2,8 млн баррелей в сутки. С вступлением в силу санкций объемы поставок были существенно снижены. В частности, согласно примерным оценкам Reuters, в 2020 году объем иранских поставок составлял всего 0,3 млн баррелей в сутки. В то же время не исключено, что после появления в Белом доме нового президента США — Джо Байдена — санкции с Ирана могут быть сняты, что вернет объемы иранских поставок на рынок и окажет заметное давление на цены. Представитель Ирана уже призвал Джо Байдена к возвращению ядерной сделки и снятию санкций, не позволяющих открыто торговать стране нефтью и нефтепродуктами. Как следовало из заявления иранского представителя, Иран выражает готовность вернуться к полному возобновлению условий сделки 2015 года. Однако, по заявлениям официальных лиц из администрации президента США, быстрого решения по вопросу снятия эмбарго с Ирана ждать, очевидно, не стоит.