Кабинетом Нарендры Моди были разработаны три постановления в области сельского хозяйства, которые вызвали недовольство большинства задействованного в сельском хозяйстве населения Индии. При этом упомянутые инициативы достаточно агрессивно проводились через нижнюю (Лок Сабха) и верхнюю (Раджья Сабха) палаты индийского парламента. Достаточно сказать, что заведомо несогласные с предложенными проектами законодательства просто объявлялись отсутствующими, как это случилось с представителем коммунистической партии Индии К. К. Раджешем. Неудивительно, что спикер старейшей партии — Индийского национального конгресса (ИНК) Рандип Сингх Сурджевала прямо заявил, что голосование было неконституционным и поэтому незаконным.

Нарендра Моди
Нарендра Моди
Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте также: Нарендра Моди — 70 лет: родимые пятна и шрамы на лике Индии и ложка дёгтя

Это вызвало естественную и очевидную негативную реакцию оппозиционных Бхаратия джаната партии (БДП) объединений. Индийский национальный конгресс, Тринамул конгресс (национальная партия), Телагана раштра самузи (региональное объединение, шт. Телагана), Самаджвад парти (региональные социалисты, шт. Уттар Прадеш), Дравида муннетра кажгам (Южная Индия), Раштрия джаната дал (национальная социально-консервативная партия), Адам аадми парти (региональное объединение, столичный округ Дели), а также Коммунистическая партия Индии выступили против законов. О накале страстей красноречиво свидетельствует эпизод, когда в Раджья Сабхе оппозиционные члены палаты сломали микрофон, раскидали документацию и покинули зал заседания.

В свою очередь премьер-министр в радиообращении к нации утверждает, в какой-то степени имея на это формальные основания, что законы «не только снимают ограничения для фермеров, но и дают им новые права». Так что же это за законодательные инициативы, которые перевернули всю страну?

Индийский фермер
Индийский фермер

Первый документ, «Закон о коммерции и торговле фермерской продукцией (Продвижение и содействие)», был принят 27 сентября 2020 года. С одной стороны, он открывает рынки для сельхозпродукции во всех штатах, а с другой — делает регулирование избыточным. И самое главное, в чём усматривают проблему оппоненты, — это ограничение практики так называемых минимальных поддерживающих цен (SMP). Такого рода решение в прошлом позволяло крестьянам получать определяемую государством минимальную фиксированную стоимость за продукцию вне зависимости от ситуации на рынке. С отменой SMP сельскохозяйственный рынок становится фактически «рынком покупателя».

Второй документ, «О согласии фермеров на страхование цен и получении помощи (для расширения прав, возможностей и защиты)», был принят также в сентябре. Он предполагает взаимосогласование цен на сельхозпродукцию и подаётся инициаторами как система, расширяющая возможности фермеров и предполагающая их защиту. В целом это предусматривает заказ на продукцию и определение цены с учётом качества и условий поставки. Однако критики отмечают, что законодательный акт не прописывает механизмы фиксации цен и позволяет корпоративному сектору диктовать свои условия фермерским хозяйствам.

Третий документ, «Поправки к законопроекту об основных группах товаров», был принят 14 сентября 2020 года. Закон исключает некоторые сельскохозяйственные культуры из числа наиболее значимых товаров. Это, прежде всего, бобовые, масличные, лук и картофель, то есть всё, что составляет повседневный рацион простых индийцев. Соответственно упомянутая продукция «не резервируется» для продажи на потребительском рынке, что в перспективе может породить дефицит и рост инфляции.

Кроме этого, повышается роль федерального Комитета по рынку сельскохозяйственной продукции, что, по мнению критиков, усилит бюрократизацию отрасли. Это учреждение обеспечивает соблюдение правил торговли, сборы и лицензирование участников. Теперь же Комитет наделён полномочиями по проведению электронных торгов, что, по мнению критиков, монополизирует торговлю со стороны государства.

Сельскохозяйственная техника. Индия
Сельскохозяйственная техника. Индия
carol mitchell

Вперёд, на Дели!

Либерализация сельскохозяйственного рынка содержит в себе и здравые идеи, но недоработки или сознательное формирование новых правил, регулирующих сельскохозяйственные рынки в указанном ключе, делает документы заложниками политического противостояния. Несовершенство законодательных актов было использовано с максимальной эффективностью всеми оппозиционными силами. И естественно, что каждая из сторон попыталась обратить в свою пользу недовольство крестьян. Можно предположить, что именно мощная поддержка различными политическими силами разгневанных фермеров стала катализатором роста протестной активности. К этому можно добавить неуклюжие попытки БДП решить проблему силовыми методами, которые не столько остановили действующих и будущих протестантов, сколько ещё больше разозлили их. Депутат от партии Шив Сена (в основном действует в шт. Махараштра) Санджай Раутон прямо упрекнул федеральные власти в том, что они пытаются усмотреть в протестантах «террористов». Естественно, что даже сторонники правящей партии полагают, что федеральное правительство должно было сначала провести разъяснительную работу и хотя бы в минимальном объёме провести консультации с крестьянскими ассоциациями.

Читайте также: Не было бы счастья, да коронавирус помог: «идеальный шторм» в Индии

Отдельные фермеры и их ассоциации начали выражать недовольство сразу же, как только министр сельского хозяйства Нарендра Сингх Томар вынес пакет законодательных мер на рассмотрение законодателей Индии. Очевидно, что протест возник «снизу». Начавшиеся в Панджабе и Хараяне акции не затихли в рамках упомянутых штатов, а повлекли за собой волну протеста по всей стране, а фермеры Раджастхана и Уттар-Прадеш, а затем и в других регионах, фактически поддержали своих коллег.

Следующим шагом представители аграрной Индии стал поход на Нью-Дели. И с ноября текущего года новости с заголовком Delhi Chalo! (вперёд, на Дели!) стали публиковаться на первых страницах индийских печатных и сетевых СМИ. Несмотря на противодействие местных властей, большинство фермеров добрались до границ столичного округа Дели, начав своеобразный «тракторный бунт». На начало декабря было полностью блокировано северное шоссе (район Сингху (Singhu), где собралось около 20 тысяч человек, и район станции метро «Тикри» (Tikri) на западной границе столицы, куда стянулось около 30 тысяч крестьян.

Протест индийских фермеров в Дели. Декабрь 2020
Протест индийских фермеров в Дели. Декабрь 2020
Цитата из видео из YouTube

Однако помимо невероятно большого числа протестующих земледельцев даже по индийским меркам, весьма проблемным для правительства является и небывалая поддержка населения. Простые горожане разносят чай и питание, студенты-медики оказывают первую медицинскую помощь, отели предлагают комнаты. Показателен стал поступок четырёх олимпийских призёров Индии: они отказались от своих наград в знак протеста против законодательных инициатив в сельхозсекторе.

Следует отметить, что значимость аграрного сектора в государстве очень велика. Достаточно сказать, что в 2018 году в стране насчитывалось около 145 млн фермеров. Всего число занятых в агропромышленном секторе или связанных с ним составляет около миллиарда человек (при населении 1,38 млрд). Многие предприниматели, учёные, чиновники и в целом «белые воротнички» вышли из крестьянских семей. Естественно, что фермеры как мегаэлекторат всегда рассматриваются политическими партиями регионального и федерального уровня.

«Фермеры были сбиты с толку»

Конечно же, премьер-министр Нарендра Моди не стал отмалчиваться. В своих обращениях к нации он постоянно настаивает, что «реформы не только снимают ограничения для фермеров, но и дают им как новые права, так и новые возможности». Одновременно, глава кабинета во время выступления на законодательном собрании штата в Варанаси атаковал оппозиционные силы. В частности, он заявил:

«Фермеры были сбиты с толку в ходе принятия исторически значимых реформ теми, кто постоянно вводил в заблуждение самих фермеров».

И, что самое главное, Моди пообещал повысить в полтора раза минимальные поддерживающие цены.

Читайте также: Йога — мягкая сила Индии

Инсайдеры утверждают, что основные бенифициары рассматриваемых законов — крупные корпорации, и прежде всего «Амбани» (штаб-квартира в шт. Махараштра) и «Адани» (штаб-квартира в шт. Гуджарат), а одна из неочевидных целей — повышение конкурентоспособности на продовольственных рынках за пределами Индии. Причём главу последней структуры Гаутама Адани связывают с именем Нарендры Моди ещё с периода губернаторства нынешнего премьер-министра в штате Гуджарат. А английская газета «Файнэншл таймс» назвала индийского миллиардера «личным Рокфеллером Моди». Возможно, именно такое положение дел критиковал член Верховного суда Индии Дипак Гупта, когда утверждал:

«Законы и вся правовая система тотально «заточена» в пользу богатых и могущественных».

Гаутама Адани(слева), Джон Керри(справа)
Гаутама Адани(слева), Джон Керри(справа)
U.S. Department of State

Постепенно ситуация продолжала обостряться. После ряда совещаний кабинет министров предложил восемь поправок, смягчающих действие закона, однако фермеры отказались идти на уступки. К 8 декабря состоялось шесть раундов переговоров, на которых не было достигнуто ни одной договорённости, к последней декаде декабря количество протестующих аграриев увеличилось, в общей сложности около 40 профсоюзов и ассоциаций поддерживают выступления, а шансы на скорое завершение конфликта заметно снизились. Новостные репортажи о встречах правительственных чиновников и представителей крестьянства показывают, как аграрии демонстративно отказываются даже от чая, предлагаемого оппонентами. Правительство в свою очередь продолжает блокировать возможности как физического участия в акциях, так и возможности связи в социальных сетях.

Людьми движет отчаяние

Значительная часть индийцев вне зависимости от вероисповедания поддержала протестующих. Профсоюзы различных секторов экономики, 15 оппозиционных партий, общественные организации поддержали всеиндийскую забастовку — Bharat Baudh. При таком общественном резонансе лидеры фермерских ассоциаций раз за разом отвергают предложения федеральной власти. Лидер Индийского национального конгресса Рахул Ганди в своём обращении к фермерам дал ясно понять, почему невозможны компромиссы:

«Не страшитесь! Если вы не выстоите сегодня, вы не будете в состоянии устоять никогда».

Впрочем, крестьян уговаривать не пришлось: со стороны руководителей фермерских организаций ясно прозвучала мысль о том, что протестная деятельность будет расширяться и переходить в более радикальные формы (блокировка железных дорог и правительственных резиденций, выход на другие магистрали, ведущие в Дели). Большинство же местных обозревателей, описывая детали протестных выступлений, фиксируют очевидное: людьми движет отчаяние.

Таким образом, протестная активность уже вышла за границы обычного политического торга — правящая партия выдвигает законодательство, оппозиция, поддерживая те или иные настроения избирателей, выторговывает поправки к закону, министерские портфели и так далее. Подобное развитие событий даёт основание предполагать: Бхаратия джаната парти получила сильный удар, который резко снижает возможности безусловного доминирования в реализации законодательных и исполнительных властных полномочий на политическом поле Индии. В этом случае грозные обвинения Нарендры Моди в том, что «оппозиция стреляет из-за спин фермеров», вряд ли помогут. Даже Верховный суд Индии стал на сторону бунтующих аграриев, указав, что правительство не в состоянии решить проблему набором предлагаемых мер. Соответственно представители агропромышленного сектора вполне имеют право на мирный протест.

Нарендра Моди
Нарендра Моди
Prime Minister's Office

Последствия этого процесса уже дают о себе знать. Недавно прошедшие выборы в Законодательное собрание штата Махараштра продемонстрировали незначительные потери БДП, кандидаты которой не набрали ожидаемое количества мест, уступив ИНК и местным партиям. В 2021 году ожидаются дополнительные выборы в верхнюю и нижнюю палаты парламента, а также в законодательные ассамблеи от пяти штатов (Ассам, Керала, Пудучери, Тамилнад и Западная Бенгалия). Упомянутые субъекты федерации уж точно не являются фарпостами партии Нарендры Моди, а протесты, охватившие Индию, будут умело использованы и конгрессом, и «дравидскими» партиями (Дравида муннитра кажгам), объединениями левых и местными активистами. Так, уже на региональных выборах в штате Керала Левый демократический фронт (прежде всего Компартия Индии) выиграл 108 мест, обойдя правящую партию. Всё это в целом, пусть и косвенно, говорит об «эрозии» единства избирателей Бхаратия джаната партии.

При этом нельзя отрицать, что федеральное правительство игнорирует требования аграриев. Раз за разом Нью-Дели пытается предложить новые решения. Но уже к завершению 2020 года становится достаточно ясно: вне зависимости от окончательного решения законодательного тупика действующий кабинет министров утратил значительную часть своей легитимности в глазах индийцев. Соответственно, многие другие начинания Моди также столкнутся с сопротивлением парламентской оппозиции, и в этом случае власть уже придётся делить с оппонентами БДП.

Читайте также: Долгая дорога к дому: миграционный коронавирусный кризис в Индии

В то же время опора на индийский национализм, хиндутву, также может дать трещину. Следует отметить, что большинство фермеров у границ столичного округа — сикхи или мусульмане, что проводит ещё одну черту раскола общества. Рост национального самосознания штатов так называемого «дравидского пояса» (Андхра Прадеш, Карнатака, Керала и Тамилнад), претензии на исключительность маратхов (штат Махараштра) при подобном развитии событий вполне смогут выкристаллизовываться в иную «индийскость».

Сельскохозяйственная техника. Индия
Сельскохозяйственная техника. Индия
Цитата из видео из YouTube

Для того, чтобы нивелировать поражение со стороны многочисленного крестьянства и поддерживающих их широких слоёв городского населения, премьер-министру необходимо будет запустить следующий национальный проект типа озеленения Индии, «Делай в Индии» и др. Они должны носить мобилизационный характер при явной поддержке большинства общества. Второй вариант, «маленькая победоносная война», вряд ли будет реализован. Ни Китай, ни поддерживаемый Пекином Пакистан не являются подходящими объектами, а решение приграничных конфликтов увязло в спорах и взаимных обвинениях. Третий вариант, о котором говорят явные противники Нарендры Моди, ужесточение внутреннего режима, то есть введение чрезвычайного положения, как это сделала Индира Ганди в 1970-х, но уже в симбиозе с олигархической верхушкой. Сомневаться не приходится, харизматичный глава кабмина сможет реализовать любой из предлагаемых сценариев. Остаётся ответить на два вопроса: предотвратят ли эти шаги будущее поражение БДП на выборах; не создаст ли правящая партия своими руками новые оппозиционные альянсы?