Как сообщила представитель МИД КНР Хау Чуньин, по итогам третьего квартала объем внешней торговли Китая со странами ЕС достиг 425,5 млрд евро. Аналогичный показатель с США поднялся только на 412,5 млрд. Таким образом, Европа стала крупнейшим торговым партнером Поднебесной, на 3 процентных пункта обогнав прежнего лидера.

Китай
Китай
Иван Шилов © ИА REGNUM

Достигнутый результат китайское внешнеполитическое ведомство оценивает позитивно. Экономики КНР и ЕС хорошо дополняют друг друга, что создает высокий потенциал к дальнейшему росту. Чему не сможет помешать даже желание Брюсселя создать новое трансатлантическое торговое партнерство.

Однако при ближайшем рассмотрении дело оказывается вовсе не столь однозначным.

Китай, безусловно, наращивает свое доминирование, извлекая все новые и новые выгоды от достигнутых высот концентрации у себя подавляющей доли мирового производства буквально всего. Кто бы что ни говорил про реинкарнацию TTIP, львиная доля потребляемых в Европе товаров, особенно повседневного спроса, имеют китайское происхождение. Даже те, которые формально считаются «произведенными в ЕС».

Например, 92% одежды, сшитой в Северной Италии, сделано из тканей китайского происхождения.

Но эта пирамида постепенно утрачивает устойчивость. В совокупном обороте 90% приходится на поставку китайских товаров в Европу и только 10% на продажу европейских в Китай. Дефицит внешнеторгового баланса для ЕС превышает 185 млрд евро. И он стабильно увеличивается.

Иными словами, Европа повторяет путь США, проигрывая конкуренцию Пекину на глобальном рынке. И тот факт, что за прошедшие 10 лет китайский экспорт в ЕС достиг 20% совокупного европейского импорта, говорит о неустранимости сложившейся динамики.

Пока Европу спасает лишь наличие США. Общий внешнеторговый баланс Европейского союза продолжает оставаться положительным. Хоть размер этого плюса понемногу уменьшается. Убытки в торговле с Китаем компенсирует успешная торговля с Америкой.

По данным Евростата, доля КНР в общем объеме мирового экспорта достигает 16%, доля ЕС — 15%, доля США — 11%, Японии — 5%, Южной Кореи — 4%. Грубо говоря, Китай и Европа успешно кормятся за счет выедания ресурсов США, тогда как Америке повторять «европейскую схему» уже не на ком.

Положительность торгового сальдо с оставшимися второстепенными странами дефицит платежного баланса с Китаем и Европой уже не покрывают. Америка держится лишь на согласии партнеров принимать в оплату напечатанные из воздуха зеленые фантики.

Слияние европейского и американского экономического пространства в одно общее европейский торговый плюс полностью перекроет американским минусом. Следовательно, в достаточно короткой перспективе после заключения такого соглашения «американскому кластеру» расплачиваться станет нечем. В среднесрочной перспективе это формирует для Китая ощутимую экономическую и, соответственно, геополитическую угрозу стабильности.

Следовательно, даже на фоне вроде как внешне позитивного успеха, Пекин оказывается вынужден окончательно сформировать свое закрытое торговое пространство в лице Всеобъемлющего регионального экономического партнерства в течение максимум 5−7 лет, вместо официально декларируемых 20.

Понятно, что администрация Байдена этому будет активно и жестко мешать. Поэтому разрушение ВРЭП становится для США ключевой задачей стратегического выживания.

В этой связи, самым важным вопросом для Китая в среднесрочной перспективе становится его способность противостоять этому сценарию. Но что еще более важно, причем не только для Пекина, сумеет ли он избежать провокаций со стороны США с целью подставить КНР под развязывание глобальной мировой войны.

Елена Панина — директор Института РУССТРАТ