Уж не знаю, из любви к мастерскому троллингу или по каким иным причинам, но Маргарита Симоньян в последнее время делает заявления, одновременно философские, актуальные и в то же время провокационные.

Царь
Царь
Цитата из к/ф «Иван Васильевич меняет профессию». Реж Леонид Гайдай. 1973. СССР

Вот и сейчас ее пост в телеграм-канале, оканчивающийся словами «Я бы хотела вернуть Российскую Империю», вызвал бурную волну комментариев, достаточно предсказуемую по своей природе.

Одни, их было большинство, сосредоточились, надо признать, не без оснований, на возмущении в стиле «да кем вы себя возомнили». Другие стали доказывать невозможность отката в желаемую версию прошлого более рациональными категориями.

Мол, чтобы вернуться в СССР, потребуется отобрать собственность у 100 тыс. высших семей, владеющих «всеми богатствами страны», и составляющих те самые «московские гостиные». Тут же откуда-то берется постулат, что в Советском Союзе элита, если монетизировать не денежные привилегии (спецпайки, персональные машины, отдых, лечение и т. п.), получала лишь в 20 раз больше медианного дохода советского человека.

Отсюда выводится цифра в 600 тыс. рублей (как медианная зарплата в РФ в 30 тыс. умноженная на тот же коэффициент) в месяц, жить на которые «эти, из московских гостиных» точно не захотят. Значит гражданская война и всякие прочие ужасы.

С откатом до Российской Империи дело обстоит еще хуже. Мало того, что страшное слово «реституция», так еще всю власть придется разогнать, а на трон вернуть кого-то из наследников немецких монархов. Ну, или «из последних Романовых», одно время колесивших по России с шоу «а давайте все вернем нам».

В разведке есть прием с поэтическим названием «легенда ведет». Как вы сформулируете посыл изначального вопроса, так его обсуждение и станет развиваться дальше. Уже самостоятельно множа заранее заложенные ошибки, раскладывая собственные грабли, и пережигая нервы в битве по вопросам, которых на самом деле нет.

Начнем хотя бы с пресловутых 100 тыс. высших семей. Эта цифра взята вообще с потолка. Если считать по миллиардерам, по версии Forbes, их в России всего 90. Если по рейтингу «богатейших бизнесменов», то 200 в самом рейтинге, и около тысячи, если считать состояния свыше 10 млн долларов.

Тысяча человек, даже если умножить на 10, с учетом членов семь, родителей, ближних родственников, это половина одной тысячной одного процента населения РФ. Что никак не тянет на революцию по причине «они не отдадут». Для справки, на середине XIX века дворян в России насчитывалось 610 тыс. человек или 1% граждан империи.

К слову сказать, в этом месте лично я солидарен с большинством критиков взглядов «мечтателей из московских гостиных» на тему претензии на дворянство. Вспоминается знаменитая фраза из кинофильма «Иван Васильевич меняет профессию» — «чьих, холоп, будешь?»

Эти «100 тыс. семей» не захотят жить на 600 тыс. в месяц на человека? Так по децильной таблице распределения доходов домохозяйств (всего в стране домохозяйств имеется 54,6 млн) 5,4% из них как раз и живет на доход от 500 тыс. в месяц. Калькулятор подсказывает, что речь идет примерно о 2,94 млн домохозяйств или около 9 млн человек. Если из них вычесть упомянутые выше 10 тыс. действительно очень богатых, то остальные, — т. е. абсолютное большинство — именно примерно такую сумму в месяц и имеют.

Стало быть, с чего бы им уходить в революционеры, если в новой абстрактно предлагаемой системе их уровень потребления не изменится? Наивно думать, что после теоретической революции, а без нее возврат в СССР невозможен, откуда-то возьмется другой кадровый резерв, способный закрыть все необходимые для управления государством должности.

Рабочие Второй Государственной Литографии на демонстрации. Петроград, 1918
Рабочие Второй Государственной Литографии на демонстрации. Петроград, 1918

С откатом до времен государя императора дело обстоит аналогичным образом. Реституция тут вообще проблемой не является. Во-первых, собственность вернуть можно лишь прямым наследникам, коих, после Революции 1917 года, Гражданской и Великой Отечественной войн, практически не осталось. Во-вторых, мало просто заявить права на что-то только на словах. Необходимо представить подлинные документы, подтверждающие право собственности. Их найдется единицы, если вообще найдется.

Совсем другой вопрос — как и на основании чего переоформлять собственность сотни миллионов владельцев современных квартир, загородных домов и дач? Даже если конфликта с прежними владельцами не возникнет, правовая основа их прав собственности тем не менее пропадет.

А вместе с ней остановится вся хозяйственная деятельность в стране, в особенности инфраструктурная. Электростанции и водонапорные башни тоже кому-то должны принадлежать юридически. А кому?

И это куда более серьезная проблема, чем даже вопрос приглашения монархов «из Германии». Впрочем, здесь также есть о чем поговорить. Монархическая власть опирается на пирамиду из дворян, формирующих как минимум верхний и средний уровень государственного управленческого аппарата.

Как утверждает Минфин, в современной России на каждые 10 тыс. населения приходится 163 государственных и муниципальных служащих. По огрубленной прикидке речь идет примерно о 2,5 млн чиновников. Чтобы восстановить РИ, в форме нынешних о ней мечтаний, срочно требуется откуда-то взять как минимум 1,5 млн дворян. Если кандидат в императоры всероссийские еще хоть как-то имеется, то запас дворянского сословия пуст совершенно, от слова совсем.

Строительство Братской ГЭС. 1961
Строительство Братской ГЭС. 1961

Но все это так, лишь присказка. Действительно реальная проблема заключается в другом. В до сих пор не закрытом серьезном социальном гештальте о «неправильной стране», которым наши противники с большим удовольствием пользуются. Одни вбрасывают ущербные понятия, другие наполняют их подрывным смыслом, а третьи конструируют из них богатую почву для цветных революций.

Наглядным тому примером является толкование нашумевшей статьи директора Центра энергетики Московской школы управления «Сколково».

Хотя о перспективах «зеленой энергетики» еще можно поспорить, в главном Татьяна Митрова говорит верно. Эпоха «нефти по 100» закончилась. В определенном смысле это предполагает серьезную стратегическую сложность в части перспективных источников дохода для российской экономики. Хотя и далеко не столь фатальную, как говорит автор.

Доля сырьевых доходов в РФ, конечно, еще остается высокой, однако по итогам 2019 года ее размер уже сравнялся с доходами из не сырьевых источников. Тогда как в 90-е и начале нулевых экспорт сырья составлял подавляющую долю. То есть Россия уже, причем достаточно успешно, делает все то, что «эксперты» ей еще только советуют «начать».

А «толкователи» так вообще картину рисуют откровенно апокалиптическую. Мол, выпадение сырьевых доходов ожидается в размере до 200 млрд в год. Упомянутой выше «сотне тысяч высших семей» (кстати, а почему высших, кто и как их таковыми определил?) резко станет «нечего кушать» и тогда они заставят государство резать социалку и прочие госрасходы.

А у нас, мол, доходная часть бюджета составляет всего каких-то 220 млрд долл. Дальше классическое «все пропало». С подведением аудитории к мысли, что в России по-прежнему плохо решительно все. И дальше станет лишь еще хуже.

И ведь, надо признать, картина рисуется талантливо. Практика показывает, что мало кто, читая подобное, идет перепроверять цифры. А они говорят иное. Доходная часть бюджета только федерального уровня за 2019 год равнялась 304 млрд долларов, а вместе с муниципальным она превысила 1,61 трлн.

То есть снижение нефтегазовых доходов на 150−200 млрд является делом, конечно, неприятным, но совершенно не фатальным. Бюджетное правило продолжает успешно работать. Страна одновременно наращивает как размер золотовалютных резервов, так и объем социальных выплат.

Торжественный митинг по поводу добычи первой нефти. 1964
Торжественный митинг по поводу добычи первой нефти. 1964

Иными словами, текущие рабочие сложности оперативного характера, конечно же, есть. Но вот основания считать происходящее неправильным, тем более неправильным тотально, грозящим всеобщей катастрофой, в действительности как раз отсутствуют.

Есть лишь гештальт, через который «разные добрые люди с ясными лицами» российское общество продолжают пытаться расшатать на цветную революцию. Старательно, как Сусанин поляков, водя доверчивую аудиторию по запутанной траектории между трех сосен из простоты, безграмотности и «давайте все отберем и поделим по справедливости».

А все потому, что любые попытки найти рецепт будущей жизни в попытке возврата в искусственно идеализированное прошлое всегда заканчивается катастрофой. Старые схемы хорошо работали только в другом сочетании и составе базовых условий.

В Советский Союз нельзя вернуться не потому, что в каких-то там «московских гостиных» кто-то станет возражать. Советская модель годилась только для общества доминирования рабочих и крестьян, совокупная доля которых приближалась к 90%, а в оставшиеся 10% спокойно умещались все доктора, учителя, профессора, художники с писателями, певцы с киноактрисами, и даже чиновники со служащими, включая всякие НКВД, РККА и партийно-хозяйственную номенклатуру.

Сегодня доля рабочих в обществе находится на отметке около 5%, а крестьян и того меньше, — примерно 3,5%. А все эти менеджеры по продажам, операторы колл-центров, консультанты торгового зала, груммеры, официанты с баристами, дизайнеры и эксперты по феншую, с коучами за компанию, это вообще ни разу не пролетариат.

Работницы Первого государственного подшипникового завода (ГПЗ-1). 1932
Работницы Первого государственного подшипникового завода (ГПЗ-1). 1932

Мы живем в другом мире. Более того, сама проблема возникает по причине слишком громкого скрипа сложившейся в прошлом надстройки, теряющей адекватность соответствия уже новой конфигурации экономического базиса.

Государство нужно не разваливать, а наоборот — его требуется укреплять. В том числе с использованием некоторых элементов «из СССР», в виде современной версии Госплана и Госснаба, а также глубокой модернизации явно утратившей адекватность «демократической модели» устройства государства, как института.

Утратившей не только в России. Судя по тому, что сейчас происходит в Европе и особенно в США, там столкнулись с аналогичной проблемой. Западный вариант всеобщей демократии не работает везде.

Требуется разделить стратегию и тактику. Первую всецело передать в ведение стратегического органа в лице Госсовета, оставив министерствам и ведомствам лишь тактическую часть практического исполнения планов. С конкретными показателями и контролем за их исполнением. Не просто бюрократическим, а с прямой личной ответственностью. Не справился — дверь там.

Что до денег, то от стремления раскулачить менее десятка тысяч «миллиардеров с миллионерами», больше их не станет. Любой желающий может легко проверить это на калькуляторе. Сложите размер всех состояний из российской ТОП-1000 и поделите на 149 млн населения, получите от силы 300 долларов единоразовой выплаты.

«Пятилетку в массы». Выступление агитбригады. 1927 — 1929
«Пятилетку в массы». Выступление агитбригады. 1927 — 1929
Государственный Литературный музей

Чтобы денег в стране стало больше, их следует научиться больше зарабатывать. Сделать это можно только через технологический рост. Ибо пока некоторые тут ностальгируют по СССР или по царю-батюшке, те же турки за какие-то 6−8 лет буквально с нуля создали у себя весьма успешную отрасль производства дронов. Да, не целиком и полностью собственных. Там больше половины «отверткой скручивается» из импортных узлов и блоков. Но покупают-то они узлы, а продают готовые изделия с хорошей добавленной стоимостью.

Согласно отчету Drone Industry Insights, объем мирового рынка дронов к 2024 году достигнет 43 млрд долларов, а рынок только реабилитационных экзоскелетов, по прогнозу ABI Research, — до 2,1 млрд. И этим перечень вновь возникающих новых, еще толком никем не занятых, ниш и направлений не исчерпывается. Так что деньги следует искать там. В том числе и по важной причине — очень низкого порога расходов на вхождение.

Вот что следует делать вместо пустых споров на тему, кто кем станет, если вернуть царя или Генсека, или что делать для того, чтобы не обидеть 100 тыс. богатых «новых русских». Только технологический рост, только хардкор.