Некоторые вещи, кажется, никогда не меняются. Например, всякий раз, когда американский доллар испытывает короткий приступ слабости, множество ведущих экономистов выходят из тени, чтобы предсказать надвигающийся конец долгого правления доллара в качестве ведущей международной резервной валюты в мире. Они делают это только для того, чтобы снова и снова доказывать свою неправоту продолжающимися явными преимуществами доллара перед его потенциальными конкурирующими валютами.

Иван Шилов © ИА REGNUM

Судя по недавним мрачным прогнозам бывшего главного экономиста Morgan Stanley Стивена Роуча о крахе доллара в следующем году, на этот раз ничего не изменится. После 10-процентного снижения курса доллара за последние шесть месяцев Роуч смело предсказывает, что в следующем году доллар рухнет на целых 35 процентов. Он делает это в кажущемся пренебрежении очень тревожными мировыми экономическими перспективами и многочисленными проблемами, с которыми сейчас сталкивается евро, главный потенциальный соперник доллара.

Суть нынешнего пессимизма в отношении доллара заключается в том, что норма сбережений в США неизбежно упадет в результате пакетов стимулов, связанных с пандемией COVID-19. В частности, скептики обращают внимание на то, что беспартийное Бюджетное управление Конгресса США в настоящее время прогнозирует, что дефицит бюджета США увеличится примерно до 16 процентов ВВП в 2020 году и останется на уровне свыше 8 процентов ВВП в 2021 году. Соответственно, по их мнению, такие большие бюджетные дефициты неизбежно приведут к заметному увеличению дефицита текущего счета США, способствуя падению общей нормы сбережений в США. Это, в свою очередь, ускорит столь предвкушаемый ими обвал доллара.

Ключевой момент, который упускают из виду скептики, заключается в том, что в сегодняшнем мире движения валюты определяются в большей степени очень крупными объемами капитала, ежедневно пересекающими международные границы, нежели гораздо меньшими суммами ежедневного сальдо внешнего текущего счета страны. Еще более важно то, что они, похоже, не понимают, что во времена неспокойной мировой экономики эти потоки, как правило, тяготеют к тем странам, которые воспринимаются как безопасные гавани и которые имеют глубокие и высокоразвитые рынки капитала, как это имеет место в Соединенных Штатах.

Дарья Драй © ИА REGNUM

Есть все основания полагать, что в ближайшем будущем США вновь станут реципиентом большого притока капитала в результате вероятного продолжения неспокойного состояния мировой экономики. Это, по-видимому, особенно верно, учитывая, что и Международный валютный фонд, и Всемирный банк предупреждают, что мир может оказаться на пороге серьезной волны дефолтов по долгам развивающихся рынков. Это также выглядит вероятным, если учесть, что вторая волна пандемии началась в Европе, более того, есть зловещие признаки того, что США рискуют последовать за ней.

Скептики в отношении доллара также, похоже, игнорируют тот факт, что перспективы евро, главного потенциального претендента доллара, выглядят очень тревожными. Дело не только в том, что экономика еврозоны пострадала от пандемии сильнее, чем США, и в результате Еврозона сейчас переживает дефляцию цен. И дело не только в том, что президент Европейского центрального банка Кристин Лагард сейчас намекает, что банк, вероятно, будет проводить еще более агрессивную денежно-кредитную политику в попытке дать толчок умирающей экономике еврозоны. Кроме того, Италия и Испания, третья и четвертая крупнейшие экономики еврозоны, имеют серьезные проблемы с суверенным долгом и слабые банковские системы, которые могут вновь создать экзистенциальную угрозу для евро.

Все это не означает, что у США есть много чем похвастаться в отношении шатких экономических основ после пандемии COVID-19. Скорее, сказанное означает, что во времена очень неспокойных глобальных экономических перспектив в мире, где единственный реальный конкурент доллара имеет серьезные собственные проблемы, крайне маловероятно, что в ближайшее время доллар будет сбит со своей позиции доминирующей международной резервной валюты.