Обнародованные главой ФАС РФ Игорем Артемьевым в открытом формате рабочей встречи с президентом Владимиром Путиным три ключевые темы как бы продемонстрировали беспомощность антимонопольщиков в борьбе с крупными международными компаниями. Во всяком случае, точно — две из них. При этом глава ведомства расставил акценты таким образом, чтобы сразу было понятно, что российские антимонопольщики одними из первых приступили к борьбе с такими иностранными цифровыми игроками, как Google, Apple и Microsoft, открыто нарушающими принципы конкуренции и игнорирующими национальное законодательство, но так и не смогли радикальным образом решить проблему, причем не могут не только они, что, вероятно, служит неким оправданием «беспомощности». Так, по словам господина Артемьева, «они [иностранные операторы] нарушают всё, что только можно, причём умышленно нарушают».

Налетай, торопись – покупай живопись!
Налетай, торопись – покупай живопись!
Цитата из к/ф «Операция «Ы» и другие приключения Шурика» реж Леонид Иович Гайдай. 1965. СССР

«В случае с Google, например, суд вынес несколько решений в пользу Российской Федерации, мы два с половиной года бегали за ними, прежде чем они исполнили наши предписания… Они предустанавливают свои приложения и не пускают российских разработчиков на свою платформу. То есть даже если бы мы захотели, то не могли бы туда войти с нашими платформами… Уже после нас через два года Европейская комиссия оштрафовала на пять миллиардов долларов эти компании за то, что они это делали. Соответственно, нам нужно пресекать это достаточно эффективно. У нас есть предложения, как это можно будет сделать», — подчеркнул Игорь Артемьев, тем самым породив вопрос: ну, если нужно, зачем же дело стало и что мешало раньше УФАС выйти с предложением по эффективному решению уже не просто наболевшего, а перезревшего вопроса?

Руководитель Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев
Руководитель Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев
Regnum.ru

Еще одна тема, которую подняло УФАС, касается также иностранных игроков, но работающих в другой сфере, — производителей стиральных порошков. Все мы помним эту далеко не огорошившую нас новость об отличиях продукции, продаваемой в Европе и поставляемой в Россию. Думается, многие из нас, не прибегая к экспертизам, не просто догадывались о существовании отличий, но и ощущали их. Любой, кто бывал за рубежом, невооруженным глазом мог заметить отличия товаров одних и тех же брендов в России и в Европе. Причем касается это самых разных товаров — и пищевых, и бытовых. Но почему-то только сейчас ФАС решила озадачиться этой проблемой — фактически откровенным обманом потребителей. Иностранные же производители вряд ли позволили бы себе пойти на преднамеренный обман, будучи уверенными в последующих наказаниях, а значит, они были уверенными в безнаказанности или как минимум в способности договориться на случай форс-мажора. К слову, работу по сравнению качества продукции, поставляемой в Россию, и той, что продается в Западной Европе, ФАС проводит вместе с Роспотребнадзором.

«Химическим методом, органолептическим методом мы установили, что нас кормят во многих случаях некоторые недобросовестные компании — а мы широким бреднем сейчас прошлись — суррогатами. И химический состав — хроматограф просто берётся, и очень легко сравнить с оригинальным товаром: мы покупаем товар там, завозим его сюда, покупаем у нас, в России, упаковка одинаковая, всё одинаковое, а содержание совершенно разное», — рассказал глава УФАС РФ президенту.

Видите, как всё легко и просто. Но почему не раньше? По словам Игоря Артемьева, сейчас совместно с Роспотребнадзором служба возбудила три первых дела и проверяет другие товары на соответствие заявленному качеству: алкоголь, пиво, продукты питания — всё, что завозится по импорту. Если пробелам в работе УФАС с иностранными игроками тех или иных рынков еще хоть как-то можно найти оправдания в возможном присутствии политических факторов, то тема, связанная с реализацией российского госимущества, могла быть решена УФАС примерно 15 лет назад, но тем не менее о необходимости и способах решения вопроса Игорь Артемьев заявил сейчас. Как оказалось, для того, чтобы вывести «на свет» рынок реализации госимущества, в том числе конфиската, нужно, по словам Артемьева, внести всего лишь пять строк в 50 существующих на сегодняшний день законодательных актов, либо прописать их отдельным законом. Вероятно, отдельный закон может повысить значимость антимонопольной службы, тем временем, судя по всему, не справляющейся эффективно со своим функционалом в сегодняшнем формате. Глава ведомства предложил создать единую цифровую платформу, на которой будет выставляться на продажу любое госимущество.

Клавдий Лебедев. Продажа имущества должника, в том числе крепостных, с аукциона
Клавдий Лебедев. Продажа имущества должника, в том числе крепостных, с аукциона

«На едином сайте любой гражданин, компания должны прочитать о продаже абсолютно любого имущества по любому законодательству. И многие из них просто будут собирать даже целые пулы. Кому-то, предположим, участок в водной акватории, а вот хозяйство, и ещё нужен кусок леса. Где они это будут сейчас собирать? По всем разным сайтам? Купят участок не там, вода будет находиться в другом месте. И так далее. Вот я, например, за свою жизнь не видел ни одного объявления о продаже конфиската и ни разу в жизни не видел ни одного объявления о продаже вещдоков с истекшим сроком хранения — это лимузины, дачи. Где они все?» — вопрошает Игорь Артемьев, в то время как, например, портал государственных закупок был разработан еще в 2004 году, пусть и заработал в полную силу попозже. То есть подобные технические решения существуют уже давно. И почему-то кажется, что именно этот вопрос куда более серьезно волнует на данный момент главу УФАС, нежели суррогаты, которыми используют или употребляют в пищу российские потребители. Во всяком случае, если судить по обсуждаемым вопросам в открытой части встречи с президентом. Несмотря на обнародованные Артемьевым преимущества платформы, которые действительно имеют место, думается, вряд ли рядовым гражданам она хоть как-то пригодится, скорее всего, она выведет из игры отраслевые ведомства, которые могут «играть» с госимуществом, и внесет прозрачности в сделки, связанные с его реализацией, но и вместе с тем откроет доступ к информации о таких активах, так сказать, иностранным агентам, ищущим сегодня компромат на тех или иных российских представителей элиты или политиков, либо же, тем самым, лишит их возможности выступать героями, разоблачающими «негодяев».