Для России использование минимальной стоимости часа является достаточно экзотичной мерой. Такое мнение ИА REGNUM высказала кандидат экономических наук, доцент кафедры экономики труда и управления персоналом Новосибирского государственного университета экономики и управления Елена Михайлова.

Напомним, ранее стало известно, что предложение по введению минимального размера часовой ставки оплаты труда будет обсуждаться в рамках подготовки Генерального соглашения между общероссийскими объединениями профсоюзов, работодателей и правительством на 2021−2023 годы.

Читайте также: В России обсудят введение почасовой ставки оплаты труда

«В последнее время актуализировалось обсуждение введения в российское трудовое законодательство минимальной стоимости часа как полноценного инструмента, регулирующего отношения работодателя и наёмного работника. Предлагаемый инструмент планируется использовать только для сотрудников, работающих по срочному договору и неполный рабочий день, с целью защиты их прав на получение достойной оплаты труда.
Для Российской Федерации использование минимальной стоимости часа является достаточно экзотичной мерой. Начиная с 2013 года её периодически пытались внедрить в российское законодательство и бизнес-практику. Однако все эти усилия не находили достойной поддержки и собирали вокруг себя много критики. Между тем в большинстве западных стран используется именно данная система оплаты труда. В России же для расчёта минимальной часовой ставки традиционно используется МРОТ. При этом, учитывая достаточно низкий уровень МРОТ, размер такой ставки получается 60−90 рублей, что существенно ниже общемировой практики, рекомендаций МОТ и просто логики насущных потребностей.
Таким образом, в качестве преимуществ предлагаемой меры можно выделить: возможности повышения гарантированного уровня почасовой оплаты труда, удобство для работодателя с точки зрения расчётов с сотрудниками, работающими по нетрадиционной форме занятости, защита прав указанных выше работников по получению достойного, стабильного дохода, в соответствии с отработанным количеством часов».
Елена Михайлова

Между тем, подчёркивает эксперт, внедрение данного инструмента содержит в себе и много подводных камней.

«Прежде всего, у работодателя появляется возможность массового и принудительного перевода сотрудников через почасовую оплату на неполный рабочий день, что, по своей сути, может рассматриваться как скрытая форма безработицы. Кроме того, внедрение данной меры вносит диссонанс в порядок учёта рабочего времени, сопоставление месячного и часового фонда оплаты труда. Использование минимальной стоимости часа (особенно если её зафиксируют на достаточно высоком уровне) убирает заинтересованность работников в результате, качественных показателях деятельности и ориентирует их просто на отработку времени. И, наконец, можно говорить и о возможности дискриминационных явлений при сопоставлении выплат сотрудников с почасовой и помесячной оплатой труда», — считает экономист.