В октябре прошлого года в Вашингтоне прошла ежегодная встреча Международного валютного фонда и Всемирного банка. Как сообщало тогда ТАСС, ее участники констатировали снижение прогноза темпов роста мировой экономики до 3% и весьма неопределенную надежду на его восстановление в 2020 году. Главными рисками для мирового роста были названы давние проблемы — торговые войны, политическая неопределенность, быстрый рост задолженности. Российскую делегацию на встрече возглавлял министр финансов Антон Силуанов, исполняющий на тот момент обязанности первого вице-премьера. Тогда же, в ходе визита Силуанова в Вашингтон, состоялась традиционная встреча с американскими инвесторами, которые, по словам министра финансов, не столько интересовались ситуацией с антироссийскими санкциями, сколько мерами стимулирования государством экономики в России, спрашивали про взаимодействие бюджетной и денежно-кредитной политики. И вот сейчас, когда на днях Минфин РФ выставил на обсуждение новый законопроект «О внесении изменений в Бюджетный кодекс Российской Федерации, отдельные законодательные акты Российской Федерации и установлении особенностей исполнения федерального бюджета в 2021 году», который предусматривает смягчение на 2021 год действующего бюджетного правила, кажется, что именно эта предлагаемая ведомством мера и является тем самым взаимодействием бюджетной и денежно-кредитной политики.

Деньги
Деньги
Иван Шилов © ИА REGNUM

Смягчение бюджетного правила предполагается из-за роста предстоящих расходов бюджета. В 2021 году его структурный первичный дефицит может увеличиться почти в три раза — с 585 млрд до 1,46 трлн рублей. Затем он должен вернуться к 585 млрд рублей. При этом такие параметры бюджетного правила, как цена отсечения нефти и правила использования Фонда национального благосостояния, останутся прежними. Как говорится в пояснительной записке к законопроекту, предлагаемое повышение предельного объема расходов в 2021 году, в том числе позволит продолжить использование мер, необходимых для обеспечения восстановления экономики и реальных доходов граждан, в целях борьбы с последствиями распространения новой коронавирусной инфекции, которые носят среднесрочный характер.

Таким образом, игрой слов Минфин РФ хочет сказать, что рост расходов бюджета требуется не для борьбы с обвалом глобальной (мировой) экономики, о котором вели речь участники встречи в Вашингтоне, а для борьбы с последствиями распространения новой коронавирусной инфекции? Между тем очевидно, что главным последствием подобной рокировки бюджетного правила станет рост денежной массы в экономике России, что только «на руку» ЦБ РФ. Чтобы этот рост был не номинальным, а реальным, вероятно, последуют меры поддержки, предполагающие рост доходов россиян. Возможно, неслучайно Дмитрий Медведев и ряд политиков заговорили о необходимости пересмотра прожиточного минимума в России или возможного введения базового дохода. Безусловно, в глазах россиян рейтинг политиков, желающих как бы улучшить их жизнь — раздать больше денег, должен повыситься. Однако возникает слишком много вопросов. Главный из которых: что будет дальше делать бюджет после того, как деньги будут потрачены, учитывая возможные варианты трат россиян. А вариантов, если судить по уровню закредитованности экономики — не так уж много. Так что ответ на этот вопрос напрашивается сам собой. Поэтому адресная поддержка россиян, предлагаемая главой правительства РФ Михаилом Мишустиным, видится более безобидной для бюджета и правильной с точки зрения поддержки экономики и россиян мерой, чем введение базового дохода — тем более сейчас, когда экономика не перезапущена, когда роботы не готовы заменить на производствах людей и видимых ресурсов по наполнению бюджета на горизонте ближайшей хотя бы пятилетки не наблюдается. Кроме того, существует мнение экспертов Fitch, считающих, что внешняя торговля России в 2021—2022 годах будет показывать отрицательные величины, поскольку объемы экспорта нефти будут по-прежнему ограничены сделкой ОПЕК+, а укрепление рубля и высокий внутренний спрос будут поддерживать рост импорта.

Антон Силуанов и Эльвира Набиуллина
Антон Силуанов и Эльвира Набиуллина
Дарья Драй © ИА REGNUM

Понятно, что с растущей прозрачностью доходов граждан базовый доход должен попасть в руки трудяг, оставшихся не у дел, а не в руки безработных, живущих за счет, например, сдачи в аренду недвижимости. С другой стороны, стоит вопрос: сколько из тех денег, направленных на поддержку россиян, пойдет на потребление товаров и услуг отечественных компаний и насколько и те и другие закредитованы. Вероятно, рост денежной массы в экономике России позволит продемонстрировать сейчас неплохие показатели по объему ВВП страны, и даже, возможно, оценки его проседания окажутся гораздо ниже ожидаемых различными экспертами, в том числе международными. Но дальше-то что? За счет чего бюджет будет пополняться дальше? Минфин с ЦБ сейчас заботит показатель ВВП, состояние банковского сектора, реального сектора экономики, доходы граждан или все-таки рост мировой экономики?