Очередная инициатива от банковского сообщества вызвала много споров, но идею «Абсолют-банка» о списании средств со «спящих счетов» клиентов уже поддержали как минимум пять банков. ИА REGNUM попыталось разобраться в предлагаемом нововведении, выяснить, кто стоит за инициативой, и есть ли что-то общее у неё с предложением двухлетней давности об изъятии «забытых» вкладов.

Дарья Антонова © ИА REGNUM

Инициатива от «Абсолют-банка»

В рамках «регуляторной гильотины» ЦБ РФ «Абсолют-банк» предлагает закрепить право банков списывать средства за ведение счетов и платежи по кредитам тех клиентов, которые долгое время не выходят на связь, к примеру не отвечают на телефонные звонки и данные обновить о них не удаётся.

По действующим нормам, банк должен обновлять сведения о клиенте не реже одного раза в 12 месяцев. На момент проведения операции данные должны быть обновлены, а если этого не сделано, то транзакции проводить нельзя. Предлагается фактически снять такой запрет, если клиент — «не отзывается».

Абсолют Банк
Абсолют Банк

Авторы объясняют свою задумку тем, что поправка позволит клиентам, которые вовремя не сообщили об изменении данных, например смене паспорта, избежать штрафов, а банкам пресечь возможные мошенничества со «спящим счётом».

Поправка нашла поддержку и у других банков, а также получила свою долю критики. Например, депутат Госдумы Алексей Журавлёв («Родина»), комментируя инициативу на своей странице в соцсетях, заявил, что «банки смотрят на своих клиентов просто как на питательную биомассу», сравнив подобное с «экономическим паразитированием».

Доцент кафедры финансового рынка и финансовых институтов Новосибирского государственного университета экономики и управления Эдуард Коложвари в комментариях ИА REGNUM высказал мнение, что мероприятия, предлагаемые банковским сообществом, не носят массового характера и коснутся лишь некоторых частных случаев. Он уточнил, что «речь идёт преимущественно о юридических лицах», точнее, больше о тех, что созданы «для обхода требований «антиотмывочного» законодательства».

Доцент кафедры финансов и цен РЭУ им. Г. В. Плеханова Елена Воронкова в комментариях NEWS.ru задала вопрос, ответ на который в свете инициативы волнует многих, — насколько заинтересованы российские коммерческие банки в поисках «пропавших» клиентов.

«Если бы действительно в качестве одной из причин предлагаемого порядка являлась забота о клиенте, который мог бы избежать в таком случае штрафных санкций за просрочку своих обязательств, например по кредитным платежам, то банки уже сегодня активнее занимались бы поиском таких клиентов», — цитирует эксперта издание.

Неубедительным кажется и срок «пропажи» клиента — один год. Мировая практика в этом плане берёт иные временные отрезки. К примеру, в США и Канаде это — два года, после которых искать клиентов банкам помогают специализированные структуры. А в Швейцарии счёт признают заброшенным, если на нём осталось не менее 500 франков и к нему не обращались в течение 60 лет.

Президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян, комментируя Nation News инициативу, заявил, что, по его мнению, «злоупотреблять полномочиями банки не будут, потому что в этом случае они рискуют получить иски в суд».

Гарегин Тосунян
Гарегин Тосунян
Psbank.ru

В итоге, как мы видим, мнения разделились.

Эксперты также вспомнили, что ещё в 2018 году по «спящим» счетам уже выдвигалась инициатива. В ней речь шла об изъятии невостребованных средств в пользу государства. Звучали и мнения, что забытые вклады — собственность банков, а не государства и должны оставаться в них, как «премия» кредитной организации.

«Спящие» счета: о банке-инициаторе

Чьи интересы представляет банк, предложивший поправки? Клиентов? Или всё же владельцев бизнеса?

Для справки: только за июнь 2020 года, по данным ЦБ РФ, банки в РФ заработали около 70 млрд рублей, а накопленным итогом чистая прибыль за первое полугодие 2020 года составила 630 млрд рублей. На начало июля 2020 года в России работали 427 кредитных организаций, из которых 388 — банки.

Центральный банк России
Центральный банк России
Дарья Антонова © ИА REGNUM

«Абсолют-банк» был создан в апреле 1993 года. По итогам 2018 года он имел 60 филиалов. На начало 2019 года по активам занимал 36-е место, по собственному капиталу — 41-е.

«Активы банка снизились на 24 млрд рублей и составили 248 млрд рублей (-8,9% относительно 2017 года) в основном в связи с сокращением портфеля ценных бумаг для минимизации рыночного риска. Доля кредитного портфеля в активах не изменилась и составила 55%», — отмечалось в отчёте за 2018 год с уточнением, что доля кредитов физлицам за тот период увеличилась с 47% до 64%.

Годовой отчёт за 2019 год в открытом доступе пока не обнародован.

По открытым данным, на конец февраля 2020 года 19,9% голосующих акций «Абсолют-банка» управляет АО «Управляющая компания Тринфико» (доверительный управляющий средствами пенсионных резервов АО «НПФ «Благосостояние», за счёт которых приобретены акции). Конечными бенефициарами по этому пакету указаны Российская Федерация, ОАО «РЖД», госкорпорация «ВЭБ.РФ», Виталий Баланович, граждане Франции Франсис Лувар и Грегори Инграм, а также Олег Белай (председатель Совета директоров группы «Тринфико»), Андрей Марсий.

Баланович и Марсий — управляющие партнёры группы «Тринфико».

Помимо этого, 17,08% голосующих акций банка приобретены за счёт средств пенсионных резервов АО «НПФ «Благосостояние» и находятся в доверительном управлении АО «УК «Трансфингруп». Конечные бенефициары по пакету те же, что и выше, за исключением того, что добавился ещё один акционер «Трансфингруп» — Наталия Бажанова.

Ещё 19,9% акций банка приобретены за счёт средств пенсионных резервов того же фонда «Благосостояние», но находятся в доверительном управлении ЗАО «Лидер». Конечные бенефициары — РФ, РЖД и «ВЭБ.РФ».

Это основные акционеры банка, чьё влияние этими пакетами голосующих акций не ограничивается. Есть у них доли и через других доверительных управляющих.

Другие инициативы от банковского сообщества

Недоверие к инициативам в банковской сфере у россиян появилось не на пустом месте. Способствовали этому многочисленные предложения, которые, по мнению потенциальных получателей услуг, больше защищают интересы самих банкиров и далеки от заботы о клиентах.

Стоит вспомнить поведение Сбербанка в преддверии отмены «банковского роуминга». В июне 2020 года стало известно, что банк начал поэтапную замену комиссий по переводам внутри банка между физлицами на услугу по безлимитному переводу средств по платной подписке. Последняя нужна, если клиент будет переводить больше 50 тыс. руб. в месяц, а при её отсутствии с клиента будет взиматься комиссия в размере 1%, но не более 1 тыс. рублей.

Сбербанк
Сбербанк
Евгений Федорец © ИА Красная Весна

В копилку инициатив и заявление банков о возможном введении платы за выпуск и обслуживание карт, а также возможной отмене программ лояльности, если ЦБ РФ сохранит эквайринговые комиссии для онлайн-ритейла и медучреждений на уровне 1%. Письмо в адрес правительства РФ в июне 2020 года было отправлено Ассоциацией банков России, в которую входят около 300 участников, включая системообразующие — Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк. В письме сообщалось, что сохранение комиссии на уровне 1% грозит кредитным организациям потерями на 10−15 млрд рублей.

Для справки: председателем совета ассоциации банков является глава комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков. В состав совета входят главы правления, совета директоров 13 банков, включая Германа Грефа (Сбербанк), Андрея Костина (ВТБ), Андрея Соколова («Альфа-банк»).

Ещё одна инициатива АБР была анонсирована год назад. Она просила разрешить банкам блокировать карты клиентов на срок до 30 дней, если замечена подозрительная операция. Блокировать предлагалось карту получателя полностью, а не только сумму перевода. Инициатива не нашла поддержки у ЦБ РФ.

С одной стороны, это попытка борьбы с мошенниками, что, несомненно, необходимо, но с другой — много вопросов вызывает понятие «сомнительной операции» и случайные блокировки с последующим доказыванием клиентом, что он ни в чём не виноват.

И, к слову, в феврале 2020 года стало известно, что ЦБ РФ планирует изменить критерии сомнительных операций, исключив часть из них. На сегодня используется порядка сотни признаков. Также появятся и новые критерии. К примеру, в планах — добавить к сомнительным операциям регулярное снятие денег гражданами при поступлении средств от компании или индивидуального предпринимателя.

Или вот вспомним прогнозы представителей банковского сообщества после предложения ЦБ РФ страховать ипотечные кредиты за их счёт.

Предполагалось, что подобный подход сделает программы банков прозрачнее, чтобы ближе к дате подписания договора клиент с удивлением не узнавал об ежегодных тратах на страховки. Авторы прогнозировали, что предложенный переход снизит полную стоимость ипотечного кредита на 0,15−0,67 процентного пункта. Банки с этим оказались не согласны.

«С учётом тонкой маржи по ипотеке перекладывание расходов по страхованию на банк приведёт к увеличению ставки по кредиту на 0,6−0,7 процентных пункта», — цитирует мнение директора департамента кредитного бизнеса банка «Открытие» Михаила Чамрова портал Frank Media.

Большинство экспертов, опрошенных изданием, согласились с тем, что при включении расходов на страхование в обязанность банка, их просто включат в ипотечную ставку.

Не добавляет позитивного настроя клиентам и снижение ставок по вкладам. Так, по данным ЦБ РФ, в первой декаде июля 2020 года средняя максимальная ставка по рублёвым вкладам в крупнейших российских банках снизилась до рекордно низких 4,63%.