Последствия пандемии только заявили о себе. Кризис возможен впереди. В ближайшие месяцы следует ожидать прироста числа дефицитных регионов и их суммарного бюджетного дефицита. За счет чего регионы будут покрывать дефицит и пригодится ли им сниженная ЦБ РФ ключевая ставка? А также стоит ли забывать об интеграции регионов страны?

Рубль
Рубль
Иван Шилов © ИА REGNUM

Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) подготовил на днях «Обзор состояния бюджетов субъектов РФ». Автор обзора — руководитель группы бюджетных исследований ЦМАКП Елена Пенухина — использовала оперативные данные статистики Росстата, Минфина РФ, Единого портала бюджетной системы РФ «Электронный бюджет» и федерального казначейства за январь-май этого года. Согласно исследованию, совокупные доходы региональных бюджетов в этот период стагнировали в реальном выражении. Собственные доходы регионов сократились почти на 11% в реальном выражении, а за два карантинных месяца «просели» более чем на четверть (-26,4%). Предсказуемо основными факторами снижения собственных доходов регионов стали: режим самоизоляции, ограничивший экономическую активность и последующие меры поддержки участников экономической деятельности, направленные на борьбу с последствиями пандемии в виде отсрочки и льгот по уплате налогов, сборов и арендных платежей, предоставляемые как правительством РФ, так и региональными властями. Также предсказуемо снизившиеся цены на нефть ударили по доходам регионов с высокой долей нефтегазового сектора в экономике.

Отметим, что более трети собственной доходной базы бюджетов субъектов РФ составляет налог на прибыль и именно поступления по этому виду налога «просели» в регионах сильнее всего — за два месяца карантина на 33,7% в реальном выражении по сравнению с апрелем-маем прошлого года. Его резкое падение внесло наибольший вклад — более 50% — в снижение собственных доходов региональных бюджетов. Также значительную часть сокращения собственных доходов — около 21% — обеспечило снижение поступлений налогов на имущество, за апрель-май упавших на 31,6% в реальном выражении к аналогичному периоду предыдущего года. Второй по значимости источник наполнения региональных бюджетов — НДФЛ — ожидаемо оказался более устойчив к кризису — его снижение за апрель-май составило 14,8% в реальном выражении к соответствующему периоду 2019 года. Однако, несмотря на то, что это ощутимо меньше, чем падение по большинству других видов налогов, наличие высокой доли НДФЛ в доходах региональных бюджетов все-таки оказало весомое влияние на снижение доходов — порядка 13%.

Закрытый на период карантина магазин непродовльственных товаров
Закрытый на период карантина магазин непродовльственных товаров
Наталья Стрельцова © ИА REGNUM

Единственным видом налоговых доходов, не сократившихся в условиях карантина, стали акцизы — их поступления в бюджеты субъектов выросли на 1% к аналогичному периоду прошлого года. Собственно, динамика доходов от уплаты акцизов на бензин и дизельное топливо, выросших за счет индексации ставок, а также за счет увеличения нормативов зачисления в бюджеты субъектов РФ, обеспечила регионам именно стагнацию поступлений вместо спада, но не только это. К слову, принятые Госдумой в середине ноября 2018 года и инициированные правительством РФ поправки в Бюджетный кодекс установили норматив зачисления с 2019 года акцизов на алкогольную продукцию крепостью свыше 9% в региональные бюджеты на уровне 80%, в федеральный бюджет — 20%, тогда как на тот момент действовал норматив в размере 50%. А в начале прошлого года вышло письмо Минфина РФ от 25.01.2019 N 06−04−11/4503, касающееся установления на плановый период 2020 и 2021 годов нормативов распределения в местные бюджеты доходов от уплаты акцизов на автомобильный и прямогонный бензин, дизельное топливо, моторные масла для дизельных и (или) карбюраторных (инжекторных) двигателей, производимых на территории России, в котором субъектам РФ были даны разъяснения, в частности, о том, что акцизы на нефтепродукты зачисляются в бюджеты субъектов РФ в 2020 году по нормативу 66,6%, в 2021 году — по нормативу 74,9%.

Кроме того, компенсирующими факторами снижения доходов стали высокие показатели, полученных бюджетами доходов в первом квартале и значительное увеличение федеральных трансфертов. К тем, чьи финансовые результаты оказались лучше других в силу наличия компенсирующего фактора в виде высоких доходов от первого квартала, отнесены 18 регионов: несмотря на острую фазу кризиса, в них имел место рост собственных доходов. А в 6 из них и вовсе наблюдался рост собственных доходов в карантинные месяцы — в апреле-мае по сравнению с аналогичным периодом 2019 года.

Однако, несмотря на действие компенсирующих факторов, по итогам первых пяти месяцев года сокращение общей величины доходов наблюдалось у трети российских регионов. Спад собственных доходов затронул почти 80% всех субъектов РФ при резком — практически на четверть по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года — росте расходов бюджетов. В отличие от дифференцированной ситуации с доходами, рост расходов был тотальным и затронул практически все регионы. Основной прирост расходов пришелся на карантинные месяцы — 700 млрд рублей из 1 трлн рублей прироста. Наибольший вклад в рост расходов ожидаемо и предсказуемо внесли расходы на здравоохранение и образование. Итоговый баланс бюджетов субъектов РФ за январь-май 2020 г. оказался в районе нуля, что почти на 1 трлн рублей хуже итогов первых пяти месяцев 2019 года. При этом 40% регионов уже столкнулись с необходимостью покрытия значительного бюджетного дефицита на общую сумму 245 млрд рублей.

Работник скорой помощи
Работник скорой помощи
Дарья Драй © ИА REGNUM

Сейчас основной дефицит сконцентрирован в богатых регионах — почти 80% всего дефицита «дефицитных» регионов (192 из 245 млрд руб.) приходится на Москву, Московскую область, Республику Татарию, Свердловскую область и Республику Башкортостан. Однако по итогам пяти месяцев в число дефицитных уже попали и другие субъекты РФ — в частности, Республика Хакасия, у которой имеются высокая долговая нагрузка и сложности с привлечением заемных средств. По итогам 2019 года уровень долговой нагрузки Хакасии составил 98% собственных доходов. Высокий дефицит за январь-май 2020 года, образовавшийся из-за провала собственных доходов, за первые 5 месяцев снизившихся на 34,8%, был полностью покрыт республикой за счет бюджетных кредитов, что привело к новому росту и без того предельно высокой долговой нагрузки. Помимо Хакасии также сильно «пострадали» Кемеровская область (-31%) и Республика Татария (-30%).

Прирост трансфертов за кризисные два месяца по сравнению с апрелем-маем прошлого года составил в среднем 3,5 млрд рублей на регион. При этом максимальный прирост — 15 млрд рублей пришелся на Республику Татарию, где наблюдались одни из самых высоких темпов сокращения собственных доходов. В Калининградской области и Ханты-Мансийском автономном округе величина межбюджетных трансфертов за обозначенный период наоборот сократилась.

«Динамика государственного долга регионов по итогам 5 месяцев пока была слабо связана с показателями дефицита и, по всей видимости, в большей степени определялась внутренними ориентирами долговой политики конкретного субъекта РФ», — подчеркивается в исследовании. В пользу этого предположения говорят данные таких регионов — лидеров по объему дефицита, как Москва и Московская область, которые не привлекали заимствований, использовав для покрытия дефицита остатки денег на бюджетных счетах, тогда как Санкт-Петербург, являющийся лидером по наращиванию долга за тот же период, привлекший крупный облигационный займ на 24,9 млрд рублей, напротив, по итогам января-мая сохранил профицитный бюджет размером в 7,1 млрд рублей. 36 регионов сократили суммарный объем государственного долга на общую сумму 94,4 млрд рублей. В 27 регионах долг увеличился на общую сумму 81,9 млрд рублей, а в 22 субъектах долг остался неизменным. При этом сокращение долга в основном происходило в первом квартале года, то есть до наступления в России острой фазы пандемии. Тогда как наращивание долга в основном пришлось на карантинные месяцы.

Опустевшая Москва в период режима ограничений
Опустевшая Москва в период режима ограничений
Дарья Антонова © ИА REGNUM

В ближайшие месяцы, по мнению автора обзора, следует ожидать прироста и числа дефицитных регионов и их суммарного бюджетного дефицита, так же как и увеличения их государственного долга, но уже возникающего в силу необходимости покрытия дефицитов бюджетов. Предполагается, что основными инструментами привлечения средств останутся бюджетные кредиты и облигационные займы. Они-то как раз, заметим, должны стать более выгодными за счет смягчения денежно-кредитной политики ЦБ РФ. Правда, не всем регионам они пока доступны из-за отсутствия кредитных рейтингов.

Как отмечается в исследовании, «устойчивость бюджетов субъектов, как в период кризиса, так и на выходе из него, во многом будет определяться тем, как «коронавирусная нагрузка» распределится между федеральным центром и регионами». Напомним, что на заседании, прошедшем 2 июля, на котором обсуждалась плановая правка Бюджетного кодекса, правительство РФ подтвердило формальное отступление от бюджетного правила на 2020−2021 годы. Расходы в этот период в среднем будут на 2% ВВП выше требуемых в рамках ограничений, а большая часть финансирования антикризисного плана будет оплачена из займов.

Надо сказать, что не стоит забывать об интеграции регионов. По замыслу она должна позволить улучшить экономическое положение отстающих субъектов, особенно тех, экономика которых завязана на моноотрасли и нуждается в диверсификации.