Никакие оценки экономического ущерба, который нанесла нынешняя пандемия коронавируса, невозможны на сегодняшний день, поскольку еще неясен даже весь масштаб постигшей человечество катастрофы, заявил профессор экономики и национальных интересов Гарвардского университета Кеннет Рогофф 7 апреля в статье на портале Project Syndicate.

Теодор Жерико. Плот «Медузы». 1819
Теодор Жерико. Плот «Медузы». 1819
«С каждым днем глобальный финансовый кризис 2008 года всё больше напоминает простую разминку перед сегодняшней экономической катастрофой. Происходящий на данный момент краткосрочный спад в мировом объеме производства уже, по-видимому, может сравниться или даже превзойти любую рецессию за последние 150 лет», — отметил эксперт.

Экономический спад неизбежен, даже несмотря на активные меры центральных банков и налоговых служб по смягчению удара, поэтому основной вопрос на сегодняшний день заключает в том, насколько сильным этот удар будет и как долго продлится его действие. Важную роль в определении экономического ущерба от коронавируса сыграет то, как быстро здравоохранение пострадавших стран сможет справиться с нынешним вызовом.

«Всё же мир переживает нечто похожее на инопланетное вторжение. Мы знаем, что человеческая решимость и творческий гений восторжествуют. Но какой ценой?» — задается вопрос Рогофф.
Великая депрессия 1929 — 1939. Рабочие США
Великая депрессия 1929 — 1939. Рабочие США

По словам экономиста, мало что сейчас внушает оптимизм. Экономическое оздоровление КНР, о котором говорят с осторожностью, не означает автоматического возвращения к прежним дням. Во-первых, оно на данный момент неполное, а во-вторых, даже если промышленность Китая войдет в прежнюю колею, кто будет покупать произведенные в Китае товары? Так, принимаемые в США меры сдерживания пандемии с треском провалились, несмотря на наличие у страны «самой передовой в мире системы здравоохранения». Американские граждане едва ли смогут сразу вернуться к привычному ходу жизни, пока не появится вакцина и пока она не станет общедоступной.

«Но пока кризис в области здравоохранения не будет разрешен, экономическая ситуация будет выглядеть крайне мрачной. И даже после перезапуска экономики ущерб, нанесенный бизнесу и рынкам долговых обязательств, будет иметь продолжительные последствия, особенно с учетом того, что глобальный долг был на рекордных уровнях еще до начала кризиса», — подчеркнул Рогофф.

Кроме того, сложно себе представить, к чему может привести общемировая депрессия. Если кризис 2008 года стал причиной глубокого политического паралича, подготовив почву для политиков-популистов, то от нынешней рецессии можно ожидать гораздо более далеко идущих последствий.

Даже в лучшем случае, если пандемию удастся сдержать без вакцины, в «норму» мир может вернуться лишь через пару лет.

«Только после того, как «вторжение» будет отбито, станет возможным дать оценку экономическим последствиям нынешнего катаклизма», — заключил Рогофф.