После обращения президента России Владимира Путина к нации по поводу экстренных мер в связи с эпидемией коронавируса, как всегда началось форменное бурление масс. В классической форме — лично мне это будет сложно, трудно и неудобно, следовательно, президент снова предложил откровенную глупость.

Иван Шилов © ИА REGNUM

Особенно активно сейчас критикуют налоговые нововведения. В частности, касающиеся подоходного налога на процентный доход по депозитам. В лучших традициях. Пока разговоры о необходимости раскулачивания богатых велись, так сказать, абстрактно, идею дружно поддерживало абсолютное большинство. Но как только государство к ним прислушалось и начало реализовывать на практике, немедленно выяснилось, что социальная справедливость большинству былых критиков тоже не по душе.

Во всяком случае, на интернет-форумах и в свободной прессе этот момент обсуждается исключительно с позиции «сколько денег потеряют россияне из-за нового налога». Социальная справедливость забыта. И что деньги бюджету нужны для борьбы с общей глобальной угрозой, в том числе угрозой для жизни людей, не упоминается вовсе.

Впрочем, об этом позже. Пока стоит рассмотреть реальное положение дел с пресловутым «миллионным депозитом». Российский лидер сказал, что мера затронет около 1% вкладов. В действительности это не совсем так. Но и совсем не так, как дело пытаются повернуть его критики.

В течение мая-июня 2019 года ЦБ РФ провел социологическое исследование, охватившее 150 населенных пунктов в 42 регионах страны. Выяснилось, что депозиты в банках имеет 34,6% населения или 50,7 млн человек. Формально это каждый третий гражданин. Фактически же, если вычесть 32,7 млн несовершеннолетних, можно констатировать наличие депозита у каждого второго россиянина.

И хотя ЦБ отметил некоторое снижение на 0,8 процентного пункта относительно уровня 2017 года, все равно возникает ощущение некоторой тенденциозности массовых разговоров про тотальную российскую бедность.

На депозитах лежит 28,46 трлн рублей при размере ВВП РФ за 2019 год в 103,62 трлн и доходной части федерального бюджета России в 20,37 трлн рублей. Получается, что денег на депозитах больше, чем страна собирает налогов в год. Это, конечно, не значит, что их следует немедля отобрать. Однако разговоры про бедность свой блеск явно теряют. Впрочем, куда интереснее структура депозитов.

Банковские ячейки
Банковские ячейки
Although

Из их общего числа мелкие, размером до 100 тыс. рублей, на протяжении трех лет (с 31 декабря 2015-го по 31 декабря 2018-го) находятся примерно на одном уровне. В начале отрезка он составлял 9,9% совокупного числа депозитов. Потом медленно падал до 8,5% в июне 2018, и снова начал рост, достигнув 9% в декабре того же года.

Еще 36,2% составляют депозиты размера от 100 тыс. до 1 млн рублей. Их объем также демонстрирует относительную стабильность.

Таким образом, получается, что объявленное президентом налоговое изменение не коснется 45,2% держателей депозитов или 2/3 населения России, если считать вместе с теми, у кого депозиты отсутствуют напрочь. И это, как ни странно, люди из «меньшей» стороны рубежа медианного дохода. То есть как раз относящие себя к бедным. А значит, в кризисный момент государство таки прислушалось к народным чаяниям на тему социальной справедливости.

Это особенно наглядно проявляется на структуре оставшейся части вкладчиков. В категории депозитов от 1 до 1,4 млн их 11,9% от общего количества, в категории от 1,4 до 3 млн — 10,3% и в категории свыше 3 млн рублей — 32,6%.

Популярный у нынешних критиков пример про несчастную семью пенсионеров, продавшую большую дорогую квартиру, купившую себе маленькую, а разницу, положившую на депозит ради прибавки к пенсии, подтверждения не находит. В том смысле, что подобные люди действительно существуют, но сидят они преимущественно в категории «до миллиона» и лишь немного в группе «от 1 до 1,4 млн».

Как показало исследование, среди владельцев депозитов граждане старше 56 лет составляют 38,3% и в подавляющем большинстве они сосредоточены в группе «до миллиона». Тогда как основу держателей депозитов — 46,3% формируют предприниматели и самозанятые, сосредоточенные преимущественно «в старших» группах по размеру сумм.

Прямым обманом оказываются и сами стенания о самом принципе введения НДФЛ на депозитный доход. Под заламывание рук и панические интонации критики пытаются сказать зрителям, что, мол, Путин решил ограбить «всех россиян» на 13% от суммы депозита. Это прямая неправда. Подоходным налогом обложили не депозит, а только процентный доход по нему.

Простой пример. Сегодня, исходя из сводной картины по 2685 предложениям 326 российских банков, ставка по депозиту лежит в коридоре от 3,5 до 6% годовых в зависимости от суммы и срока вклада. Для наглядности возьмем среднее в 4,75% годовых. На сумме в 1 млн это дает 47 500 рублей годового дохода. Который до настоящего момента налогом не облагался. Действовало пороговое правило в виде учетной ставки ЦБ (сегодня она равна 6%) плюс 10 процентных пунктов. Иными словами, под налог попадали только депозиты с процентом выше 16. Сейчас механизм изменен на зависимость от размера суммы.

Иван Шилов © ИА REGNUM

Итого, 13% от 47 500 рублей это 6175 рублей. Вот из-за какой суммы поднят весь нынешний визг. Что особенно забавно на фоне недавних массовых обвинений государства в несоциальности и в защите интересов богатых за счет притеснения бедных.

По оценочным расчетам введенная мера должна принести бюджету 113 млрд рублей. На первый взгляд, как бы немного. Бюджетные расходы на социальную политику в 44 раза выше. Но не стоит забывать, что введенная сверх бюджета выплата по 5 тыс. рублей на детей до 3 лет требует изыскания 45,1 млрд рублей в месяц дополнительно. А еще с июня вводится выплата для детей от 3 до 7 лет, что предполагает потребность где-то брать еще 23−24 млрд. И не разово, а каждый месяц.

Так что обществу и государству сегодня требуется мобилизация всех источников и ресурсов. И оно пытается делать это в максимально щадящем виде. Но обойтись без неудобств вообще не получится из-за характера проблемы и масштаба угрозы.

Впрочем, паникеров объективная реальность обычно волнует мало. Им главное поистерить.