Министерство финансов КНР увеличило возврат экспортного НДС для поставщиков ряда товаров, включая большинство категорий стальной продукции. С 20 марта экспортерам будет возвращаться вся сумма уплаченного НДС. Ранее они получали 10 из 13%. Об этом на днях сообщил портал metalinfo.ru. Правительство КНР после эпидемии намерено оказать поддержку металлургам. В частности, запускаются приостановленные во время карантина крупные инфраструктурные проекты, возобновится широкомасштабная модернизация самих металлургических предприятий.

Митинг. Переяславль-Залесский. Россия. 1997
Митинг. Переяславль-Залесский. Россия. 1997
«Переславская неделя» / Ю. Н. Частов

Заметим, в китайской версии господдержки экспортеров речь идет о помощи компаниям, реализующим за рубеж товары, а не сырье. Что касается России, то сам по себе факт проседания рубля говорит о том, что сейчас экспорт становится еще более выгодным. Вот только по-настоящему выгодным для страны может быть не экспорт сырья, а продукция с высокой добавленной стоимостью. С этим есть проблемы, но цена на арабскую нефть настолько низкая, что российским нефтепеработчикам, как и американским сланцевикам, вовсе необязательно истощать свои запасы.

В 2015 году в ходе 45-го Всемирного экономического форума в Давосе Аркадий Дворкович, в 90-е годы входивший в группу экспертных лиц, связанных с департаментом макроэкономической политики Минфина России, где на посту министров побывали всем известные реформаторы Гайдар, Чубайс и Алексей Кудрин, сменил которого Антон Силуанов, занимавшийся прогнозированием бюджетных доходов, а с 2000 года выступавший соавтором «Экономической стратегии России в первом десятилетии XXI века», некоторые положения которой перешли в правительственную программу, подготовленную в Центре стратегических разработок, где Дворкович отвечал за налоговую часть программы, заявлял, что цены на нефть сейчас не так важны для бюджетной системы России, как раньше, подчеркнув, что Россия сможет сбалансировать свой бюджет при любой цене на нефть, в том числе за счет сокращения расходов на некоторые инвестпроекты и неэффективные субсидии.

Аркадий Дворкович
Аркадий Дворкович
Jürg Vollmer Maiakinfo

К слову, весь предыдущий год ведомство Кудрина активно занималось аудитом, в том числе нацпроектов, в которые и были заложены те самые некоторые положения еще той самой Стратегии, обнаруживая в них, как ни парадоксально это звучит, так сказать, неэффективные механизмы господдержки или, другими словами, неэффективные субсидии. То есть фактически обнаруживая недостатки в той самой Стратегии, к разработке которой приложил руку в том числе сам Кудрин, а также его коллеги «по либеральному цеху», осуществлявшие в 90-е годы реформирование страны.

На том же самом форуме в Давосе вторил Дворковичу и Кудрин, говоря, что кризис — лучшее время для проведения масштабных реформ, мол, изоляционная политика по отношению к России привела к потере доверия людей к политике властей, предлагая возвращать утраченное доверие реальными делами.

Алексей Кудрин
Алексей Кудрин
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Позднее, будучи уже на посту главы Счетной палаты, он вдруг резко изменил свои взгляды, которые стали как бы выгодно отличать его от политики, им же реализуемой в роли министра финансов. И, несмотря на то, что тогда цены на нефть еще были достаточно высокими, Антон Силуанов, занявший после Кудрина пост министра, по сути, продолжил реализацию намеченного Кудриным курса финансовой политики, в которой явно не было места инвестпроектам и социальной поддержке народа, но зато Кудрин заговорил о необходимости вложений в человека, то бишь в народ. То есть заговорил он об этом не тогда, когда в экономике были более-менее благополучные времена, а тогда, когда настали неблагополучные и возникла неподдельная необходимость поддержки бизнеса, ориентирующегося, прежде всего, на производство товаров, а не экспорт сырья.

Антон Силуанов
Антон Силуанов
Дарья Антонова © ИА REGNUM

В этом году вдруг возникли и другие эксперты из 90-х, переживающие уже о расходовании денег ФНБ, мол, раздать их могут бизнесу. Переживают они не зря. Ведь в некоторых странах, в том числе в России, наметилось сворачивание курса глобализации. При новом курсе, активно развивая свою экономику, Россия может стать одним из главных лидеров на мировой арене, но понятно, что вопрос развития зависит от поддержки бизнеса. И тут важно отметить, что подошли мы к новому курсу тогда, когда основные госкомпании страны так и остались неприватизированными, а значит, намечающаяся финансовая поддержка может быть оказана из средств ФНБ не близким к экспертам структурам или не тем компаниям, о чьих интересы они, возможно, так пекутся. Вот и ходят эксперты вокруг да около «лодки», которую им нужно раскачать, меняя свою риторику, причем без особых фантазий, то говоря о снижении соцобязательств, мол, затяните пояса, то, наоборот, кричат, что не время для инвестпроектов, нужно вкладываться в людей.

Эксперты одного из давоских форумов как-то заявляли, что российское будущее зависит от баланса между модернизацией и опорой на экспорт сырья. Западные страны, вынужденные сокращать свои инвестиции в оборону из-за необходимости решения внутренних проблем, могут столкнуться с недостатком ресурсов и невозможностью реализации своих долгосрочных стратегических целей. То есть сегодня, особенно в условиях нарастающего кризиса, Запад нуждается в сырье, тогда как России нужны производства и их модернизация.

И вот тут, как ни странно это может показаться на первый взгляд, арабская нефть, сбившая цены на мировом рынке нефти, может сослужить хорошую службу и США, которые могут закупать дешевую нефть, и России.

Да, коронавирус и подешевевшая нефть ударили по рублю. Те, кто переживает за возможный голод ввиду повышения цен или закрытия производств, пусть так сильно не волнуются. Основные продукты питания, составляющие рацион большинства населения, производятся в России, и предприятиям, их производящим, закрытие из-за наличия спроса не грозит. Те, кто привык к импортной или премиум-продукции, имеют доходы, разительно отличающиеся от доходов большинства населения, более того, как правило, эти люди имеют подушку безопасности из нескольких видов валют. Что касается инфляции, то, как заявил на днях глава «Роснефти» Игорь Сечин, компания совместно с ЦБ работает над стабилизацией ситуации на валютном рынке, используя для этого свою валютную выручку.

Будь сегодня «Роснефть» коммерческой, как настаивали буквально недавно российские поклонники глобализма на скорейшей и быстрой приватизации большинства госкомпаний, стала бы она помогать государству в преодолении проблемы? Думается, нет. Наоборот, выкручивала бы «руки» государству, выставляя свои условия, шантажируя закрытием, спадом производства, сокращением рабочих мест. Тех, кто настаивал на немедленной приватизации российских госкомпаний и говорил, что уж как-то много у нас госучастия в экономике, вспомнить несложно. Видимо, не зря они так торопились осуществить приватизацию. Но что-то пошло не так, помимо их воли, планов и желаний, и, судя по происходящим событиям, эксперты из 90-х стали наступать на собственные грабли, пытаясь теперь хвататься за соломинку, меняя риторику на противоположную той, что звучала еще до коронавируса и выхода России из соглашения ОПЕК+ из-за категоричности арабских партнеров, настаивавших на сокращении суточной добычи на 1,5 млн баррелей или же разрыве сделки.

Поскольку от экспорта образуется валютная выручка, она позволит сейчас не только напрямую пополнять бюджет, но и использовать компаниям эту выручку для развития своих производств, что до сих пор не позволяло делать бюджетное правило. Если за счет бюджетного правила Минфин РФ сдерживал диверсификацию российской экономики, вкладываясь больше, по сути, в экономику других стран, скупая валюту, то теперь Минфину придется пересмотреть свою стратегию. Между тем средства ФНБ действительно позволят пережить трудные кризисные времена и не будут лежать мертвым грузом.