«В современном российском обществе не уделяется достаточного внимания формированию у населения базовых компетенций и мотивационной среды в области предпринимательской деятельности»,— отметил аудитор Счетной палаты Данил Шилков в отчете ведомства за 2019 год. Об этом сообщила «Парламентская газета».

Глава Счетной палаты Алексей Кудрин
Глава Счетной палаты Алексей Кудрин
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

В документе отмечается, что государственная поддержка малых предпринимателей в 2015—2018 годах не сформировала устойчивую тенденцию роста таких предприятий. Их количество оставалось примерно на одном уровне (около 6 миллионов). Среднесписочная численность работников, занятых в сфере малого бизнеса, составила примерно 19 миллионов человек, а вот число компаний, которые относятся к среднему бизнесу, даже снизилось с 20 до 16 тысяч.

Отметим, что действительно число малых предприятий в России стало сокращаться, причем достаточно высокими темпами и как раз именно в этом и правы аудиторы Счетной палаты! Вот только когда различные эксперты били тревогу, ссылаясь на данные Росстата, говорящие о превышении числа сворачивающих свою деятельность предприятий над вновь открываемыми, то министр финансов РФ Антон Силуанов считал опасения экспертов безосновательными, оправдывая ситуацию тем, что малый бизнес просто напросто переходит в разряд крупных, мол, всё у нас в стране в порядке, можем продолжать идти намеченным Силуановым в финансовой политике курсом.

Чем были обеспокоены эксперты, и о каких рисках для развития малого и среднего бизнеса говорили? Эти риски лежат на поверхности! Высокая налоговая база, дорогие кредиты, недостаток длинных кредитных ресурсов для тех предпринимателей, которые планируют реализовать достаточно амбициозные проекты, требующие длительного времени на окупаемость и монополизация рынков, когда крупная рыба поглощает мелкую рыбёшку уже что-то из себя представляющую.

Антон Силуанов
Антон Силуанов
Дарья Антнова © ИА REGNUM

Назвать вполне мирными и устраивающими обе стороны такие поглощения было нельзя. Слишком много известно историй, когда наконец ставший успешным проект, либо в котором уже проклёвывалась большая перспектива на ближайшие годы, вдруг банк, выдавший кредит, начинал требовать досрочного его возврата, вернуть который компания была не в состоянии, так как проект только-только выходил на окупаемость, но еще не окупился.

Что происходило дальше после требования досрочного возврата кредита — всем тоже хорошо известно. Предприниматели в этих случаях начинали в спешном порядке искать деньги, понятное дело, забросив основные свои дела, связанные с реализацией проекта. Проблемы превращались в ком: росли долги по налогам и прочим обязательным платежам, наращивались долги за потребляемые энергетические ресурсы. Порою невольно возникало впечатление, что банк-кредитор, налоговые органы и энергетические компании действуют сообща и в связке. Но не будем говорить о впечатлениях, ведь доказательств этой связки нет, а впечатления могут возникать лишь на основе совпадений.

Что происходило дальше с такими проектами — опять же всем известно! Проект банкротился. Банк выставлял его на продажу. Пока суд да дело, проект дешевел еще больше. Такие истории не вдохновляли окружающий бизнес. Вдохновлять такие истории априори не могут всех тех, кто хотел бы открыть свое дело!

Поэтому ведомство Кудрина, говоря об отсутствии мотивационной среды в области предпринимательской деятельности, абсолютно право. Но причина ее отсутствия вовсе не в государственной поддержке, которая якобы не сформировала устойчивую тенденцию роста таких предприятий, а в тех факторах, о которых так много говорили и говорят эксперты.

Алексей Кудрин
Алексей Кудрин
Дарья Драй © ИА REGNUM

Как раз таки уровень финансовой господдержки выделяется для сектора МСП и желающих открыть свое дело беспрецедентный, особенно в рамках нацпроектов. Достаточно высоко развита инфраструктура, в том числе и в регионах, по поддержке предпринимателей, оказывающих консультационные услуги бесплатно, то есть эти институты тоже работают за счет бюджетных средств.

Между тем буквально недавно Минфин снова озаботился вопросом дробления бизнеса, настаивая на объединении мелких компаний в крупные, ведь в этом случае налоговая база еще больше вырастет. То есть Минифин упорно не хочет видеть проблем в том, что бизнес, если он и начинает дробиться, то таким образом, по сути, он пытается оптимизировать свои налоги. Так почему же бизнесу нужна оптимизация налогов? Почему Минфин не озадачивается именно этим вопросом?

К слову, еще в 2008 году в мае, когда нынешний глава Счетной палаты Алексей Кудрин, стал министром финансов РФ, он, как писала «Российская газета», сразу же пошел в атаку на клонов — тогда Минфин под его руководством подготовил проект поправок в Налоговый кодекс для предотвращения дробления компаний. Так что затея Кудрина по, так сказать, глобализации бизнеса продолжает жить и пестоваться уже другим министром финансов — Силуановым. То есть Антон Силуанов можно сказать является преемником политики Кудрина и ее реализатором! Так что сетовать о том, что МСП как-то не развивается, причем по вине какой-то неправильной государственной политики, аудиторам Счетной палаты, которой сейчас руководит Кудрин, ну как-то неправильно.

Алексей Кудрин и Антон Силуанов
Алексей Кудрин и Антон Силуанов
Дарья Драй © ИА REGNUM

Отчего же Минфин так упорно настаивает, по сути, на глобализации российского бизнеса? Понятно, что тогда налоги собирать с такого бизнеса гораздо эффективнее, это да! В принципе, контролировать, в том числе налоговым органам, крупный бизнес проще. Он больше на виду, известен, тогда как с мелким больше работы. Зачем работать больше, когда работу можно упростить, не так ли? Но только ли поэтому? Может еще потому, что превращаясь в так называемые холдинги, они становятся более уязвимыми и рискуют попасть в санкционное поле зрения США? Как говорится, назвался холдингом, акционерным обществом, давай капитализируйся дальше, раскрывай информацию по международным стандартам. А может еще и потому, что когда возникают вот такие вот как сейчас глобальные пандемии, типа коронавируса, то именно крупный бизнес несет убытков больше, а если страна хочет спасти свой бизнес, то давай, страна, выделяй поддержки больше?! Но тогда возникает другой вопрос: «А хватит ли денег у страны на выполнение соцобязательств»? И вот здесь у государства возникают другие риски, при обострении которых может зайти речь и о смене власти!