В январе и феврале в нескольких регионах России прошли заключительные этапы студенческой олимпиады «Я — профессионал». Из всех 68 направлений олимпиады самые зрелищные финалы были у медицинских направлений. Финалисты отмечают, что испытания похожи на итоговую аттестацию студентов-медиков, только вопросы сложнее и напряженность выше. Состязания медицинских направлений организует МГМСУ им. И.М.Сеченова, где занимаются наукой и преподают практикующие врачи. Один из них — главный врач национальной сборной России по футболу Эдуард Безуглов.

Эдуард Безуглов
Эдуард Безуглов
© Пресс-служба олимпиады «Я — профессионал»

Он рассказал корреспонденту ИА REGNUM о том, как приходят в спортивную медицину и какого направления не хватает на олимпиаде.

Эдуард Николаевич, футбол — один из самых травмоопасных видов спорта. Кроме оказания экстренной и неотложной помощи спортсменам, с какими случаями вы работаете чаще всего?

Экстренная помощь — это сотые доли того, что приходится делать. Чаще всего речь идёт о корректной диагностике и адекватных алгоритмах лечения опорно-двигательного аппарата: это и мышечные повреждения, и травмы капсульно-связочного аппарата. Причём лечение должно сочетать в себе скорость и безопасность для пациента.

Спортивному врачу необходимо разбираться в функциональной диагностике, биохимии, нутрициологии, биомеханике и, конечно, знать все нюансы антидопинговых правил. Порой те протоколы лечения, которые применяются в «гражданской» медицине, недопустимы в спортивной. Несмотря на то, что во Всемирном антидопинговом кодексе признается право спортсмена на качественное лечение, если пациенту требуется назначение курса препаратов, содержащих запрещенные ВАДА субстанции, спортивный врач должен проконсультироваться с антидопинговым комитетом и, при наличии альтернатив, избежать такого назначения.

Обязательно ли выпускнику медицинского вуза быть спортсменом или заядлым болельщиком, чтобы состояться в спортивной медицине?

Наверное, болельщиком можно и не быть, но лично я не знаю спортивных врачей, которые не любят спорт. Но если к моменту прихода в эту отрасль медицины человек и не является фанатом, то рано или поздно он им становится. Когда каждый день видишь, какой ценой даются даже самые маленькие победы, другого варианта развития событий быть не может.

А надо ли быть спортсменом? Это не обязательно, хотя есть множество примеров, когда врачи достигали больших вершин в спорте. Тот же Жак Рогге, много лет возглавлявший Международный олимпийский комитет, — член сборной Бельгии по регби, был участником трех Олимпиад по парусному спорту, а по профессии — хирург-ортопед.

Вы работаете на кафедре спортивной медицины и медицинской реабилитации Сеченовского университета, вуза-организатора олимпиады «Я — профессионал». Скажите, могут ли задания по спортивной медицине встретиться участникам состязаний?

Олимпиадные задания всегда должны быть вызовом для студентов, и мне было бы интересно увидеть, как будущие врачи, студенты московских и региональных медицинских университетов, будут справляться с блоком вопросов по реабилитации спортсменов, нутритивной поддержке, биомедицинским технологиям в спорте, медицинскому сопровождению паралимпийского спорта и т.д. Но, справедливости ради, стоит сказать, что было бы лучше выделить спортивную медицину в отдельное направление олимпиады.

Если бы Вы сейчас были студентом, в каких направлениях олимпиады «Я — профессионал» приняли бы участие?

В свои университетские годы я был очень увлеченным студентом. Безусловно, я участвовал бы (и очень рассчитывал на победу) по направлению «Лечебное дело и педиатрия», — это база для каждого врача. Но, как я уже говорил, спортивный врач должен быть подкован во многих вопросах и разбираться в фармации и в медико-профилактическом деле. Поэтому я считаю, что студенты-медики, которые выбирают не только свое «базовое» направление, но и пробуют силы в других науках (а ведь есть примеры, когда студенты-медики участвуют по направлениям «Биотехнологии», «Психология» и даже «Робототехника»), с большей вероятностью состоятся в профессии.