Буквально сегодня, 25 февраля, в ходе семинара-совещания о дополнительных мерах по защите внутреннего рынка в Брестском облисполкоме министр антимонопольного регулирования и торговли Белоруссии Владимир Колтович представил обоснования необходимости такой защиты. Видимо, ситуация настолько плоха, что потребовались защитные меры.

Владимир Колтович
Владимир Колтович
Иван Шилов © ИА REGNUM

От кого и кого собрался защищать глава МАРТ? Из сообщения государственного информагентства БелТА следует, что чиновник считает необходимым защищать пресловутый внутренний рынок от продовольственного импорта.

За этой витиеватой формулировкой скрывается банальное наступление на интересы потребителя — того самого белорусского налогоплательщика, который несёт огромную налоговую нагрузку. Импортное продовольствие оказалось дешевле белорусского, обыватель голосует рублём, и министр обеспокоен оттоком валюты за границу.

Колтович сообщил, что доля импорта на потребительском рынке Белоруссии выросла до 22,5% и выходит за пределы критического уровня (20%). Белорусских продовольственных товаров в розничном товарообороте по итогам 2019 года насчитали 77,5%.

Министр указал, что необходимо сократить в импорте Брестской области, поставив целевую задачу по ввозу из-за рубежа растительного масла, кондитерских изделий, шоколада, пива, пшеничной муки, яблок, безалкогольных и алкогольных напитков, минеральной воды, сыров и творога. Обращает на себя внимание тот факт, что речь идёт (за исключением растительного масла) о товарах, которые область производит сама в изрядном количестве и даже успешно экспортирует на рынок Украины, России и других партнёров по ЕАЭС. То есть белорусские товары неконкурентоспособны на внутреннем рынке.

Чиновник дал ценные указания: «Во-первых, необходимо придерживаться уровня доли импорта не более 20%. Во-вторых, товары отечественного производства следует размещать на торговых полках и в местах торговых организаций, визуально доступных и приоритетных для покупателя. Третьим пунктом идет соблюдение уровня торговых надбавок на социально значимые товары».

Непонятно, кто и как высчитал пресловутые 20% той доли импорта, за которой, по словам Колтовича, проходит пресловутая красная черта. Вполне возможно, что калькуляцию проводили те же люди, которые из года в год рассчитывают официальные прогнозы по ВВП, систематически попадая пальцем в небо.

Владимир Колтович
Владимир Колтович
Mart.gov.by

Во-вторых, министру должно быть прекрасно известно, что поставщики торговых объектов доплачивают за привилегированное положение своего продукта на полках. Каждая торговая сеть имеет негласный прайс на размещение товара на уровне глаз покупателя, на других позициях стеллажа и даже на выкладку товара в том или ином углу торгового зала. Какое право имеет Колтович приказывать частной торговой сети отдавать приоритетное расположение тому или иному товару?

Третья рекомендация касается торговых надбавок и также не может быть отнесена к рыночным механизмам. По сути, она дополняет ранее сделанную рекомендацию производителям придерживать рост цен на свою продукцию.

Важный нюанс: потребительский импорт в Белоруссии велик, однако главные виновники роста импорта — крупные государственные промышленные гиганты. На их фоне импортёры бананов, минералки и сыров выглядят как студент белорусского вуза на фоне Ротшильда.

МАРТ, возможно, не знает, но отрицательное сальдо внешней торговли товарами у Белоруссии сохраняется не потому, что белорусы стали пить больше чая, который пока ещё не стали выращивать во исполнение директивных мер по импортозамещению. Дефицит внешней торговли у Белоруссии связан с тем, что по стоимостно-потребительским качествам белорусская продукция неконкурентоспособна. Она пробивается на внешние рынки благодаря той опции, которую можно улучшить для внешнеторгового партнёра — цены.

Белорусским рабочим платят меньше, но качество от этого не растёт, дизайн не улучшается, прочие потребительские категории уступают аналогичному импорту. Китайский квалифицированный рабочий давно получает зарплату выше, чем его белорусский коллега, всё равно выигрывая конкуренцию.

Овощная лавка
Овощная лавка
© ИА REGNUM

Производительность труда в Белоруссии в разы меньше, чем в США и ЕС. И она не может быть иной при той системе, которую создал Александр Лукашенко и поддерживает Владимир Колтович. Эту проблему мог бы решить частный бизнес, что он постоянно доказывал в разных уголках мира — в том числе в любимом лукасеками Сингапуре периода Ли Куан Ю.

Однако вопрос собственности в постсоветской республике — вопрос политический. Приватизация в Белоруссии происходит точечно и более напоминает передачу активов во временное управление, что наглядно продемонстрировали многочисленные истории, например, минского завода «Мотовело». Гарантий частной собственности нет, независимого суда нет, многого другого нет и законодательство меняется «задним числом».

Ситуация всё более напоминает «лихие девяностые», когда Лукашенко героически сражался с дефицитом методами ручного управления. Он искренне желал дать потребителю «нормальные человеческие яйца», однако когда «взялся за яйца — молоко пропало». В этом же режиме предлагает действовать Колтович, которого Лукашенко назначил на должность министра (на секундочку) антимонопольного регулирования и торговли.

Может быть, Колтович излишне сгустил краски с красной чертой и угрозой национальной безопасности? На сайте МАРТ сообщается, что 12 февраля на заседании коллегии министерства были одобрены Рекомендации по обеспечению соблюдения положений Доктрины национальной продовольственной безопасности Белоруссии до 2030 года. Широкого общественного обсуждения документа не наблюдалось.

В рекомендациях указано три уровня продовольственной независимости государства по десяти группам продуктов (зерно, молоко, мясо, сахар, масло растительное, картофель, овощи, фрукты и ягоды, яйца, рыба). Среди них «оптимистический» уровень — достаточный для обеспечения потребностей внутреннего рынка товарами местного производства на 80−85% и импортными — на 15−20%.

Рыба
Рыба
© ИА REGNUM

Доктриной предписано снижение доли импортных продтоваров в объёме продаж организаций торговли на внутреннем рынке до 15% к 2020 году и до 14% к 2030 году. Рекомендации фактически предписывают субъектам торговли «обеспечить достижение удельного веса продовольственных товаров отечественного производства в объеме розничного товарооборота организации по итогам каждого квартала 2020 г. и по году в целом на уровне не ниже: оптимистический — 85 процентов; недостаточный — 80 процентов».

«Вместе с тем по итогам 2019 года доля импортных продовольственных товаров в продаже организациями торговли составила 22,5 процента. Высокой остается доля отдельных импортных продуктов в розничном товарообороте организаций торговли: фруктов — 91,6 процента, масла растительного — 88 процентов, рыбы — 81,4 процента, крупы гречневой — 72,6 процента, кондитерских изделий из сахара — 49,4 процента, фруктовых и овощных соков — 37,5 процента, макаронных изделий — 35,8 процента, детского питания — 32,4 процента», — сказано в министерской публикации.

По каждой из перечисленных групп можно и нужно пройтись обстоятельно, однако это задача экспертного исследования. В данном случае уместно упомянуть, что Белоруссия по своим объективным природно-климатическим условиям ещё при СССР получила вполне адекватную специализацию. В импорте кофе, цитрусовых и многих других товаров нет ничего зазорного — Норвегия импортирует, экспортируя нефть и прочие товары.

Белоруссия тоже является экспортёром нефти. При этом закупает нефть в России и импортирует многие овощи и фрукты в объёмах кратно больших, чем способна потребить. Белоруссия экспортирует «настоящие белорусские» польские яблоки, бельгийские груши, полутуши со срезанными клеймами и прочих пресловутых креветок на сотни миллионов долларов. То есть господин Колтович может не в полной мере понимать, чьи интересы он мимоходом затронул.

Треть белорусского рынка макаронных изделий приходится на импорт — это фактически приговор госконцерну «Белгоспищепром». Долгое время белорусов потчевали макаронными изделиями из муки совсем для другого вместо качественных изделий. Сегодня на белорусских прилавках итальянские спагетти в полтора раза дороже местного продукта, который итальянцы не взяли бы и даром. Причём на импортной пачке спагетти заработали все — от итальянского рабочего до работающих через «откатинг» поставщиков и продавца.

Птицеферма
Птицеферма
© ИА REGNUM

Все уплатили налоги и сборы, часть которых ушла на зарплату господину Колтовичу, на новый самолёт для Лукашенко и даже на дорогие игрушки для их детей. Белорусский потребитель всё оплатил с лихвой, включая предстоящую пьянку по случаю выступления гаранта белорусской стабильности перед российскими СМИ.

«Вместе с тем в 2019 году отмечен повышенный рост цен на молоко и молочные продукты (7,9 процента), масло животное (10,1), муку пшеничную (7,8), крупу и бобовые (11,1), картофель (10,8 процента). При сохранении тенденции роста цен питание граждан с низкими доходами (неработающие пенсионеры, многодетные семьи, семьи с детьми) может стать недостаточно полноценным», — сообщило министерство.

Цены на рынке в наше время принято регулировать рыночными методами, где государство выступает надзирающим за справедливой конкуренцией. О ней совершенно оправданно напомнил глава МАРТ, продемонстрировавший при этом приверженность методам командно-административной системы.

В рыночной экономике государство стремится не вмешиваться в ценообразование под предлогом помощи малоимущим. Белорусская бюрократия давно продемонстрировала приверженность своим интересам, которые находятся в тесной связке с интересами директората неэффективных, преимущественно балансирующих на грани рентабельности госпредприятий и особо приближённого к Гаранту немногочисленного крупного частного бизнеса («неолигархов»).

Лук
Лук
© ИА REGNUM

Вместо ценового регулирования, чреватого коррупцией и структурными перекосами, у развитых экономик давно выработан прекрасный рецепт — адресная социальная помощь. Не стоимость пакета молока в рознице надо занижать, а повышать пенсии и пособия. Однако ставленники Лукашенко лицемерно заверяют, что, например, пособие по безработице в размере $25 достаточно хорошее, чтобы человек мог себе позволить полноценную пищу, одежду, обувь, крышу над голосовой, проезд в общественном транспорте и даже удовлетворение некоторых пресловутых духовных потребностей.

Ментально нынешнее руководство Белоруссии осталось в конце прошлого века, пытаясь сегодня доказать, что менять надо таки кровати, а не девочек. Граждане не могут провести ротацию элиты легальными методами, поэтому голосуют ногами и пытаются голосовать рублём. Впрочем, смена нынешней элиты на новую, самостийную, не улучшит объективные условия искусственно созданного самостийного образования: не появятся морские порты и полноценная армия, технологии мирового лидерства и привлекательный для ТНК рынок производства/сбыта. Колтовича может сменить Романчук или импортный «варяг», но только лишь для того, чтобы вывести те же самые процессы в более цивилизованное, как сейчас принято говорить, русло.