Вирусная угроза в феврале остается «точкой», на которой сосредоточено внимание большинства рынков. Тем не менее мы видим, что инвесторы остаются далеки от панических настроений, а большинство спадов на фондовых площадках весьма просто выкупается, позволяя рынкам продолжать свой рост.

Япония
Япония
Иван Шилов © ИА REGNUM

Как мы уже неоднократно говорили ранее, именно усилия мировых центробанков по наполнению рынков ликвидностью сейчас остаются основным драйвером рыночного роста. Более того, сохраняется и уникальный формат данной монетарной поддержки — все три крупнейших монетарных регулятора (ФРС, ЕЦБ и Банк Японии) одновременно наполняют рынки ликвидностью.

В данных условиях рынки подают явный сигнал о том, что они готовы к борьбе за продолжение роста, а идеи существенной коррекции продолжают отвергаться. Тем не менее мы не можем не обратить внимание на тот факт, что оснований для будущего активного рыночного роста остается не так много. Наиболее тревожным моментом, на наш взгляд, остается тот факт, что между рыночным спадом, который наблюдался летом 2019 года (когда все боялись торгового конфликта США и КНР и дальнейшего замедления мирового роста), и текущей фазой активного рыночного роста, по сути, не произошло каких-либо существенных положительных изменений в конъюнктуре мировой экономики. Более того, не произошли какие-либо структурные изменения и в арсенале инструментов, с помощью которого власти будут спасать свои экономики в случае развития и усиления негативных тенденций в мировой экономике.

Здание Банка Японии
Здание Банка Японии
Fg2

Сейчас в мировой экономике де-факто сохраняется высокая концентрация различных рисков и проблем, реальных решений для которых пока что так и не найдено. Вирусная угроза в данных терминах может стать тем самым триггером, который может запустить процесс ускорения соскальзывания мировой экономики с траектории устойчивого роста. Заметим, что в отсутствие релевантных оценок и достаточного набора информации оценка масштабов давления вирусного фактора на мировую экономику в данный момент видится нам затруднительной.

В то же время мы можем примерно определить «локации», где влияние вирусного фактора будет прослеживаться наиболее явно. Примером данной «локации» может стать Япония, находящаяся в непосредственной близости от очага заболевания и имеющая обширные торговые связи с Китаем. В 4-м кв. 2019 года японская экономика показала масштабный спад на 6,3% в терминах роста квартал-к-кварталу, или на 1,6% в терминах год-к-году. Сразу заметим, данный спад в экономике Японии не являлся следствием вирусного давления и был вызван очередным повышением налогов с продаж с 8% до 10%. Тем временем Япония является одной из крупнейших мировых экономик, а монетарная политика в этой экономике характеризуется ультрамягкостью. В результате данные японского спада ВВП в 4-м кв. 2019 года, на наш взгляд, являются еще одним сигналом о том, что в настоящий момент рост развитых экономик не может быть в достаточной мере простимулирован за счет даже колоссальных мер монетарной поддержки.

Если же говорить о перспективах японского роста в 1-м кв. 2020 года, когда экономика страны, вероятно, уже ощутит на себе «вирусное» давление, то данные перспективы вызывают у нас тревоги. По нашим оценкам, японская экономика в 1-м кв. этого года может также не удержаться в зоне роста и продемонстрировать умеренный спад. Однако даже если данный спад будет иметь умеренный формат, то снижение экономики Японии два квартала подряд укажет на то, что одна из крупнейших экономик мира вошла в рецессию.

Если события будут развиваться по такому сценарию, то мы, вероятно, увидим еще один раунд масштабного смягчения монетарных условий японским ЦБ, в том числе и за счет увеличения объемов наполнения экономики и рынков ликвидностью. Данные действия ЦБ Японии могут привести к соответствующему ослаблению курса японской йены против доллара США — данные движения могут привести йену в 2020 году к уровням 2015 года в 115−120 йен за доллар.

Японские йены
Японские йены
bfishadow

Также еще один раунд усиления японской монетарной поддержки и дальнейшее ослабление курса йены могут стать существенными основаниями для осуществления аналогичных действий другими мировыми центробанками, в том числе ФРС и ЕЦБ. В данных условиях мы можем увидеть достаточно быстрый разворот Федрезерва от позиций сохранения уровня ставок неизменным в этом году к готовности к реализации еще 1−2 снижений ставки.

Резюмируя изложенное, отметим, что вирусная угроза может стать «спусковым крючком» для еще одного раунда снижения ставок в цикле монетарной мягкости мировых ЦБ. Однако эффективность данных монетарных стимулов в борьбе с замедлением мирового роста, которое может быть усилено вирусной угрозой, может оказаться весьма невысокой. По нашим оценкам, «точкой бифуркации», когда рынки будут готовы к существенной коррекции, может стать тот момент, когда станет очевидно, что парадигма роста в мире за счет усилия центробанков больше не работает.