Выражение «британская политика» веками прочно ассоциировалась с хитрыми долгосрочными расчетами и неожиданными, даже нестандартными, коварными ходами, ставящими противника в тупик, ведущий к поражению.

Русские послы в Лондоне. 1662
Русские послы в Лондоне. 1662

Ее вершиной считаются слова бывшего премьер-министра бывшей великой Британии виконта Генри Пальмерстона, в марте 1858 года в обращении к Палате общин сказавшего: «У Англии нет вечных союзников и постоянных врагов — вечны и постоянны ее интересы». Надо признать, британцы и сегодня продемонстрировали стабильную приверженность своим традициям.

Не успели высохнуть чернила на официальном решении Лондона об окончательном выходе из Евросоюза, как кабинет министров Ее Величества опубликовал неожиданно революционное решение. Суть которого, в переводе на понятный русский, сводится к следующему: мол, раз Британия больше не является частью Единой Европы, то и продолжать сохранять политику антироссийских экономических санкций она теперь нужным не считает.

Джон Филлип. Выступление лорда Пальмерстона в Палате общин. 1860
Джон Филлип. Выступление лорда Пальмерстона в Палате общин. 1860

Это, естественно, вызвало волну бурных обсуждений самого широкого толка. От глубокого изумления «предательством британцев» до многочисленных оценок последствий такого шага для российской экономки. Вплоть до самых панических. В Минфине РФ их назвали угрозой рискованного удара по стабильности платежного баланса страны из-за возможного массового притока в страну иностранных капиталов, что неизбежно негативно отразится на ценах. В том числе, нефтяных. Ну, и далее по списку.

Однако при внимательном изучении текста британского заявления возникает стойкое ощущение откровенного шулерства. А был ли мальчик? Ибо санкции Лондон, во-первых, собрался отменить далеко не все, во-вторых, не прямо сейчас, а лишь после окончания переходного периода процедуры Brexit.

Не все, значит, что заградительные пошлины обещано отменить лишь на алюминиевую фольгу, ферросилиций, бесшовные металлические и чугунные трубы, трубные фитинги из стали или чугуна, а также карбамидо-аммиачную смесь. Тогда как на нитрат аммония, холоднокатаный плоский прокат, электротехническую сталь и горячий плоский прокат они остаются неизменными.

Для России на практике это не значит вообще ничего. Как объяснили в UC Rusal, ТМК, ЧТПЗ, ОМК и «Северсталь», мы действительно отгружали в Европу примерно 10,1% ее потребности в холоднокатаном прокате. Что составляло 724,7 тыс. тонн в натуральном исчислении.

В 2016 горячекатаного проката в ЕС уходило до 33% от общего российского экспорта, что давало до 900 млн долларов выручки. Европейские санкции на всем перечисленном сказались действительно негативно.

Конкретно Британия российского стального проката закупала 170 тыс. тонн в год и, судя по озвученным намерениям, он по-прежнему останется под санкциями. Тогда как бесшовных труб, фитингов и той самой карбамидо-аммиачной смеси Лондон всегда покупал в незначительных объемах. Так что снятие запретительных пошлин на них на российском экспорте не отразится практически никак.

А самое главное, как следует из слов премьер-министра Бориса Джонсона, озвученные послабления следует ожидать не раньше января 2021 года. При условии, что к этому моменту Британия сумеет закончить процедуру возврата себе суверенитета в торговой политике.

Однако дело в том, что дата окончания переходного периода зависит не столько от самого Лондона, сколько от итога его переговоров с Брюсселем на тему финальных условий взаимной торговли, а также ряда других, в том числе политических моментов, которые на данный момент остаются предельно туманными.

Встреча Владимира Путина с представителями деловых кругов Великобритании. 20.03.2019
Встреча Владимира Путина с представителями деловых кругов Великобритании. 20.03.2019
Kremlin.ru

И даже в самом идеальном случае в течение текущего года успешно урегулированными они быть не могут. Об этом, не скрывая, говорят как в Британии, так и в Евросоюзе. Процесс займет не меньше двух лет. А может и больше. Лондон имеет право продлевать переходный период по своему усмотрению аж до 2028 года.

Так что по факту кабинет Ее Величества не обещает абсолютно ничего конкретного. О чем бы стоило говорить всерьез. Нынешнее заявление является ни чем иным как попыткой использовать «русскую угрозу» в качестве публичного медийного инструмента давления на Евросоюз в идущих с ним торговых переговорах.

Просто Путин в Европе и мире стал хорошо узнаваемым сильным брендом, одно упоминание которого автоматически вызывает вздрагивание у оппонентов. Вот британцы и нашли, как применить силу бренда к своей пользе. Тем более что им такое действительно не стоит абсолютно ничего. А любые упоминания о каких-то массовых британских инвестициях в российскую экономику «после отмены санкций» вообще являются разговорами в пользу бедных.

Но согласитесь, сделано всё это чертовски красиво. Главная новость дня в Европе, однако. Вот что значит — традиции.