Месяц как лихорадит нефтедружбу между Белоруссией и Россией. Ньюсмейкером заключения соглашения по поставкам и транзиту нефти стал президент Лукашенко. В каждом его заявлении по поводу действий «большого соседа» сквозит обида. Русская сторона в основном отмалчивается, если не считать за ответ панегирики на уровне трактирного фольклора пресс-секретаря «Роснефти» — компании, давно ставшей основным «бенефициаром» поставок.

Участок нефтепровода «Дружба»
Участок нефтепровода «Дружба»
Водник

Но, если отбросить эмоции и обратиться к цифрам, картина вырисовывается неоднозначная как для одной, так и для другой стороны.

Президент Белоруссии возмущен предлагаемой ценой нефти для двух заводов — Полоцкого и Мозырьского, способных переработать за год около 18 млн т нефти. Русские компании хотят премию к поставляемой нефти на эти заводы. В предыдущие годы это было $10 на тонну, последнее декабрьское предложение «Роснефти» — $6 на тонну сверх, как написали в аналитических записках для Лукашенко его нефтеконсультанты, рыночной цены Urals. Это неверно. При средней мировой цене на нефть из России $455 за тонну по последнему решению правительства $78,5 за тонну должна составить экспортная пошлина. Конечно, пошлина меняется, как и цена на нефть, но в целом колебания последнего года незначительны. Главное, что эта пошлина не платится при поставках в Белоруссию, и цена на нефть автоматически уменьшается до $376,5 за тонну. Ни один другой поставщик — от американцев до азербайджанцев — так уменьшать цену не будет, это прямая дотация правительства РФ в рамках Таможенного союза. Теоретически казахстанское правительство могло бы обнулить экспортную пошлину для своих «двоюродных братьев"-белорусов. Но в это даже теоретически не верится, т. к. белорусские ходоки за нефтью были отправлены на переговоры к частным компаниям, добывающим нефть на Каспии (обычно это совместные предприятия казахов с «Шеллом», «Шевроном», ВP, Роснефтью и т. п.).

Александр Лукашенко
Александр Лукашенко

Однако, почему возмущение Лукашенко все же справедливо? Это очень просто. Если вычесть экспортную пошлину, то выручка от продажи нефти ВИНКами на русские НПЗ и за рубеж вполне сопоставима. От месяца к месяцу эти две цены меняются. Причем, если в декабре на 400 рублей с тонны было выгоднее поставлять за кордон, то в январе уже на 1000 рублей на каждой тонне нефти можно получить больше внутри России. Колеблется и цена нефти, и цена доллара, отсюда и разнодоходность… Так вот, к этой стоимости поставок на внутренний рынок русские нефтяники захотели постоянную премию в поставках на белорусские НПЗ. И, как уже написано — в $6 на тонну. Эти $6 (за год набегает $144 млн) выглядят совершенно несправедливо. Конечно, это обыкновенная алчность нефтяников и в первую очередь Роснефти, поставляющей более половины всего объема на НПЗ в Полоцке и Мозыре.

В правительстве России заявили на эти возмущения, что вопрос по разрешению поставок решен, определен объем в 24 млн т на год, а по цене надо договариваться с поставщиками. Наверное, это так, но… Кроме Роснефти поставками на эти НПЗ занимаются Газпромнефть, Сургутнефтегаз, Лукойл и Татнефть. И все они тоже просят премию в $6. Налицо неприкрытое картельное соглашение, предмет для разбирательства ФАС. Но ФАС РФ этим не озадачился, вместо этого антимонопольщики активно бодаются с коллегами из аналогичного ведомства Белоруссии по тарифу на прокачку. Предметом торга стал дополнительный миллиард рублей к тем 15, что платится за год прокачки нефти по трубам Белоруссии.

Магистральные газо‑ и нефтепроводы Белоруссии
Магистральные газо‑ и нефтепроводы Белоруссии
Homoatrox

Основной объем, приносящий эти деньги, — годовой транзит в Европу в размере до 50 млн т нефти. Примерно 15 млн т в Венгрию, Чехию и Словакию еще и через Украину по южной ветке нефтепровода «Дружба», и по северной — 15 млн т на Польшу и до 20 млн т в Германию… Об этом на днях сообщила Транснефть.

В СМИ преобладает риторика шантажа. Горячие головы по обе стороны границы пугают перекрытием задвижки в Белоруссии и остановки прокачки. Зачем? Трудно объяснить, ведь потеря транзита приведет к потере денег за этот транзит. Транснефть, отвергая этот сценарий, утверждает, что сумеет перераспределить 50 млн т в порты. Планы по загрузке своих морских терминалов в 2020 году компания также опубликовала. Приморск 33 млн т (при мощности 45 млн т), Усть-Луга 23 млн т (при мощности 36 млн т), Новороссийск 25 млн т (при мощности 40 млн т), Козьмино 34 млн т (при мощности 36 млн т). Это значит, на море в обход Белоруссии можно отправить около 42 млн т нефти. Кроме того, стало известно о предложении с Украины прокачать в обход уже Белоруссии на южную ветку «Дружбы» через приднестровские трубопроводы 15 млн т (эти трубы сейчас законсервированы и заполнены инертным газом). Есть еще и анализ ситуации с НПЗ России, по которому на переработку можно дополнительно принять еще от 7 до 10 млн т нефти. Эта переработка будет востребована, т. к. нефти в Европе станет меньше, просядет переработка и освободит рынок для нефтепродуктов из России. Т. е. как перенаправить нефть понятно, из-за этого катастрофы не будет. Можно сказать, что генеральная репетиция такого перекрытия уже случилась в мае прошлого года, когда нефтепровод «Дружба» остановился из-за загрязнения хлорорганическими соединениями. К тому же «перекрытие» — это на деле значительный неплановый рост тарифов на прокачку. Он не подразумевает полную остановку потока, какие-то объемы все равно останутся для хеджирования рисков поставок.

Нефть
Нефть
Иван Шилов © ИА REGNUM

Удивительная некомпетентность нового руководства нефтетранспортной отрасли в Белоруссии (старое посадили в 2018 и начале 2019 г. за «коррупцию») проявлялось в речах Лукашенко весь 2019 год. Например, его заставили произнести слова об истончении стенок труб из-за присутствия хлорорганики в нефти, о поломках НПЗ, стоящих на плановом ежегодном ремонте, об остановке нефтепровода на несколько месяцев для ремонта и др. Но последнее заявление о прокачке из Польши в аверсе нефти для белорусских заводов прозвучало совсем забавно. По словам инженера Гомельтранснефть, по трубе можно попеременно прокачивать три недели нефть на Польшу через Белоруссию из России, а потом неделю из Польши в Белоруссию для поставок на НПЗ. Ему даже в голову не пришло, что можно не гонять нефть по трубам туда-сюда, а сразу слить в резервуарный парк часть объема, проданного Польше русскими. Ведь, если речь идет о договоре о поставках нефти из Польши или Литвы с Латвией, абсолютно понятно, что подразумеваются поставки нефти российского происхождения.

Таким образом, глупость белорусских начальников из Белнефтехима, помноженная на алчность их московских партнеров из Роснефти, породила конфликт между двумя странами и фактически торпедировала дальнейшую интеграцию двух государств.