Наверное, все помнят народную сказку про Колобка. По сусекам наметенный бедными бабушкой и дедушкой, скатанный в шар и испеченный ком хлеба «сбежал» — и от бабушки, и от дедушки… Несмотря на отсутствие мозгов, ведь все-таки это всего лишь комочек хлеба, он обладал незаурядной сообразительностью и самоуверенностью. Ну, а как иначе? Иначе бы и сказки не было! Он самонадеянно заявлял каждому встречному, желающему его съесть, что вряд ли это получится, напоминая, как и от бабушки ушел, и от дедушки ушел, и от других так же уйдет. Что подвело Колобка, действительно сумевшего обвести вокруг пальца, точнее, вокруг себя практически всех, неизвестно, но его история закончилась плохо — он был съеден хитрой лисой.

Сбербанк
Сбербанк
Иван Шилов © ИА REGNUM

История о том, как и на каких условиях контрольный госпакет Сбербанка попал в руки ЦБ, канула в Лету. Следы от нее в открытом доступе с ходу не найти. Появившийся на базе Государственных трудовых сберегательных касс Сбербанк СССР, затем Сбербанк России и позже — просто Сбербанк, естественно, при преобразованиях меняя формы собственности, не терял доверия граждан. Даже несмотря на потерянные в 91-м году сбережения советских вкладчиков и до сих пор не восстановленную в этой связи справедливость, банк только наращивал свои активы. Наращивал не без нашей помощи. Сегодня выясняется, что мы все своим доверием к Сбербанку именно как к «госбанку», правда, иногда нам и не давали выбора, принуждая на работе соглашаться на выдачу зарплатных карт, вырастили монстра. Практически, «скинувшись деньгами», мы испекли себе «Колобка», который то и дело норовит уйти из «наших рук». Хотя «наши руки» — уже давно философское понятие. Государство в полной мере не контролирует Сбербанк, который всякий раз ходит кругами, как будто законы для него писаны вилами на воде, хотя он вроде и не нарушает их, но и целей добивается исключительно соответствующих своим интересам.

Головное здание Сбербанка в Москве
Головное здание Сбербанка в Москве
Роман Балабин

Судя по возникшим в этом году публичным спорам между ЦБ как регулятором финансового рынка, который одновременно является держателем контрольного госпакета Сбербанка, и Германом Грефом, последний явно демонстрирует выход из-под контроля — и регулятора, и основного акционера. Сей факт не просто поражает. Назвать это смелостью нельзя и нелогично, скорее здесь веет дерзостью, граничащей с беспределом, который вершит лично глава Сбербанка Герман Греф. Эксперты предупреждали — ЦБ способствует выращиванию монстра, но, увы, монстр уже вырос и хочет на свободу!

Между тем не в первый раз возникает ощущение, что это всё какая-то и чья-то игра.

Дело в том, что Герман Греф не единожды и давно поднимал тему приватизации Сбербанка под различными предлогами. Последний раз — летом этого года, можно сказать, используя не самую приятную для народа тему — повышение налогов. Напомню, он отмечал, что лучше повышения налогов может быть продажа акций каких-то компаний, подчеркивая, что Сбербанк — абсолютно продаваемая история.

Но разве кто-то сомневался в привлекательности Сбербанка? Нет, не сомневались! Сомневались и сомневаемся в том, нужно ли его приватизировать, потому как банк является основополагающим в финансовой системе страны, а теперь еще и цифровую экосистему построил, причем на деньги своих вкладчиков!!! Более того, является монополистом, и его переход в частные руки может иметь лишь негативные последствия. Согласитесь, если сегодня Сбербанк отказывается подчиняться регулятору и основному акционеру, то чего ожидать, если он и вовсе вылетит из государственного гнезда или оставит в гнезде половину от сегодняшнего госпакета акций.

Похоже, мысли о приватизации не оставляют Германа Грефа ни на минуту уже много лет. Сейчас, когда актив стал еще краше и мощнее, аппетит Грефа стал расти, причем со скоростью света! Естественно, у идеи приватизации есть свой ярый поклонник. Узнать его несложно. Это наш всегда готовый все подряд приватизировать, верноподданный, известно кому, но служащий в России — «финансовый гардемарин» Минфин в лице Антона Силуанова. Буквально на днях мы говорили, что обсуждается возможность передачи Сбербанка от ЦБ другой государственной организации. Эксперты предполагали, что передадут банк Росимуществу с целью дальнейшей приватизации.

Герман Греф
Герман Греф
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Теперь в правительстве вдруг заговорили о конфликте интересов. Подчеркну, вдруг разглядели этот конфликт. Он заключается в том, что контрольный пакет акций Сбербанка принадлежит ЦБ, который является регулятором, мол, регулятор не может быть собственником банка. Напомним, выше мы отмечали, что найти следы того, как, когда и на каких условиях Сбербанк попал под контроль ЦБ, сложно. Но, если обратиться к материалам «народного» IPO, проведенного Сбербанком в 2007 году, то, по информации портала «Банки.ру», который сообщал в тот год о данном событии, станет понятно, что контрольный пакет Сбербанка уже тогда был в руках ЦБ. К слову, «народное» IPO так и не решило поставленных задач. Предполагалось и рекламировалось, что акции будут выгодным приобретением, они будут расти в цене. Но по итогу акции в цене упали. Так вот, все эти целых 12 лет почему-то ни в правительстве, ни в отдельных его ведомствах — Минфине, Минэкономразвития, ни самом Сбербанке не поднимали или не ставили остро вопрос о наличии конфликта интересов, решительно не требовали передать банк от ЦБ в управление другой госорганизации. А сейчас вдруг заговорили. Вот именно сейчас оживились и активно ведут дискуссии, разрабатывают схемы, спорят, будто нет других дел. Хотя дел невпроворот — экономика не в лучшем состоянии, США давят, МВФ постоянно что-то рекомендует, в конце концов, необходимо реализовывать нацпроекты и стоят большие задачи, а правительство тем временем вдруг окунулось в иную тему — передачу Сбербанка от ЦБ себе — то бишь правительству!

СМИ сотрясают новости о ведущихся публично и непублично дискуссиях на эту тему. Отдельные эксперты подкинули нам мысль о том, что правительство хочет обуздать банк и сохранить его соответствие государственным задачам. Но так ли это? Опять же возникает вопрос: 12 лет правительство «терпело», а теперь вдруг пожелало вернуть себе контроль. Однако глава ЦБ Эльвира Набиуллина против передачи акций банка правительству, она согласна лишь на их продажу.

Между тем, по данным агентства Рейтер, регулятор хочет получить рыночную цену за свой пакет в Сбербанке. Согласно текущим рыночным котировкам, доля ЦБ стоит 2,8 триллиона рублей, хотя, согласно годовому отчету ЦБ за 2018 год, 50% плюс 1 акция Сбербанка регулятор оценивал в 72,94 миллиарда рублей по балансовой стоимости.

Глава Центробанка Эльвира Набиуллина
Глава Центробанка Эльвира Набиуллина
Kremlin.ru

Здесь кроется несколько интересных моментов.

Во-первых: Минфин, как пишут СМИ, может купить акции Сбербанка у ЦБ за счет средств ФНБ. Рыночная цена акций Сбербанка, как мы обозначили выше, — 2,8 трлн рублей, что составляет почти треть объема всего сегодняшнего размера Фонда. Но, напомним, что на инвестирование в экономику из ФНБ может пойти лишь излишек денег — по закону, деньги из ФНБ можно начинать тратить после того, как его объем превысит 7% ВВП. По данным ТАСС, по итогам октября объем Фонда составил 7,95 трлн рублей. Ранее, по прогнозам Минфина, объем фонда уже к концу этого года должен составить 8 трлн рублей. Таким образом, уже в следующем году на инвестирование из него можно будет взять 1,8 трлн рублей, что на 1 трлн рублей меньше рыночной цены пакета акций Сбербанка, находящегося в руках ЦБ. То есть получается, что все те деньги ФНБ, которые должны направиться в экономику и которых с нетерпением все ожидают, как глоток свежих инвестиций, целиком и полностью пойдут на скупку акций, то есть в бюджет ЦБ.

Во-вторых: источник агентства Рейтер на финансовом рынке заявил, что «деньги на выкуп вернутся в Минфин, акции Сбербанка на балансе ЦБ учтены по стоимости существенно ниже рыночной, а потому при продаже у ЦБ образуется прибыль, которую легко законом передать в бюджет страны». Однако, здесь необходимо отметить, если у ЦБ появится прибыль от продажи акций Сбербанка, то за счет этой прибыли он должен и может покрыть свои убытки. Только по прошлому году, как заявляла ранее Набиуллина, по разным причинам, в том числе из-за санации банков при зачистке финансового рынка, ЦБ получил убыток. Глава ЦБ обозначала цифру — 434,7 млрд рублей. Плюс банк учтет себе в бюджет те самые деньги, в размере, равном балансовой стоимости акций Сбербанка. Получается, что только по этим приблизительным расчетам ЦБ не вернет Минфину, то есть в бюджет страны, — более полутриллиона рублей. Другой вопрос: как и почему госрегулятор ЦБ, контролируя финансовый сектор страны, сгенерировал убыток? Как ЦБ, которому правительство хотело вменить законом обязанность по улучшению экономики, может улучшить ее, если сама организация внутри себя выдает убыток??? Более того, получается, что на фоне разговоров и формирования высоких требований к предстоящим расходам излишков средств ФНБ, в частности к коим относится высокая ликвидность и безрисковость, теперь Минфин предполагает потратить абсолютно все излишки, образуемые по следующему году в ФНБ, на покупку Сбербанка. При этом за счет этих же средств в рамках рассматриваемой схемы могут покрыть висящий уже несколько лет подряд убыток ЦБ. Где же здесь — в этих тратах средств ФНБ — кроется ликвидность??? Где логика???

А логика, очевидно, скрывается в третьем моменте: даже если Сбербанк перейдет к правительству, то юридически правительство обязано будет передать банк в управление другой госорганизации, например, Росимуществу. Сложно представить, что Росимущество готово в принципе управлять такой мощной финансовой организацией, как Сбербанк, да еще и с огромной его цифровой экосистемой. Но главное здесь то, что переход Сбербанка от ЦБ к другой госорганизации порождает санкционные риски. И, таким образом, возникнет, очевидность или факт необходимости приватизации Сбербанка. Именно на приватизации и настаивает уже многие годы Герман Греф.

Остап и завороженные слушатели
Остап и завороженные слушатели
Цитата из к/ф «12 стульев» реж Марк Захаров. 1976. СССР

В общем, испеченный с нашим участием «колобок» — Сбербанк, уйдя от ЦБ, будет съеден хитрым лисом. А попутно произойдут все выше описанные события — сначала государство откажет экономике страны в деньгах ФНБ, потратив эти самые госденьги на покупку Сбербанка, потеряет при этом, по нашим предварительным расчетам, 0,5 трлн рублей, и в итоге Сбербанк еще раз уйдет с молотка!!! Лихо закручен сюжет, не правда ли???

Конечно, оговорюсь, так могут развиваться события в рамках ведущихся сегодня дискуссий. Конечно, можно предположить, как запускали в сеть отдельные эксперты слух, что, мол, МВФ запрещает нам инвестировать в экономику средства ФНБ, и потому придумана отличная схема обхода запрета, так как деньги после покупки Сбербанка вернутся в бюджет. Но тут необходимо еще раз отметить: во-первых, сколько вернется — мы уже обозначили выше. То есть вернутся далеко не все деньги. Во-вторых, эта хитромудрая схема не соответствует в полной мере тем требованиям, которые сам же Минфин и озвучил по отношению к «объектам» финансирования средствами ФНБ!!! А в-третьих, дело в том, что нет таких запретов МВФ, есть рекомендации, и относятся они к сугубо суверенным фондам стран — участниц ВТО. А ФНБ России не так уж и подходит под классификацию суверенных фондов. Так что диктовать нам условия и принципы инвестирования ФНБ МВФ никак не может!