Появление на сайте московской мэрии новой территориальной схемы обращения с отходами неожиданно наделало много шума. В нескольких изданиях, привычно именуемых «центральными», были опубликованы критические разборы программы, выполненные ярко, остро и непрофессионально. Комментировать странные нападки на ни в чем не повинный документ взялись несколько экспертов — экономист, эколог и юрист. И вот уже их аргументы явно заслуживают куда большего внимания.

Мусор
Мусор
Иван Шилов © ИА REGNUM
«Одним из ярких поводов для недовольства территориальной схемой стало то, что чиновники не поставили общественность в известность о публикации данного документа, — констатирует член Общественной палаты Российской Федерации, кандидат юридических наук Артем Кирьянов. — На эту претензию есть очень короткий ответ: департамент ЖКХ выпускает соответствующее распоряжение об утверждении территориальной схемы и размещает эту территориальную схему на сайте. Это, собственно говоря, всё, что может и должен сделать департамент».

Проблема, по словам квалифицированного юриста, заключается в том, что невозможно требовать от органа власти того, что прямо не вменено ему в обязанности. Потому что, с одной стороны, чиновникам и без того есть чем заняться, а с другой — за несвойственную конкретному ведомству инициативу его руководство могут просто наказать. Причем в полном соответствии с законом.

Мэрия Москвы
Мэрия Москвы
Дарья Антонова © ИА REGNUM
«Если представить себе ситуацию, в которой какое-то ведомство решит что-то подобное публиковать, согласившись, например, с просьбами экологических активистов, то за такую публикацию ведомству придется заплатить как за рекламную, а это уже получается нецелевое расходование средств», — объясняет Кирьянов.

А нецелевое расходование средств — это состав статьи 285 Уголовного кодекса, предусматривающей вполне реальные сроки лишения свободы или запрет на профессию. Неужели критики московской мэрии всерьез рассчитывали на то, что чиновники принесут свои карьеры на алтарь их уважения?

«Департамент ЖКХ, в полном соответствии с правилами, разместил проект терсхемы на официальном сайте с указанием дат начала и окончания проведения общественного обсуждения… После направления в заинтересованные ведомства уведомлений о размещении с приложением проекта терсхемы на электронном носителе от них поступило несколько замечаний, — знает известный экономист, профессор Никита Кричевский. — По всей вероятности, они будут учтены. Почему федеральное правительство не внесло в правила пункт об оповещении о процедуре всех СМИ — бог весть. Хотя я не представляю, как подобная дичь может быть реализована на практике».

Столь же нелепо выглядит и озабоченность авторов тревожных публикаций отсутствием в московской схеме архангельского экотехнопарка «Шиес».

Палаточный лагерь во время мусорного протеста на станции Шиес Архангельской области
Палаточный лагерь во время мусорного протеста на станции Шиес Архангельской области
Тропин Евгений
"По Шиесу до сих пор нет согласованной проектной документации (государственные экспертизы, оценка воздействия на окружающую среду и проч.) для отражения объекта в качестве перспективного, — разъясняет Кричевский. — Зачем передергиваете? Лучше бы мерзнущий в Шиесе народ оповестили, чем так».
«По «Шиесу» до сих пор нет ни проектной документации, ни заключения необходимых экспертиз, — подтверждает известный эколог, руководитель международной части проекта «Экология России», член международного экспертного центра Ecology. Expert Евгений Русак. — То есть фактически этот экотехнопарк существует сейчас главным образом в воображении его противников, а не то что в лесу, но даже на бумаге его присутствие минимально».

Элементарной безграмотностью объясняется и ошибка в отношении калужского экотехнопарка у деревни Михали, в который якобы собираются завозить гигантские объемы московского мусора.

«Утверждается, например, что «Калуга» будет принимать 2,5 млн тонн отходов в год и перерабатывать не более 10% из них, — отмечает Русак. — Тут нужно напомнить, что при современном уровне технологий, и не только российских, но и мировых, переработка 10 и более процентов отходов — это очень даже неплохо. В «Калуге», согласно проектной документации, планируется отбирать 25% вторичных материальных ресурсов, а это очень, очень хороший показатель. Ну и что касается якобы захораниваемых в экотехнопарке двух с лишним миллионов тонн отходов, то критики проекта где-то явно ошиблись в арифметических расчетах — потому что пока речь идет о захоронении в общей сложности 1,8 млн тонн, да и то после сортировки большой их части».

Получается, что какое утверждение оппонентов столичной территориальной схемы ни возьми, на поверку выходят либо безграмотность, либо прямое искажение фактов. Одновременное появление сразу в нескольких изданиях материалов с подобными огрехами можно, конечно, попытаться объяснить катастрофическим падением профессионализма. Но до сих пор ни «Новая газета», ни РБК, ни другие информационные ресурсы не давали повода для подобных сомнений. Возможно, кто-то просто заинтересован в раскачивании ситуации вокруг мусорной реформы?

Мусорный полигон
Мусорный полигон
Дарья Драй © ИА REGNUM
«В целом я не вижу какого-то глубокого профессионального подхода в тех публикациях, которые были посвящены московской территориальной схеме. Скорее это выглядит как попытка заработать себе политический авторитет или, может быть, какие-то очки со стороны общественного мнения, показать, что они якобы занимаются важными вопросами, — рассуждает Артем Кирьянов. — Конечно, критику нужно воспринимать с радостью, но только если эта критика завязана на объективные факты. На сегодняшний день таких фактов в части юридического сопровождения реформы обращения с отходами я не вижу. Более того, люди имеют возможность высказать свою позицию, широкий круг экспертов может ответить на их возражения и замечания. Общественная дискуссия уже идет, и это было бы достаточно удобно делать на площадке Общественной палаты Москвы».
«Откуда взялись все эти ошибки и почему все они направлены против решений властей? Дело в том, что у громких заявлений большинства экоактивистов всегда есть конечные бенефициары. Традиционно значительное число активистов составляют люди, работающие в интересах крупных корпораций. Если вспомнить Монреальские соглашения, ограничивающие выпуск аэрозолей, якобы виновных в возникновении озоновой дыры над Антарктидой, то все свелось, по сути, к запрету одной технологии и принятию другой, от чего выиграли вполне конкретные компании. Другой пример — наибольший выброс угарного газа, вызывающего парниковый эффект, дают океанские сухогрузы, считающиеся почему-то вполне экологичными. Хотя их выброс перекрывает любые самолеты и миллионы автомобилей — слышали ли вы от экологов об этой проблеме?» — намекает Евгений Русак.
Чиновник
Чиновник
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Впрочем, хочется верить, что дружная «критика» в адрес московского департамента ЖКХ объясняется желанием «поднять хайп», а не пролоббировать вопреки истине и здравому смыслу интересы очередной «финансово-промышленной группировки». Потому что конечная цена разворачивающейся в России реформы по обращению с отходами — это счастье и здоровье миллионов людей, ликвидация тысяч нелегальных свалок и возвращение в промышленный оборот миллионов тонн стекла, металла, пластика и других вторичных материальных ресурсов.